Печать
Просмотров: 401

Недавно пришло на мою почту письмо на важную тему. Автор письма сетует на то, что вынужденный карантин плохо отразился, как ему кажется, на его иммунной системе, снизил тренированность (и без того не самую лучшую), жалуется на утомляемость, постоянные головные боли и совсем не восстанавливающий силы сон. И в связи с этим автор письма задается вопросами: от чего зависит «хороший иммунитет»? Достаточно ли простой гимнастики для поддержания физической формы? Что можно сделать для укрепления иммунной системы? И можно ли?.. Прочитал я письмо и решил сегодня высказать свою точку зрения на проблему сохранения иммунитета.

 

2020 6 koch

Итак, что включает в себя понятие «хороший иммунитет», вернее, в чем проявляется его наличие? Хорошее настроение, жизнерадостность, желание двигаться, сопротивляемость болезням, отсутствие головной, суставной и прочих болей, желание любить. Что-то забыл? Может быть. Но для полноценной жизни таких показателей достаточно. Разбираю подробнее.

Физическое состояние. Складывается из многих составных частей. Это и тренированность, и хорошая работа всех внутренних органов. Японцы считают, что главным индикатором состояния иммунитета является состояние желудочно-кишечного тракта. Можно согласиться? Вполне. Большая часть проблем с кишечником связана со слабой работой гладкой мускулатуры. А как заставить гладкую мускулатуру работать? Это просто — нужно двигаться. Ходить, причем ходить в довольно интенсивном темпе, с активным подъемом коленей, с работой руками. Японцы знают об этом, а потому ходят. Совершают ежедневные специальные прогулки по 10 тысяч шагов, заставляя работать гладкую мускулатуру кишечника и объясняя эти свои действия работой над улучшением иммунитета. То есть схема простая и логичная.

Звоню друзьям в Америку: интересно, как там у них смотрят на эту проблему? За всех американцев отвечать не берусь, но вот что услышал. За сохранение иммунитета отвечают «три плюса»: хорошее полноценное питание, достаточный сон и длительные прогулки на свежем воздухе.

Рекомендации эти с японским пониманием проблемы перекликаются, что видно невооруженным взглядом. И опять всё логично.

Хорошее физическое состояние невозможно без прогулок и свежего воздуха. Как известно, недостаток солнечного света (ультрафиолета) вызывает дефицит витаминов А и D, а как следствие — ухудшение обмена веществ и понижение работоспособности. В некоторых детских книжках (правда, в старых изданиях), снабженных картинками хороших художников, можно увидеть детские физиономии с широкими улыбками, веснушками и выгоревшими на солнце волосами. Лично я всегда напротив подобной картинки ставлю знак равенства со словом «здоровье». И никак современный подросток с бледным лицом, уткнувшийся в телефон или в компьютер, в эту категорию не попадает.

О ходьбе журнал писал не раз. И я мог бы сейчас привести в пример какие-то абстрактные образы, но хочу поделиться наблюдениями за конкретным человеком. Назову только имя — Валентина. Возраст пенсионный (хотя, как дальше будет видно, к Валентине эта приставка как-то не очень подходит). Два года назад у нее умер муж. Дети живут далеко, одна в четырех стенах. Первое время после ухода мужа Валентина посчитала, что и для нее тоже всё кончено. Как и у многих в таких ситуациях, наступили депрессия, ухудшение самочувствия, снижение того самого иммунитета. Из этого состояния вывел сын: «Ты нужна нам, внукам. Отныне каждый день будешь отчитываться, как провела день, сколько километров прошла пешком и проехала на велосипеде, сколько времени играла в теннис и в бадминтон».

Спортом Валентина никогда не занималась, но вместе с движением началось возрождение: она освоила велосипед и начала накручивать круги по парку. Один-другой… сотый. Десять километров подряд, двадцать, тридцать. Научилась играть в теннис, вспомнила бадминтон, стала посещать группу ОФП, участвовала во всех туристических слетах и в сдачах норм ГТО. И занималась ходьбой... Несколько дней назад мы виделись в лесу, где Валентина, глянув на свой шагомер, весело рассказала о 15 километрах пути по горам и оврагам. А я смотрел на ее разгладившееся лицо, на какие-то легкие девчачьи движения и радовался этим переменам. Плюс ко всему Валентину вновь пригласили на работу, и теперь дома ей приходится быть очень мало. «Это самое трудное — быть дома», — говорит она. Историю Валентины я называю про себя битвой за иммунитет. И не знаю, что здесь сильнее — любовь или движение.

Кстати, любовь, как непосредственная часть иммунитета, имеет огромное значение. Нужно уметь ее ценить, хранить, работать для нее. Любовь необходима прежде всего человеку, который любит. Со мной можно сколько угодно спорить, и тему эту я оставлю, но при мнении своем останусь.

Еще одной составной частью хорошего иммунитета считаю готовность к физической нагрузке. Это скорее психологическая готовность. Например, готовность делать хорошую гимнастику. Сидит человек дома на карантине, радуется в душе, что никуда ему идти не надо, что наконец-то выпала возможность законно дома посидеть, что работать можно и на «удаленке». И сидит. И работает, уткнувшись в компьютер, час за часом. А лишний вес растет. А давление начинает сначала о себе напоминать, затем шалить, еще через некоторое время активно переключать внимание на себя. А встать и сделать гимнастику — лень. Не готов человек встать и взглянуть на себя, на свое состояние и на свое отношение к себе чуть со стороны. А надо бы...

И если нет возможности выйти в парк, в лес, нужно обратиться за помощью к гимнастике. Упражнений такой комплекс включает обычно немного, но количество повторений каждого из них большое. Это могут быть различные вращения: кистями, руками в плечевых суставах, тазом, стопами, по 50—80—100 раз и более подряд, для каждой группы мышц. Цель — как следует разогнать кровь, убрать застои. Или разные наклоны, прыжки, приседания, легкий бег и ходьба по комнате с высоким подниманием бедер, по 10 минут и более. И не смотреть на часы.

Готовность к физической нагрузке — это умение не бояться нагрузки и умение противостоять травмам. Многие люди, получив какую-то травму (поскользнулся, потянул мышцу), превращают ее в причину, за которой скрывают нежелание тренироваться. Тем не менее травма — это не причина. Вспомним хотя бы знаменитого артиста Джеки Чана, из травм которого составлен целый каталог, но при этом, как он сам утверждает в своей книге, нормально двигаться ему помогает ежедневная утренняя часовая гимнастика, и его состояние до и после нее отличаются как белое от черного.

Виктор Санеев — прославленный легкоатлет, единственный в истории трехкратный олимпийский чемпион в тройном прыжке, на мой взгляд, не менее интересный в этом плане человек. Тройной прыжок — травмоопасный вид, и Виктор ушел из спорта, награжденный не только медалями, но и многими травмами. Однако продолжает в свои 74 года бегать и тренироваться, считая, что только так можно поддержать физическую форму и иммунитет. Лично для меня — это пример для подражания, это то, что подпитывает мою готовность к физической нагрузке.

Следующие составные части иммунитета, по-моему, это интересное дело (хобби) и борьба со стрессом. Я их объединяю, так как часто хобби вытесняет стресс. Есть такое понятие — стрессоустойчивость. Иногда, наверное, это качество имеет значение. Но то, что стрессовая нагрузка никак не способствует поддержанию иммунитета, это факт, не требующий доказательств, и как можно быстрое избавление от стресса — первостепенная задача, с которой способны справиться и физкультура, и любимое занятие.

Бывают случаи, когда хобби и работа совпадают, такое бывает. Мне неоднократно приходилось видеть людей, которые превратили хобби в свою жизнь. В этом случае (и до тех пор, пока хобби действительно является любимым делом) сомневаться в сильном иммунитете и в том, что хобби влияет на иммунитет, не приходится. Но чаще случается так, что работа превращается просто в источник, дающий средства к существованию. Хорошо это или плохо? И как компенсировать нервные затраты? Считаю, что в этом случае есть смысл разделить работу и любимое занятие. Отработал, зная, что очень скоро будет возможность заняться чем-то очень интересным, и дальше используешь время по своему усмотрению.

Я, например, очень люблю ходить в лес. Мне всегда нравилось забираться подальше от поселка, нравилось чувствовать какую-то таинственность и дикую суровость старого леса. Именно старый лес меня интересовал больше всего во всех моих походах. Я старался отыскать хотя бы небольшие участки взрослого перестойного леса и места, куда лесорубам, с их бензопилами и тракторами, было трудно забраться. Когда мне во время какого-то похода встречаются, скажем, столетние дубы и сосны, я радуюсь им так, словно это я помог им дожить до столь преклонного возраста.

Еще я очень люблю стрелять из лука. Это очень интересное чувство, когда кажется, что непосредственно в руках ты держишь саму историю, ведь данное занятие пришло к нам из глубокой древности. Эти занятия не просто успокаивают, они приносят радость, превращают каждый обычный день в интересный день. Думаю, что для иммунитета это очень важно.

Знаю людей, которые неожиданно для себя увлеклись живописью. Это не физкультура, конечно, но в данном случае, на мой взгляд, увлечение значения не имеет. Хотя я с легкостью и занятия живописью, и написание, скажем, стихов или рассказов смогу прикрепить к физкультуре. И то, и другое (физкультурные занятия и рисование) хорошо расслабляет и снимает стресс. Начинается занятие, и стресс сменяется азартом, а затем ему на смену приходит умиротворение. Так почти всегда происходит.

Знаю, что некоторые писатели работают не только за письменным столом, скажем, тот же Аркадий Гайдар, по воспоминаниям Константина Паустовского, вынашивал куски своих произведений во время прогулок по парку, по саду. Ходил взад-вперед, проговаривая фразы, диалоги будущих героев книг, продумывая их действия. Сколько нахаживал — кто его знает, но наверняка немало. Лично я, работая над этой статьей, находил по лесу не один километр. Вроде бы идешь, к перекликанию птиц прислушиваешься, к звукам распускающейся листвы, идешь, ручейки перепрыгиваешь, а мысль сама по себе работает. Параллельно как будто, но работает. Выстраивается текст вроде как сам собой. И за живописцами мне приходилось наблюдать. За теми, кто не с фотографий рисует, а с мольбертом на природу выходит. У них вообще двойная польза от занятий — и картина на выходе, и движение со свежим воздухом, и никакого понятия о стрессе.

У многих людей существуют проблемы с нормальным сном. Что здесь хочется сказать. Хорошо спится человеку физически уставшему. Поработал физически, устал, лег и отключился. Всё гармонично. И если не переутомился, не перелишил с нагрузкой, заснешь как миленький. Другое дело, если физическая нагрузка сопровождается эмоциональным напряжением. Тут уж не до сна. Я на соревнования езжу на машине. Сажусь за руль и еду. Иногда еду довольно далеко, скажем, из Ульяновска в Белгород или в Екатеринбург. Соревнования по 3 D стрельбе из лука требуют очень хорошей физической подготовки — ходить нужно по пересеченной местности, лук во время выстрела в натянутом состоянии нужно держать, работая в статике секунд по десять. И всё это в течение трех-четырех часов подряд, на протяжении двух-трех дней. Затем необходимо выдержать финалы. В общем, к концу соревнований усталость накатывается грандиозная, но вместе с тем соревновательное возбуждение таково, что я знаю о том, что несмотря на эту усталость спать не смогу несколько часов. Поэтому смело сажусь за руль и еду в сторону дома. А вот на середине пути, когда возбуждение проходит, а усталость берет свое, я откидываю кресло и засыпаю таким глубоким сном, что самому удивительно. Но спокойная, легкая нагрузка незадолго до сна, типа неспешной ходьбы, мне кажется, уложит в постель почти любого человека.

В общем, как там говорилось в детстве: солнце, воздух и вода — наши лучшие друзья. Согласен.

Владимир КОЧЕТКОВ,
учитель географии и физкультуры, пос. Сурское, Ульяновская обл.