M vrem

Литературные страницы

Отблеск костра

В нашей журнальной рубрике «Литературные страницы» имя Юрия Валентиновича Трифонова (1925—1981) неразрывно связано с двумя его жизненными ипостасями — известный писатель и не менее известный спортивный журналист. Неразрывной эту связь можно назвать хотя бы потому, что он около двадцати лет был членом редколлегии журнала, редакция посылала его своим корреспондентом на крупнейшие международные соревнования. И первые рассказы Трифонова о спорте публиковались на страницах «ФиС», когда он был совсем молодым, но уже известным писателем, получившим Сталинскую премию по литературе в 1951 году за повесть «Студенты».

А как он стал болеть за московский «Спартак»? Об этом вспоминает его друг, тоже болельщик, но армейского клуба, поэт Константин Ваншенкин: «...Юрий Трифонов жил в середине пятидесятых на Верхней Масловке, возле стадиона “Динамо”. Начал ходить туда. Прибаливал (футбольный жаргон) за ЦДКА по личным мотивам. На трибуне познакомился с закоренелыми спартаковцами: И. Штоком, А. Арбузовым, начинающим тогда статистиком футбола К. Есениным. Они убедили его в том, что “Спартак” лучше. Редкий случай».

А спартаковский болельщик драматург Исидор Шток писал Юрию Трифонову так: «...мне очень приятно, что вы свое пятидесятилетие празднуете в обстановке всеобщего к вам расположения и признания. Кто-кто, а уж я знаю, как нелегок был ваш путь и в творчестве и в жизни вообще. Ну что ж, как говорится, худшее позади... Да здравствует “Спартак”, который на предпоследнем месте!»

Жена писателя Ольга Романовна Трифонова-Мирошниченко пишет: «Его книги переведены на все языки мира, потому что в них — вечные темы: любовь, одиночество, горечь от непонимания близких, страх смерти». И в другом месте ее воспоминаний о муже-писателе: «Что помогало выжить, выстоять? Любовь к спорту. Спорт был отдушиной в разреженной атмосфере времен. Стадион своим демократизмом как бы восполнял несправедливость окружающей жизни».

Я встречался и разговаривал с Юрием Валентиновичем в стенах редакции журнала «ФиС», но особенно запомнилась мне встреча с ним в Центральном доме литераторов, перед началом вечера, посвященного обсуждению его культовых повестей «Обмен», «Предварительные итоги», «Долгое прощание», вышедших в свет в начале семидесятых годов прошлого века.

Этот вечер проводился не в большом и даже не в малом зале ЦДЛ, а при ограниченном числе людей, всеми правдами и неправдами получивших возможность встретиться с автором. У меня же такой возможности не было, разве что поздороваться в холле с Юрием Валентиновичем перед самым началом вечера. Поздоровался. А он остановился, отвел меня в сторонку и спросил: «Ну как, будет чудо?»

Трифонов имел в виду назначение тогда хоккейного тренера Анатолия Тарасова главным тренером футбольного ЦСКА. И я стал излагать ему какие-то свои соображения об этом неожиданном для всех назначении, а Трифонов молча слушал, никуда не торопился, хотя к нему уже не раз подходили, не понимая, почему он остановился, когда собравшиеся ждут его с таким нетерпением. Дальше медлить уже было нельзя. Он спросил у меня: «А вы идете?» Я ответил, мол, мне это недоступно. Но всё-таки я попал на этот его вечер, меня провел на него Юрий Валентинович. Тоже редкий случай.

Сергей ШМИТЬКО

Юрий Трифонов. О спорте, о времени, о себе  

Выдержки из очерков, статей, размышлений   

2019 3 sn2

Юрий Трифонов был спецкором «ФиС» на чемпионатах мира, Европы, летних и зимних Олимпийских играх