Печать
2018 г.
№ 9
Просмотров: 277

Профессия — спортсмен

Глоток счастья из Кубка Стэнли

Мы писали в «ФиС» не раз. В этом году он вновь дал повод говорить о себе. Слово Сергею Шачину — одному из тех наших коллег, кто долгие годы преданы спортивной журналистике и Наталье Завозненко, кинорежиссеру, снявшему не один десяток фильмов о спорте, среди которых такие хиты как «Владислав Третьяк без маски», «Александр Овечкин. Встретимся у ворот» и многие другие.

2004 1

 Седьмого июля, в самый разгар чемпионата мира по футболу, в центральной фан-зоне на Воробьевых горах тысячи болельщиков из разных стран бурно приветствовали… хоккеиста. В тот день трехкратный чемпион мира в составе сборной России и лучший спортсмен 2018 года в США Александр Овечкин презентовал в Москве Кубок Стэнли. Этот почетнейший трофей достался российскому суперфорварду с «несчастливой» тринадцатой попытки.

2008 9 shach

«Мой стиль игры — бей, беги, встретимся у ворот!» Александр Овечкин часто повторял эту фразу в начале своей карьеры в НХЛ. И действительно: он —бесстрашный и к тому же богатырского сложения — мог запросто смести со своего пути любого соперника. Плюс — мощный, идеально отработанный бросок. Стоит ли удивляться, что Ови — так окрестили Овечкина за океаном — из года в год устанавливал бомбардирские рекорды и собрал целую коллекцию самых почетных персональных титулов.

Но то — в регулярных чемпионатах НХЛ. А вот как только дело доходило до поединков за Кубок Стэнли, «столичные» из Вашингтона почему-то тушевались. Над ними двадцать лет висели два проклятия: команда не могла перешагнуть барьер второго круга и одолеть «пингвинов» из Питтсбурга. Хоккейные комментаторы и болельщики уже начинали поговаривать, что Ови — «не кубковый» игрок. И не стоит, может быть, тех безумных денег, которые он получает в «Кэпиталз».

— А я… Я был готов обменять все свои призы за один-единственный глоток шампанского из Кубка Стэнли, — вспоминает Александр.

Он вырос на северо-западе Москвы. Стремление всегда быть первым и никому без боя не сдаваться передалось Саше от родителей. Его мама, Татьяна Николаевна, была капитаном столичного «Динамо» и сборной СССР по баскетболу, двукратной олимпийской чемпионкой. Отец, Михаил Викторович, играл в футбол опять же за «Динамо». И познакомились они когда-то в «динамовском» Петровском парке.

— Сашка, наш младшенький, сначала пристрастился не к хоккею, а к рыбалке, — рассказывает Михаил Викторович. — Летом мы выбирались к родственникам в Подмосковье. И каждое утро он еще до зари убегал с мальчишками на озеро. Мы и сейчас любим вместе порыбачить. Посидеть с удочкой на природе — это отлично успокаивает, расслабляет. А вы, я думаю, прекрасно представляете, какие нервные нагрузки испытывает Саша в НХЛ…

В спортивную школу он попал с изрядным опозданием — в восемь лет. Так называемая перестройка застала Овечкиных врасплох. Родители пытались определиться в новой жизни, найти какую-то приличную работу, и заниматься сыном им в то время было некогда. Поэтому первым стадионом для него стал обычный двор на Флотской улице.

— Санька был такой неугомонный! Папа приносил его домой чумазым и обессиленным. Отмоем, накормим — и в кровать, — вспоминает Татьяна Николаевна. — У них была очень дружная компания. Они всё время строили спортивные площадки, бегали, играли. Когда сына в динамовскую школу приняли, то он тяжеленный баул со спортивной формой на десятый этаж на себе таскал. Мы в лифте едем, а Санька на лестнице пыхтит. «Для дополнительной тренировки», — говорил.

Капитан «Вашингтон Кэпиталз» и сейчас каждое лето заезжает на родную Флотскую улицу, хотя давно обзавелся усадьбой в Подмосковье. И непременно навещает свою первую учительницу — Нелю Равильевну Бедретдинову, которая до сих пор не может забыть его проделки:

— Он отличался хорошими способностями к устному счету, потому любил математику. Но по другим предметам был лентяем. Смотрел в окно, писал записочки девчонкам. А как только звенел звонок с урока, первым выбегал из класса, падал на колени и таким манером пролетал по коридору. Вот Саша Овечкин в этом весь.

Пройдут годы — и Ови произведет фурор в Нью-Йорке, прокатившись по его центральным улицам на машине для заливки льда. В другой раз он учил хоккею длинноногих манекенщиц. Потом возомнил себя ди-джеем и колдовал за пультом на престижных вечеринках. Его «приколы» можно вспоминать до бесконечности. Короче, все мы родом из детства.

На тренировки, на стадион «Динамо», Сашу вызвался возить старший брат Сергей. И вскоре новичок по прозвищу Овца стал лидером своей команды, хотя его партнеры встали на коньки гораздо раньше. Тогда же ретивый новобранец потребовал себе хоккейный свитер с большой восьмеркой на спине — «мамин номер». Под этим номером он играет и сейчас. Поэтому в США к нему приклеились сразу два почтительных прозвища: Александр Великий и Великая восьмерка.

— В нашей компании Саня был самым добрым и отзывчивым, готовым последней шоколадкой поделиться, — вспоминает его закадычный школьный друг Михаил Батанов. — Но как только он начал играть в «Динамо», у него в глазах такая спортивная злость появилась! Если что-то не получалось, если кто-то отбирал у Сани шайбу, он готов был просто разорвать.

И вдруг… В 1995-м любимый брат погиб в автокатастрофе. Саше в тот черный день было десять лет, Сергею — двадцать пять.

— Уже в Америке, когда мне тоже двадцать пять исполнилось, я сделал татуировку на груди — «Sergey, you are always in my heart», что означает «Сергей, ты всегда в моем сердце». После ухода Сережи из жизни я как-то сразу резко повзрослел. Решил, что отныне мы со средним братом Мишей должны стать главной опорой для родителей. И неважно, чем будешь заниматься — хоккеем или чем-нибудь другим. В любом случае ты обязан быть успешным, чтобы наша семья жила в достатке.

Теперь на тренировки они ездили с отцом. А Миша подался в баскетбол, где поначалу считался перспективным. Но… Родители всё же настояли, чтобы Михаил ушел с площадки. Сейчас он тоже обосновался в Вашингтоне, работает в женском баскетбольном клубе «Мистикс».

— Мы поняли, что наш средненький для большого спорта слишком скромный, — рассказывает отец семейства. — Ему не хватало честолюбия, если хотите, здоровой наглости, нахальства. Зато Сашка… В двенадцать лет он играл на детском чемпионате Москвы. И кто-то меня тогда подначил: «Паша Буре в таком же возрасте на этом же турнире 56 голов забил. А твой — только 53». Перед последним матчем я сказал об этом сыну. И что вы думаете? Он за одну игру шесть шайб заколотил. И стал новым рекордсменом! В тот день я окончательно поверил, что Саша может стать великим хоккеистом.

Через четыре года Александра пригласили в основной состав «Динамо». А в семнадцать лет он дебютировал во «взрослой» сборной! Раньше подобной чести в столь юном возрасте удостаивался только Владислав Третьяк. Причем позвал Овечкина в национальную команду не кто-нибудь, а легендарный Виктор Васильевич Тихонов.

— Виктор Васильевич… Он был человеком советской закалки. И смотрел на многие вещи совсем иначе, чем смотрели мы, поколение «перестроечных», — вспоминает Александр. — Ему с нами было очень трудно. В итоге на мировом чемпионате мы заняли позорное десятое место. Но я считаю: именно Тихонов привил мне правильное отношение к хоккейному делу. Он очень сильно гонял на тренировках. С тех пор мне нравится, когда тренеры не дают поблажек даже «звездам» и заставляют ежедневно выполнять огромный объем работы.

В отличие от Владислава Третьяка, который начинал восхождение к вершинам славы в пору расцвета отечественного хоккея, Овечкин громко заявил о себе во времена его, казалось, безнадежного упадка. И скоро ему стало скучно играть в унылой российской Суперлиге. «Бронза» на чемпионате мира-2005 тоже особой радости не принесла — когда-то наша сборная иных наград, кроме «золотых», не признавала. Поэтому Саша сразу отозвался на предложение перебраться в НХЛ. Он искал сильных соперников и жесткую конкуренцию. Да и, конечно же, финансовый вопрос тоже имел немалое значение.

Вторжение Александра в НХЛ оказалось триумфальным. Он дебютировал в составе «Вашингтон Кэпиталз» 5 октября 2005 года, сразу «отгрузив» две шайбы в ворота «Коламбуса». В тот же день в Питтсбурге впервые вышел на лед 18-летний Сидни Кросби, которого за океаном называли «юным гением хоккея». Но он покинул площадку ни с чем… Так началось великое противостояние «Ovi vs Sidney», которое продолжается по сей день. К финишу своего первого сезона они пришли, что называется, ноздря в ноздрю: оба перешагнули гроссмейстерский рубеж в сто набранных очков, но Сидни сделал больше результативных передач, а Саша чаще поражал ворота. Болельщики утонули в жарких спорах: кому достанется «Колдер Трофи» — приз лучшему новичку НХЛ? Так вот, 124 из 129 авторитетных заокеанских специалистов отдали голоса легионеру из России!

— Все ждали нашего соперничества с Сидни и на Олимпийских играх, но он в Турин почему-то не приехал, — вспоминает Александр. — Я мучился из-за травмы паха, но подвести Россию — ни за что! В четвертьфинале забил канадцам, и мы их высадили из турнира. Потом провел еще четыре шайбы, но, к сожалению, до пьедестала мы всё-таки не добрались. А с Кросби я через два месяца схлестнулся на чемпионате мира в Латвии. Тут он меня на две шайбы обошел: восемь против шести. Мы вместе оказались в символической сборной мира и вместе остались без медалей — заняли четвертое и пятое места. Я спать не мог из-за одной и той же мысли: вдруг российские болельщики подумают, что я выкладываюсь только в НХЛ, а в сборной не дорабатываю? Решил, что в доску расшибусь, но через год докажу обратное.

И надо же: как раз этот год оказался для Овечкина провальным. «Столичные» одержали за сезон всего лишь 28 побед. А «лучший новичок НХЛ» изрядно сдал в результативности, заработав унизительный «коэффициент полезности» — минус девятнадцать. Вдобавок он опозорился в «Матче всех звезд», проиграв конкурсы на скорость и на точность в исполнении буллитов. А главное — на чемпионате мира в родной Москве Овечкин отличился разве что дисквалификацией за откровенную грубость в матче против швейцарцев. Правда, на сей раз сборная России, которая снова стала «бронзовой», в кои-то веки заслужила положительные отзывы за содержательную, интересную игру. Но это было слабым утешением.

— Теперь я думаю, что тот провал был вполне логичным, — рассуждает Александр. — Во-первых, я слишком «выплеснулся» в предыдущем сезоне, чтобы сразу «заявиться» в НХЛ. Во-вторых, были проблемы с адаптацией. В Америке все живут по правилам, которые нужно выучить «от» и «до». А я с детства был не такой правильный, как американцы. Мне приходилось постоянно переламывать и контролировать себя, чтобы не выпадать из общего ряда. Это тоже огромная нагрузка. И в какой-то момент я психологически «поплыл». К счастью, родители почувствовали это — издалека, через океан! — и тут же прилетели в Вашингтон. Помогли наладить нормальный быт, взялись вести мои финансовые и другие дела. Как только наше семейство воссоединилось, я снова ощутил внутренний комфорт и принялся наверстывать упущенное.

В хоккее годы летят куда быстрее, чем в обычной жизни, и Саша это прекрасно понимал. Здесь у тебя нет времени на передышки и раскачку: задумал — сделал! И никак иначе. Тем более руководители «столичных» связывали с Овечкиным особые надежды. За «Вашингтон Кэпиталз» и раньше играли суперзвезды — Сергей Гончар, Петер Бондра, Адам Оутс, Дэйл Хантер… Не доставало только подлинного лидера, способного объединить команду в мощный кулак. В 2001-м именно на эту роль пригласили великого Яромира Ягра, но и ему она оказалась не под силу. В итоге прежний звездный состав распродали. А новую команду было решено построить как раз «вокруг Овечкина» — молодого и еще не избалованного ни чрезмерной славой, ни большими гонорарами.

— В команде появился новый тренер — Брюс Будро, — вспоминает Александр. — Раньше он работал только в низших лигах. И тоже, как и я, был голодный до побед. Мне прикупили нового партнера — Никласа Бекстрёма из шведской сборной. Он оказался великолепным распасовщиком и надежным боевым товарищем — из тех, кто всегда прикроет тебе спину. Потом мы стали близкими друзьями и даже завоевали Кубок Гагарина в составе московского «Динамо», когда в НХЛ был локаут. Но это уже в 2013-м…

А тогда, в 2007-м, каждый из них горел жаждой самоутверждения. И результат превзошел все ожидания. Брюс Будро с первой же попытки вывел команду в плей-офф Кубка Стэнли и получил «Джек Адамс Эворд» — приз лучшему тренеру НХЛ. Овечкин забросил 65 шайб и набрал 112 очков. Бекстрём отметился 14 голами и 55 результативными передачами. Именно Никлас помог своему русскому партнеру получить четыре главные индивидуальные награды: «Харт Трофи» — за особый вклад в успех команды, «Арт Росс Трофи» — лучшему форварду по системе «гол плюс пас», «Морис Ришар Трофи» — самому меткому бомбардиру и «Лестер Пирсон Эворд» — самому яркому игроку сезона. Правда, уже в первом раунде плей-офф «столичные» уступили в семи на редкость упорных поединках «летчикам» из Филадельфии. Но всё равно стало очевидно: у «Кэпиталз» — большие перспективы.

По случаю преображения команды ее владелец Тед Леонсис решил устроить в Вашингтоне вечеринку. Он пригласил тысячу гостей и… ошарашил их своим печальным видом. «Дамы и господа! Сегодня у меня был очень нервный день. Мы попытались переподписать Овечкина еще на шесть сезонов, но безрезультатно. Это плохая новость». Выдержав паузу, достойную гениального актера, мистер Леонсис завершил приветственную речь: «Однако есть и хорошая новость. Мы подписали Алекса на тринадцать лет! За 124 миллиона долларов». Это была настоящая сенсация. Самый большой контракт за всю историю НХЛ достался легионеру из России!

Тот поистине незабываемый сезон увенчался для Овечкина триумфом на чемпионате мира в Канаде. Российская команда впервые за пятнадцать лет поднялась на высшую ступеньку пьедестала, одолев в овертайме финального матча хозяев турнира. Счет в этой встрече с подачи Александра открыл его тезка и партнер по «Вашингтону» Александр Семин, а победную точку — после остроумной комбинации Овечкина и Сергея Федорова — поставил Илья Ковальчук.

— Честно говоря, никто не знает, как играть против Алекса, — беспомощно разводил руками в раздевалке могучий канадский защитник Майк Грин. — Он абсолютно непредсказуем на площадке. Мне повезло, что мы вместе выступаем за «Кэпиталз», поэтому только изредка превращаемся в соперников. Я никому не пожелаю этой участи.

Сразу после победного финала тогдашний президент России Дмитрий Медведев позвонил в Канаду и пригласил команду в гости. Овечкин заявился в Кремль в… пляжных тапочках.

— В чем прилетел в Москву, в том и пришел, — со смехом вспоминает Александр. — Я был в полнейшей эйфории от того, что мы выиграли чемпионат. Всё остальное отошло на задний план. Поэтому я даже и не вспомнил про туфли, галстук и другие мелочи.

За славу приходится платить. И за богатство, как ни странно, тоже. Налоги — это само собой. Но в семье Овечкиных если кого-то и боятся, то вовсе не налоговых инспекторов, а вездесущих папарацци.

— Вот говорят, что Саша кому-то камеру разбил, да и вообще часто конфликтует с прессой, — заводится Татьяна Николаевна. — А «пресса» — она что, от слова «прессовать»? Любой приличный журналист обязан понимать: в жизни каждого человека бывают такие минуты и даже дни, когда его лучше не тревожить. Но нет, они сына преследуют повсюду — и после матчей, и на отдыхе, и даже возле нашего подмосковного дома засады на него устраивают. А зачем? Чтобы застукать Сашу с новой девочкой? Так уже сколько их ему приписали! А почему бы о другом не рассказать — о том, что Саша регулярно перечисляет деньги шести детским домам в России, помогает детям-инвалидам в США? Так нет, им подавай что-нибудь скандальное.

Сам Александр не любит говорить о своих доходах. Вот разве что купил новый дом в США, да и то по настоянию родителей. Прежний стоял на слишком оживленной улице, и у дверей всё время болельщики толпились, а по ночам, бывало, и песни распевали после очередной победы «столичных». И еще Саша «малость помешался» (определение Татьяны Николаевны) на мощных скоростных автомобилях. Уже целую коллекцию собрал.

— Я умоляю: «Саня! Не гоняй!!!» — вздыхает Татьяна Николаевна. — Он успокаивает: «Мама! Я гоняю аккуратно». И то: в аварии пока не попадал. Но всё равно у меня сердце замирает, как только вспомню, что его «машинки» могут за триста километров в час разгоняться.

А в остальном деньги Овечкина не изменили. Каждое лето он по-прежнему проводит в Подмосковье. Если по морю заскучает, улетает в Сочи или в Турцию, поясняя: «Там меньше пафоса и этих самых папарацци, чем на всяческих Лазурных берегах». В его усадьбе обитают собаки и дюжина котов, некогда бездомных: «На Флотской улице у нас жили приблудная овчарка и «двор-терьер». С тех пор я не могу видеть брошенных зверюшек. Вот этого котенка с перебитой лапой подобрал ночью на заправке. Тогда он был такой несчастный, а теперь? Матерый, статный — просто хозяин дома!»

Что же касается хоккея… Ови по-прежнему крушил всевозможные рекорды НХЛ. В его честь назвали астероид и… двухэтажный автобус в Вашингтоне. Однако две самые заветные награды — Кубок Стэнли и золотая олимпийская медаль — упорно от него ускользали. А возраст между тем к «тридцатке» приближался — серьезный рубеж для хоккеиста.

— Если кому-то кажется, что я баловень судьбы, то он ошибается, — сказал нам однажды Александр. — Я пережил пятерых тренеров в «Вашингтоне», и каждый из них по-своему представлял мою роль на площадке. Меня включали в разные звенья, переводили на непривычный правый край, оттягивали глубоко назад. В сборной России я опять-таки работал с пятью очень разными наставниками. А всё время подстраиваться под совершенно новые требования — такого и врагу не пожелаешь. Когда же я пытался действовать на свой страх и риск, меня тут же начинали «полоскать» за плохую игровую дисциплину.

В 2014 году «Кэпиталз» — на счастье для Овечкина — возглавил многоопытный и очень терпеливый Барри Троц. Единственный тренер в НХЛ, сумевший пятнадцать лет подряд тренировать один и тот же клуб — из Нэшвилла. «Ови очень многое дано от Бога. Я, разумеется, не собираюсь тягаться со Всевышним. Но точно смогу научить Алекса тому, как чаще получать шайбу», — заявил Троц после переезда в Вашингтон. И постепенно он сделал то, чего еще не удавалось никому, найдя для Ови оптимальное сочетание игры в атаке и у своих ворот. Троц подобрал для Александра нового идеального партнера — Евгения Кузнецова. Да, связка с Бекстрёмом была очень хороша, но соперники уже научились «считывать» ее маневры…

Прошел год. И хоккейная публика увидела совсем другого Овечкина. «Меня пугает, что под руководством Барри Троца Овечкин стал с большим желанием возвращаться в защиту и перехватывать шайбу. Теперь он гораздо более опасен, теперь он гораздо более разносторонний игрок», — встревожился знаменитый тренер Кен Хичкок из легендарной команды «Сент-Луис Блюз». Эта тревога оказалась не напрасной.

2016 год. Овечкин забивает свою 500 шайбу в регулярных чемпионатах НХЛ и в пятый раз получает «Морис Ришар Трофи». «Столичные» выигрывают «регулярку». Счастливый Тед Леонсис дарит Александру специально изготовленную золотую клюшку.

2017 год. «Вашингтон» снова побеждает в «регулярке», а во втором раунде плей-офф в кои-то веки дает серьезный бой «Питтсбург Пингвинз» и лишь в последнем матче всё же уступает.

2018 год. Перед сезоном из-за финансовых проблем команда отказалась от услуг целого ряда ведущих игроков. И всё-таки по ходу «регулярки» вновь обрела былую мощную игру. Во многом благодаря Овечкину, который снова стал лучшим бомбардиром и, главное, настоящим лидером «столичных». Он не щадил себя ни в обороне, ни в атаке, что «заводило» и его партнеров.

В плей-офф «столичные» в третий раз подряд схлестнулись с «пингвинами», «по привычке» проиграли первый матч, но затем всё-таки прорвались в следующий раунд. Причем решающую шайбу в овертайме шестого поединка забросил опять-таки Овечкин, а пас ему отдал Евгений Кузнецов.

Вот так сработали задумки Барри Троца! А дальше… Вдохновленные победой над извечными соперниками, «столичные» смели со своего пути и многоопытную «Тампу», и дерзких дебютантов НХЛ из Лас-Вегаса. Восьмого июня Александр Великий наконец-то отхлебнул шампанского из заветного серебряного кубка.

— Несколько дней мы были просто вне себя от счастья, — рассказывает Александр. — Мы и танцевали с этим кубком, и купались с ним в бассейне. Я даже спал с ним в обнимку — вместо моей красавицы-жены, представляете?!

Супруга Александра — Анастасия Шубская — отнеслась к безумствам мужа с пониманием. К слову, Настя — дочь актрисы Веры Глаголевой. Жаль только, что самой Вере Витальевне не довелось поздравить зятя с главной победой в его хоккейной жизни. Она безвременно скончалась в прошлом году, буквально через месяц после пышной свадьбы, которую Настя с Сашей устроили в подмосковной Барвихе.

— Всё, что есть во мне положительного, идет еще из детства, — считает Александр. — Мы обязаны помнить каждого из тех, кто помогал нам определиться в жизни. Поэтому в Москве я перво-наперво поехал с Кубком Стэнли на могилу старшего брата. Потом — на Флотскую, с друзьями повидаться. А дальше — на динамовскую базу. Я уже несколько лет являюсь советником генерального директора хоккейного «Динамо», помогаю в работе с ребятней. На этот раз мы договорились учредить Кубок Овечкина для детских команд из Подмосковья. И провели его.

Кто-то когда-то поговаривал, будто Овечкин — «не кубковый» игрок. Так вот, теперь Александр Великий — второй хоккеист в истории НХЛ, сумевший за один сезон стать лучшим снайпером регулярного чемпионата, лучшим снайпером плей-офф и самым ценным игроком розыгрыша Кубка Стэнли. А что касается другой его мечты — победы на Олимпийских играх, быть может, она сбудется через четыре года. Овечкин умеет дожидаться своего «золотого шанса».

2008 9 shach2

Как же не хватало Овечкина нашей сборной на чемпионате мира по хоккею-2018! Но причина, по которой Александр пропустил мировой чемпионат, уважительна — в те дни он бился за Кубок Стэнли

2008 9 shach3

Какая удача - сфотографироваться с Овечкиным и прикоснуться к Кубку Стэнли!

 

2008 9 shach4

Фото из архива ФиС

Наталья ЗАВОЗНЕНКО, Сергей ШАЧИН