Печать
2019
№ 1
Просмотров: 550

В зеркале льда

Есть только миг, за него и держись…

Юные чемпионки не задерживаются в фигурном катании

В фигурном катании накал страстей дошел до точки кипения. Обмен колкостями между поклонниками Алины Загитовой и Евгении Медведевой сопоставим с противостоянием футбольных фанатов. До скандирования оскорбительных речевок дело пока не дошло, но складывается впечатление, что весь мир разделился на горячих поклонников и непримиримых противников Этери Тутберидзе.

2019 1 hod 2

Алина Загитова

Одни преклоняются перед тренером, которая каждый год готовит новых чемпионок, другие сравнивают ее работу с конвейером и обвиняют в том, что громкие победы достигаются ценой здоровья несформировавшихся еще девчонок. Хотя проблема намного глубже, и дело не только в «монстрах Тутберидзе», которые в 13—14 лет исполняют сложнейшие прыжки и каскады, в 15—16 лет завоевывают олимпийское «золото», а в 18—19 лет завершают карьеру из-за травм и психологической опустошенности.

 

Очень точно обозначила болевые точки в недавнем интервью по радио Ирина Слуцкая. «В современном фигурном катании ребенка сразу учат самым сложным элементам, забывая о базе, — подчеркнула двукратный призер Олимпийских игр, семикратная чемпионка Европы и двукратная чемпионка мира. — Если к 13 годам фигуристка не исполняет все тройные прыжки, ее просто списывают. При такой системе одна выживает, а сто одна уходит. Меня как спортсменку и маму начинающей фигуристки это не может не волновать. Я бы не форсировала события, а давала юным спортсменкам развиваться. Хочется видеть наших чемпионок не два-три года, а хотя бы несколько олимпийских циклов».

Сама Слуцкая свое первое европейское «золото» выиграла в 1996 году в Софии, а последнее — через десять лет в Лионе. Ей к тому времени исполнилось 27 лет. Сегодня 21-летняя Елизавета Туктамышева, не сумевшая отобраться на Олимпиады в Сочи и Пхенчхане, сравнивает свой спортивный возраст с обычным 40-летним.

Научить девочку-подростка с идеальным для исполнения прыжков ростом, громадным запасом адреналина и колоссальной мотивацией, подогреваемой честолюбивыми родителями, «мужским» элементам гораздо проще, чем каждый год ставить подчеркивающие женственность и артистизм программы для взрослых девушек. К тому же в юном возрасте девчонки не задумываются ни о том, какими последствиями может обернуться ранний взлет, ни даже о том, что они вообще творят на льду.

Олимпийская чемпионка Алина Загитова во время этапа Гран-при в Хельсинки призналась, что только сейчас научилась замечать окружающий мир. Даже удивилась, как красиво осенью в парке рядом с ее тренировочным катком. Работать над новыми программами, постигая замысел Тутберидзе и постановщика Даниила Глейхенгауза, ей было намного сложнее, чем раньше. При этом «Дон Кихот» Глейхенгауза, с которым Загитова выиграла Олимпиаду, специалистами был признан шедевром, а у поклонников фигурного катания вызвал восхищение! Все прыжки были вынесены во вторую часть и исполнялись как фуэте. Никому из соперниц юной российской фигуристки такая программа была бы не под силу.

Во время чемпионата Европы-2014 в Будапеште автору этих заметок удалось взять большое интервью у Тутберидзе. «В Америке, где я начинала тренировать, не существует метода кнута и пряника, — поведала тогда еще не тренер олимпийских чемпионок, но уже знавший себе цену специалист. — Там нужно исполнять любую прихоть учеников. Для достижения же высоких результатов нужен и кнут. Мне, во всяком случае, приходится его применять».

2019 1 hod 1

Этери Тутберидзе

Даже в сложнейший для девчонок период роста у Тутберидзе подход жесткий. Она не разрешает сниматься с соревнований и не упрощает сложнейшие программы. Правда, как специально подчеркнула в Будапеште, всегда старалась привлечь в союзники родителей. Далеко не все выдерживали такой подход. Многие уходили к тренерам, которые их жалели.

Олимпийская чемпионка Сочи в команде Юлия Липницкая в период подготовки к главному старту терпела все тяготы и лишения. Исполнять сложнейшие прыжки, питаясь кефиром с клетчаткой, дано не всем. А в 15 лет особенно. После Сочи Юлия уже не смогла выйти на прежний уровень. Не помог и уход к Алексею Урманову. В 19 лет она официально объявила о завершении карьеры и поведала миру о своем лечении от анорексии в израильской клинике. В этом же возрасте ушла, так и не реализовав себя, Полина Шелепень, на которой Тутберидзе впервые испытала свою методику. Ее тренер считала даже более талантливой, чем Липницкая.

Роль лидера отечественного фигурного катания взяла на себя Евгения Медведева. Казалось, ей повезло: период взросления протекал органично, и Женя два сезона подряд с огромным преимуществом выигрывала все соревнования. В олимпийском сезоне организм всё-таки не выдержал сверхнагрузок. Да еще и юная Загитова на авансцену вышла. Смириться с олимпийским «серебром», когда даже на исполком МОК отечественные спортивные функционеры привозили Медведеву как главную олимпийскую надежду, Евгения не смогла.

Ее уход к Брайану Орсеру — это не просто обида на тренера, который не привел ее к золотой медали, ради которой были все жертвы. Если хотите, это бегство во взрослую жизнь, причем с огромными потерями для самой себя. Медведева даже проговорилась, что в Торонто ей не хватает привычного общения на русском языке. Да и на плече у тренера не поплачешь. У Орсера подход иной: час занятий на льду, поездка со спортсменом на соревнования — и счет в конце каждой недели. Только Медведева осознанно выбрала такую судьбу.

А вот Загитовой невероятно повезло. Как и Аделине Сотниковой в Сочи. Ведь и ученицу Елены Буяновой впервые бросили в пекло взрослых соревнований на чемпионате России в 12 лет. В декабре 2008 года она с ходу обыграла всех «старушек» лет двадцати, а на пресс-конференции охотно рассказывала о своей учебе в 6 «б» классе. К Олимпиаде-2014 она набрала необходимый опыт и авторитет, в Сочи продемонстрировала действительно лучший в карьере прокат — и ушла. Изможденная физически и выхолощенная эмоционально.

Смена нашлась. Нет сомнений, что найдется и сейчас. В спину Загитовой дышит Александра Трусова, исполняющая четверные прыжки и каскады, которые не всегда удаются чемпионам мира среди мужчин. При этом она еще не имеет права участвовать во взрослых соревнованиях.

Вопрос о том, когда юниоркам нужно переходить на новый уровень, в последнее время дискутируется всё чаще. И дело не в победах юных россиянок. В последний раз поводом для пересмотра регламента о допуске юниорок стали успехи американки Тары Липински. Она уже в 12 лет блеснула на чемпионате страны, после чего руководители Федерации фигурного катания США пролоббировали решение о снижении возрастного ценза для участия во взрослых соревнованиях. В 14 лет Липински выиграла чемпионат мира, а в 15 лет — Олимпиаду, после чего ушла из любительского спорта.

Олимпийская чемпионка Нагано отличалась своеобразным стилем. Выполнив сложный прыжок, она по-детски радовалась успеху. На звучавшую музыку и замысел постановщика внимание при этом не обращала. Судьи с умилением ставили ей высокие баллы. Дело Липински в Солт-Лейк-Сити продолжила Сара Хьюз.

«Было бы не обидно проиграть Мишель Кван, — сетовала в беседе с автором этих заметок так и не ставшая олимпийской чемпионкой Слуцкая. — Мы заслужили, можно сказать, выстрадали олимпийское «золото», а эта выскочка даже не поняла цену своего успеха!» Действительно, Хьюз ни до, ни после Солт-Лейк-Сити ничего не выигрывала и быстро сошла с авансцены.

Сегодняшние российские чемпионки всё-таки добиваются успехов, признания и сопутствующих медалям дивидендов. Только голоса о необходимости избежать превращения женского фигурного катания в девчачье звучат всё громче. «Нельзя форсировать подготовку юных спортсменов, если хотим, чтобы они оставались в спорте на долгие годы, — отметил в интервью специализированному изданию IceNetwork работающий в Калифорнии российский тренер Рафаэль Арутюнян. — Для этого есть только один способ: поднять возрастной ценз. Если фигуристки будут знать, что смогут зарабатывать деньги только после 18 лет, они не будут в 12 лет гнаться за количеством сложных прыжков, а постараются сохранить свой организм».

Активно выступает за увеличение возрастного ценза хотя бы на один год председатель технического комитета Международного союза конькобежцев по одиночному и парному катанию Фабио Бьянкетти. Правда, убедить в этом своих коллег по ISU ему не удается. Хотя позицию функционера поддерживают и многие авторитетные тренеры. «Должны быть соревнования девочек и женщин, мальчиков и мужчин», — авторитетно заявил Алексей Николаевич Мишин, которого в мире фигурного катания величают по ученому званию — Профессор.

Известный тренер доказывает это и на практике в работе с Туктамышевой, которая в 12 лет стала серебряным призером чемпионата России и на протяжении всего цикла, предшествовавшего Сочи, считалась одной из главных наших олимпийских надежд. Только именно на олимпийский сезон выпал самый сложный период взросления. Уже в следующем Елизавета выиграла все крупнейшие соревнования, поразив судей и публику тройным акселем. Самым сложным прыжком, который считается мужским.

Затем снова навалились травмы, которые во многом стали следствием успехов Туктамышевой в юном возрасте. Перед Пхенчханом у нее не было шансов составить конкуренцию новому поколению фигуристок. И снова мудрый тренер проявил терпение, а Туктамышева в нынешнем сезоне радует своих поклонников не только тройным акселем, но и именно женским фигурным катанием.

Во время гастролей в Санкт-Петербурге труппы Ильи Авербуха с блестящим ледовым спектаклем «Ромео и Джульетта» автор этих заметок обсудил горячую тему с серебряным призером Олимпиады-2002. «Конечно, возрастной ценз для перехода с юниорских соревнований во взрослые нуждается в корректировке, — согласился Авербух. — Только не думаю, что на конгрессе ISU вопрос будут рассматривать. Американцы, похоже, уже задумались над ним, но только потому, что их фигуристки стали проигрывать российским».

Прогноз оказался точным. В повестку дня злободневный вопрос не был включен. Функционерам он кажется менее важным, чем изменение системы оценок и переименования короткого танца в ритмический. Коли так, то и появление новых «монстров», которые будут пугать «мужскими» каскадами, дело естественное. Вот и в Японии появилась 16-летняя Рика Кихира, которая исполняет в произвольной программе два тройных акселя, один из которых в каскаде.

Не стоит в чем-то обвинять Тутберидзе. Вернувшись из Америки, она долгое время вообще не могла найти работу в Москве. Соглашалась трудиться за символические деньги без официального оформления. Сейчас она берет реванш у всех, и к ней выстраивается очередь из родителей, которые видят своих дочерей олимпийскими чемпионками. Они согласны на то, что у них не будет детства, а в юности наступят проблемы со здоровьем и с психикой. Остановить конвейер по подготовке «монстров» могут только взвешенные и продуманные решения функционеров, но их вполне устраивает нынешнее положение вещей.

Борис ХОДОРОВСКИЙ