Печать
Просмотров: 120

Они приходят «тройками», наши теннисные звезды. Есть в этой цифре своя магия. Три игрока мировой «десятки» подарило России первое десятилетие ХХI века (Марат Сафин, Николай Давыденко, Михаил Южный), вторая десятилетка предложила свой вариант: Карен Хачанов, Даниил Медведев, Андрей Рублев. На путь от первой ракетки мира среди юниоров до восьмой ракетки мира среди профессионалов у Андрея Рублева ушло шесть трудных лет.

 bik1

Фото А. Голованова

На парне хрустел новенький с иголочки костюм глубокого синего цвета, брюки-дудочки устремлялись вниз до сверкающих штиблет, а белоснежная рубашка артистически небрежно распахивалась на две пуговицы, обнажая золотую цепочку с крестом. Галстук заменял нежный лепесток платка в нагрудном кармане пиджака. В нем было много итальянского шарма и жестов, но родился он не на Сицилии, а в средней полосе России, и конопатый нос и волосы цвета зимней соломы выдавали его с головой.

В ту субботу непокорные вихры были аккуратно подняты в модный кок, а на тонком левом запястье рядом с браслетами из черных бус сияли тяжелые «командирские часы». Блестел и сиял и он сам, как новенький серебряный рубль, и видно было, что 17-летний мальчик приложил много усилий, чтобы достойно принять первую общественную награду — приз «Прогресс года» на «Русском Кубке»-2014.

Андрей Рублев, для мамы «Рубчик», очень старался соответствовать не только большой сцене и почетному призу, но и своему кумиру, Марату Сафину, выросшему, как и он, в Сокольниках, на кортах теннисного клуба «Спартак». Самого Сафина в зале замечено не было, к тому времени он уже пять лет как был на активном заслуженном отдыхе, но юный задор и фартовость нового поколения пронзали атмосферу от ковров до софитов.  

«Рубчик» улыбался с узнаваемым прищуром в темный зал, полный зрителей. Зал в ответ одобрительно кивал и хлопал. Большинство знали его лично: как и Марат, Андрей рос на глазах у всей теннисной тусовки страны, будучи сыном талантливого тренера Марины Марьенко.

— Похож, похож, — кивали головами в кулуарах, — один в один молодой Сафин.

— Да, — не отрицал сам юный лауреат. — В детстве смотрел все его матчи. Все. Меня восхищал его талант и то, как Марат смотрелся на корте. Потом мне нравился Надаль, и, чтобы подражать Рафе, я покупал все его теннисные коллекции одежды. Федерера, кстати, тоже очень люблю, но копировал только Сафина и Надаля.

На сцене «Русского Кубка» Андрей шутил с ведущими, перемигивался с другим лауреатом и одногодкой Дашей Касаткиной, купался во всеобщем внимании и обнимал весь мир. Он представлял ту долгожданную раскованную молодежь, которая обещала вдохнуть жизнь в начинавший было костенеть мировой мужской теннис. Лаун-теннис, такой переливчатый и разнообразный в конце ХХ века, в начале ХХI века застыл в неувядающий букет «мужчин, кому за 33». Каждый из них, словно Дориан Грей, устремился в вечность, в погоне за вселенской славой «величайшего из всех великих».

— Самый великий атлет — это Надаль, — расставил их по местам Андрей. — Самый талантливый — Федерер. Так чисто, как он, не бьет никто.

Никто из предшественников «НаНоФе» (Надаль, Новак, Федерер) не обладал такой упертостью и неутолимостью: легендарный Бьорн Борг устал в 26 лет, скандальный Джон Макинрой — в 25, эгоист Джимми Коннорс играл дольше всех, но никто из них не выигрывал «Больших шлемов» после 31 года, как это удается сейчас Надалю, Джоковичу и Федереру.

 

Медведев: «Мы с Рублевым были самыми ужасными юниорами»

В мире сильных эго присутствие равнозначных соперников оказывает влияние, сравнимое с действием масла на огонь: это дополнительная мотивация для профессионального роста. Без Микеланджело не было бы Леонардо Да Винчи, без Карпова — Каспарова, без Магеллана, возможно, не развернул бы свои паруса Васко да Гама.

«Чем я хуже?» — поднимает брови Джокович на очередной выигранный Надалем «Большой шлем», меняет команду, восстает, как Феникс, из пепла и снова становится первым в мире.

Когда 17-летний Андрей Рублев оглядывался вокруг себя на друзей-соперников, то впереди видел спину лишь одного — немца Александра Зверева, который «почти семья» и с которым делили корт с детских лет. В 2014-м Зверев выиграл свой первый и единственный юниорский «шлем» на Открытом чемпионате Австралии. Рублев ответил тем, что победил в Париже на чемпионате Франции, что было еще круче, и стал к тому же первым из россиян, завоевавших юношеский «Ролан Гаррос». Ни Кафельников, ни Сафин, ни Давыденко так ярко по юниорам не блистали.

— Я очень боюсь «медных труб», — заметила однажды его умная мама Марина. — Огонь и воду мы пройдем. Но я вижу вокруг много ребят, у которых голову сносит от первых успехов так сильно, что таланты остаются нераскрытыми.

«Медные трубы» слышны тогда, когда стихает мотивация. У каждого свой порог «насыщения». Кому-то достаточно стать первым среди юниоров, кто-то не успокоится, пока не станет первым среди мужчин. Есть те, кто, взойдя на первую строчку рейтинга, считает миссию выполненной, а кто-то продолжает «рвать когти» и после двадцати выигранных «шлемов». Чаще всего первые большие победы становятся и единственными. Сенсационные дебюты обычно результат абордажной энергии юности и отсутствия негативного опыта. Уимблдон 17-летнего Бориса Беккера и чемпионат США 20-летнего Марата Сафина — из их числа.

«Долгожительство» требует другого подхода. Не будем лукавить: не любил Марат Сафин профессию, которая прославила его на весь мир и принесла миллионы, и страдал все восемь лет, что выходил на корт после победы в Нью-Йорке. Его теннисный талант, заставлявший ахать трибуны от Мельбурна до Монреаля, был ему самому как нелюбимый ребенок: вниманием не баловал и надежд не питал.

По контрасту с Маратом, его одноклубник Михаил Южный играл, пока позволяло тело, до 36 лет, а зачехлив ракетку, сразу, забыв про «отдых», переключился на новую роль, взявшись тренировать талантливого канадца Дениса Шаповалова. Спартаковец Рублев, подражая внешне Сафину, самоопределяется, однако, как «теннисист», а не как ищущая натура, и в этом имеет гораздо больше общего с «теннисным романтиком» Михаилом Южным. Есть и другие сходства.

Как и Южный, на корте в детстве «Рубчик» был эмоционален на грани фола. Даниил Медведев вспоминает, что оба они, что Даниил, что Андрей, были теннисными enfant terrible (франц. — «ужасный», избалованный, капризный ребенок. — Ред.). «Мы были худшими из юниоров в том, что касалось поведения на корте. Мы плакали и бросали ракетки через загородки. Мы были юны и ненавидели проигрывать».

Многих, и не только соперников и судей, это напрягало, но были и те, кто видел за истериками нечто другое. Чемпионка Франции Светлана Кузнецова смотрела на сына своей подруги глазами всё повидавшей теннисной гранд-дамы: «Андрея помню еще маленьким. Марина просила посмотреть, и я однажды, приехав в Москву, пошла и посмотрела. Увидела маленького худенького мальчика, который на корте эмоционально плакал и бросал ракетки. Я сразу сказала, что характер у него хороший».

— За вашим определением «хороший» стоит, наверное, «небезразличный»? — переспросила я ее.

— Именно, — подтвердила Света. — Расстраивается не потому, что набалован, а потому, что неравнодушен. Однако эмоции надо контролировать — в теннисе выигрывает тот, кто с ними справляется. Понимаете, всё это, в том числе и слезы в матчах, — стадии формирования игрока, личности, через которые надо пройти.

Марина ставила сына под холодный душ, но остудить эмоции не могла. Из них мальчику надо было вырасти: вытянуться до 188 см, обрасти «мясом» и почувствовать себя не лилипутом в стране Гулливеров, а мужчиной среди мужчин. И вот когда амбиции получили достойную «артиллерию» в виде окрепшего тела, градус эмоций понизился естественным образом.

После проигрыша Рублеву в Цинциннати-2019 легендарный Роджер Федерер назвал игру россиянина «блестящей» и предрек, что парню суждено стать чем-то особенным в мировом теннисе. Его слова начали сбываться через год.

Теннисные мальчики на -ов и -ев

Равенство лучших юниоров мира — немца Александра Зверева с россиянином Андреем Рублевым закончилось в том же 2014 году: Саша резко рванул вверх. В 2015-м он уже входил в сотню лучших теннисистов мира, попадал в основные сетки «Больших шлемов», а еще через год, в 18 лет, стал 24-й ракеткой АТП и победителем «St. Petersburg Оpen-2020» — именно в России Зверев завоевал первый титул АТП. О немце заговорили как о будущей первой ракетке мира. Про Рублева никто не вспоминал — он «барахтался» по челленджам и пробивался через квалификацию туда, куда Зверев, а затем и Хачанов попадали напрямую по своему рейтингу, на те турниры, где зарабатывались настоящие деньги и рейтинговые очки. На то, чтобы догнать друга детства Зверева и встать рядом в «десятке» сильнейших теннисистов мира, у Рублева уйдет шесть долгих лет.

— Здорово, что у нас много молодых талантливых парней, — заметил как-то Андрей. — Мы мотивируем друг друга на большее. Если видишь, что кто-то показывает высокий результат, думаешь: получилось у него, значит, и у меня получится. Шаповалов, Зверев, Чорич — они обыгрывают любого, это уровень четверть- и полуфиналов «Больших шлемов». Сегодня побеждаю я, но уже на следующей неделе они могут меня обойти.

Его затянувшееся восхождение вобрало в себя надежды вперемешку с сомнениями, то тут, то там травмы обрывали выстраданные взлеты, а поиски себя и своей игры буксовали под натиском честолюбивых конкурентов.

Рублева стали обходить ровесники и даже парни помоложе: канадец Денис Шаповалов, грек Стефанос Циципас. Даниил Медведев, который в 2015-м стоял на 200 номеров ниже Рублева, в 2016-м обскакал его на вороном коне и пробился в сотню... Все, только не он — в этом лесу широкоплечих двухметровых парней «Рубчик» терялся и немного комплексовал.

— Сложно, — признавался Андрей, — потому что хочется играть основные турниры, хочется показывать результаты. Ладно бы не старался... Я и стараюсь, и работаю, но всегда чуть-чуть не хватает — то там, то здесь. Конечно, расстраиваюсь...

В Испании Рублев оказался в апреле 2016 года. Вместе с Кареном Хачановым. Поближе к солнцу и круглогодичному сезону и подальше от стресса и соблазнов большого города. Мама и минчанин Сергей Тарасевич довели парня до высот юношеского тенниса; теннис взрослый требовал других объемов и другой отдачи.

«Не слушается», — честно признавалась Марина. В 18 лет Энди Маррей тоже не слушался воспитавшую его маму Джуди, и та, мобилизовав «золото» Британской империи, вызвала ему сначала Бреда Гилберта, а когда Энди поднялся вплотную к мировой элите, заменила легендарного тренера на целый десяток менее легендарных, но более сговорчивых наставников, массажистов и врачей. И с этой командой, в которую входил даже друг детства, Энди Маррей покорил и Уимблдон и Олимпиаду. Дважды.

* * *

Андрей Рублев, как и Карен Хачанов, получили в Барселоне свою базу, своих тренеров и «физио». Путь для российских игроков проторенный. В Испанию уезжают лет в 14 в поисках круглогодичных тренировок и тренировочных объемов, заложив дома хорошую игровую основу, выпекать под жарким пиренейским солнцем чемпионский характер, а также вкус к сверхзакрученным ударам с задней линии. Так было у Сафина, Андреева, Габашвили, Кузнецовой, Сафиной... Однако стиль Рублева испанским не назовешь. Спартаковец играет быстро, если не сказать пулеметно, и так же быстро соображает.

— Мой главный козырь в том, что я предлагаю соперникам темп, который они не выдерживают, — подтвердил Андрей.

В академии «4 Slam» со спартаковцем стал работать Фернандо Висенте.

— В Барселоне началась настоящая профессиональная работа, — отметил Андрей.

Результаты, на которые рассчитывали, пришли не сразу. Москвич объездил всю Европу, перелетал с континента на континент: в Австралию, США, Индию, Китай, Марокко и Дубаи, но желаемого прорыва не происходило. Точнее, происходило, но не у него. В 2016-м дела пошли в гору у Карена. Из 72 матчей, сыгранных Рублевым за сезон, лишь восемь пришлись на уровень АТП. Из них он выиграл всего три. Остальные провел на турнирах более низких категорий, где народ толкается не за деньги (зарабатывают там копейки), а за очки, чтобы была возможность пробиваться дальше, к настоящим заработкам. Гонорары года составили 130 000 долларов. Кто-то скажет много, но с вычетом налогов, зарплаты тренеру, перелетов, на руках осталось лишь на цветы любимым женщинам: маме, старшей сестре и подруге.

Фортуна приласкала 19-летнего парня в хорватском Умаге в июле 2017 года. Не обошлось без испытаний: начав турнир, как обычно, с квалификации, Рублев проиграл решающий матч за выход в основную сетку. На его счастье, Андрей попал, куда стремился, как lucky loser (счастливый неудачник). Один из игроков основной сетки не вышел на старт, и его место было отдано 19-летнему Рублеву. Свой «лотерейный билет» москвич отработал на все сто — выиграл весь турнир, первый свой турнир АТП. Можно было вздохнуть с облегчением. Время квалификаций осталось позади. Он почувствовал себя равным среди равных.

Перелет в Нью-Йорк подарил первый четвертьфинал «Большого шлема», первую победу над игроком «десятки» Григором Димитровым и уверенность, которой так не хватало. Призовые возросли на порядок, уйдя в шестизначные облака. «Я постоянно в себе сомневался, — признался Рублев. — Особенно в прошлом году, это был ужасный год, полный депрессии и слез. Но сейчас я чувствую себя гораздо лучше».

По лезвию бритвы

Как бы ни складывалась личная карьера Андрея Рублева, взлетал ли он на крыльях Фортуны или падал вниз, в его молодой и не всегда просчитываемой биографии одна ось оставалась неизменной. За страну Рублев играл всё: пары и одиночки, решающие и проходные, на скользкой глине и на шершавом харде, под снегом и под солнцем — абсолютно везде. На первом номере и на любом. Чаще этого московского спартаковца под знамена национальной команды не вставал никто из действующих теннисистов.

— С удовольствием играю за сборную. У нас дружная команда, общение на полном позитиве, — заметил как-то Андрей.

Эта «пацанская» команда в 2015 году сенсационно переиграла испанцев в матче Кубка Дэвиса во Владивостоке. 17-летнему Рублеву выпал жребий добыть для команды решающее очко. После первого дня сборная России проигрывала на «Фетисов Арена» фаворитам-испанцам 0-2. Гостям оставалось из последних трех матчей выиграть хотя бы один. Но они его не выиграли.

— Мы просто старались не сдаваться и бились до последнего, — вспоминал Андрей. — Меня конкретно трясло во время матча Жени (Донского против Томми Робредо), на месте не мог сидеть. Когда он выиграл, эмоции утихли, и на свой матч вышел спокойным.

Россия победила Испанию — 3-2. С тех пор к Рублеву и Хачанову плечом к плечу встал финалист Чемпионата США-2019 Даниил Медведев. Этой новой бригаде вполне по силам привезти в страну «Серебряную салатницу» Дуайта — главный командный приз мужского тенниса на Кубке Дэвиса.

Главный на сегодня индивидуальный успех Рублева тоже связан с Россией: в октябре 2020 года москвич выиграл турнир АТП «St. Petersburg Оpen-2020», свой четвертый турнир за сезон, и впервые в карьере взлетел в мировую десятку. Там россиянин встал вплотную за своим немецким «братом» Александром Зверевым — под номером восемь.

— Я бы сказал, что именно этот турнир — самый важный за всю мою карьеру, — сказал Андрей в послефинальном интервью. — После матча с Циципасом на чемпионате Франции я узнал, что умерла моя бабушка, которую я очень люблю. На следующий же день улетел в Москву. В пятницу были похороны, а уже после похорон отправился в Петербург. Выиграть турнир сейчас — это, наверное, самое эмоциональное, что я пока сделал в жизни.

Свой взлет, пришедшийся на 2020 год, такой непростой для мира, спорта и тенниса, в частности, из-за эпидемии и карантинов, 23-летний теннисист объясняет взрослением. Рваный, непредсказуемый, стрессовый сезон сломил многих профессиональных спортсменов, но не Рублева. Человек экстремальных ситуаций — так можно о нем сказать. Ходить по лезвию бритвы — его стихия. Стресс решающего очка в матче с Испанией «вдохновил» на безошибочную игру, потеря родного человека собрала на большую победу. В решающие моменты страх отступает, давая дорогу холодной расчетливой агрессии чемпиона. Не эту ли черту характера имел в виду Федерер под словами «нечто особенное»?      

— Не хочу ничего загадывать, не хочу ни о чем думать. Хочу просто по максимуму выполнять свою работу, выкладываться на тренировках, а дальше посмотрим, — говорит Андрей. — У меня уже был неплохой результат в 2017 году, когда я добрался до топ-30. Тогда из молодых в тридцатке были только мы с Сашей Зверевым. Но затем пошли травмы, плюс вне корта тоже хватало стресса. Лишь когда я понял, что со своими проблемами надо встретиться лицом к лицу и попытаться решить их самостоятельно, у меня начало складываться и на тренировках, и на матчах. Пришло ощущение того, что надо играть, не думая о лишних вещах.

2018 теннисный год прошел под знаком Хачанова, в 2019-м взлетел Медведев, в 2020-м раскрылся Рублев. Россия собрала свою «троицу». Теннисную. Двадцатилетнюю. На смену тем, кому уже за тридцать три.

Наталья БЫКАНОВА