Печать
2018 г.
№ 7
Просмотров: 348

Слагаемые успеха

Кузница кадров

2018 7 raush

На снимке (слева направо): в первом ряду — Елена Слесаренко, Василий Авраменко,
Татьяна Лебедева; во втором ряду: Андрей Воронцевич, Анна Чичерова,
Инета Радевич, Андрей Сильнов

В последние годы российский спорт постиг отчаянный дефицит руководящих кадров. Поколение управленцев советской эпохи постепенно уходит, а новых — по крайней мере, требуемого размаха и масштаба личности — появляется крайне мало. Решить эту проблему может необычный проект Дипломатической академии Министерства иностранных дел России, которая несколько лет назад взялась за подготовку специалистов необходимого уровня.

 

Вот только у истоков этой инициативы стоит не политик и не министр. Василий Авраменко — заслуженный врач России, профессор, начальник отделения традиционной медицины врачебно-спортивного диспансера ЦСКА. В течение долгих лет он был доктором баскетбольной сборной СССР, сейчас курирует сильнейших легкоатлетов, хоккеистов и теннисистов страны. Причем занимается не только их телами, но и душами. О том, почему именно он озаботился кадровой проблемой отечественного спорта, Василий Авраменко рассказал корреспонденту «ФиС».

На своем веку вы повидали многих влиятельных руководителей. Кого из них можно назвать настоящим государственным мужем?

— Мне на ум сразу приходит Евгений Примаков. Это была личность планетарного масштаба, величайший человек. Не зря Фидель Кастро как-то сказал, что Примаков для него является политиком номер один, а в десятку больше никто не входит. Я был его личным врачом в течение последних двадцати пяти лет, за это время мы серьезно сблизились. Примаков очень любил баскетбол, одно время приходил на все игры сборной. Да и вообще отлично разбирался в спорте, знал многих олимпийских чемпионов.

Как вы с ним познакомились?

— Нас свел Папа — так в спортивном мире все называли Александра Гомельского. В свое время Папа пришел ко мне с больными ахиллами, я его вылечил. Гомельского это впечатлило, и он настоял, чтобы я начал работать с баскетбольной сборной СССР. Вот он нас с Примаковым и познакомил. Поначалу в моем кабинете они всегда появлялись вместе. А когда Гомельский умер, Евгений Максимович стал сам приходить ко мне на восстановление. Мы много разговаривали, в том числе и на религиозные темы. «После общения с тобой меня сильно потянуло к Богу», — однажды обмолвился Примаков. Не случайно его уже в возрасте 75 лет крестил патриарх Алексий II. Пригласил в свою загородную резиденцию в Переделкине, провел таинство крещения и водосвятный молебен...

Где-то за четыре месяца до его ухода из жизни я был в монастыре на Афоне. Перед такими поездками Евгений Максимович всегда передавал вопросы, которые нужно задать вековым старцам, хотя он и сам был мудрец. Вернулся, встретились с Примаковым. Беседовали, наверное, часа полтора — о смысле и сути жизни, о смерти, о вечности. В конце разговора он признался: «Знаешь, в миру мне всё давно известно. Месть, предательство, войны — всё это я проходил много раз. А вот там, у Бога, до сих пор многое непонятно. И душа просится туда». При расставании он крепко прижал меня к себе и держал так не меньше минуты. В тот момент я понял: Евгений Максимович пригласил меня проститься.

Знаю, именно Примаков способствовал тому, чтобы лучшие российские спортсмены начали поступать в Дипломатическую академию.

— Как-то я задумался о работе наших тренеров и понял: ради победы подавляющее большинство из них выжимает из атлетов все соки. Что будет потом, когда те завершат карьеру, никто не думает. Именно поэтому в российском спорте столько неустроенных судеб… Дело в том, что атлеты, как правило, получают диплом института физкультуры, но для обычной жизни такого образования мало. Нужны более серьезные знания.

Начал разговаривать на эту тему со спортсменами, своими духовными детьми. Это те, кого я не только восстанавливаю после огромных нагрузок и лечу в случае травм, но и веду по жизненной дороге. Они называют меня Батькой, а я их — сынками и дочками. Многие поначалу колебались: дело-то серьезное. И тогда я попросил поговорить с ними Примакова. В очередной его приезд ко мне пригласил Татьяну Лебедеву и Елену Слесаренко, дело было перед Олимпийскими играми в Пекине. Они познакомились, пообщались. Девочки Евгению Максимовичу понравились: он сразу понял, что способности у них есть. И тут же позвонил ректору Дипломатической академии Панову, говорит: «Завтра мой личный доктор привезет двух олимпийских чемпионок. Обучите их, потом доложите».

И их вот так, с ходу, взяли?

— Когда я с девочками приехал в Академию, выяснилось, что вступительные экзамены там проходят как раз во время пекинской Олимпиады. Но им дали возможность сдать экзамены отдельно, собрали специальную комиссию. Девочки достойно ответили на все вопросы, были зачислены и несколько лет назад закончили Академию с отличием.

Как давалась им учеба?

— Дипломатическая академия — очень серьезное учебное заведение, прежние заслуги там не учитываются. Случалось, Таня Лебедева приходила ко мне и чуть ли не со слезами жаловалась: «Батька, у меня зачет никак не принимают!» Приходилось уговаривать, иногда даже заставлять. Разговаривал я и с преподавателями. Но в итоге девочки прижились и произвели очень хорошее впечатление. Не случайно ректор потом сам предложил: «Если у тебя еще есть способные ребята, направляй к нам. Пускай укрепляют спортивную дипломатию».

Желающие нашлись?

— Следующую пару также составили легкоатлеты: олимпийский чемпион по прыжкам в высоту Андрей Сильнов и латвийская прыгунья в длину Инета Радевич — жена бывшего капитана российской хоккейной сборной Петра Счастливого. Очень умная и чистая девочка: десять лет пела в церковном хоре, потом с отличием закончила университет в США. После обучения в Дипломатической академии президент Латвии предлагал Инете кресло депутата Европарламента, однако она отказалась. Вместо этого возглавила местную федерацию легкой атлетики, а в перспективе может стать президентом Национального олимпийского комитета. Что касается Сильнова, вот уже пять лет он является депутатом Законодательного собрания Ростовской области. Сейчас его рекомендуют на пост регионального министра спорта, но Андрей пока думает. Кроме того, полтора года назад он стал еще и первым вице-президентом Всероссийской федерации легкой атлетики.

Прошлым летом диплом Дипломатической академии получили прыгунья в высоту Анна Чичерова и форвард баскетбольного ЦСКА Андрей Воронцевич. Теперь к поступлению в это учебное заведение готовятся барьеристка Нина Морозова и теннисистка, олимпийская чемпионка в парном разряде Катя Макарова.

По какому принципу вы подбираете будущих абитуриентов?

— Имя и титулы в этом вопросе главной роли не играют. Важно, чтобы они были чистыми и честными людьми. Жили по Богу, тренировались по Богу, общались с другими людьми по Богу. Занимались милосердием. Как говорят старцы с Афона: «Всё, что отдал, то — твое». Например, перед Олимпиадой-2004 в Афинах Лебедева и Слесаренко выступали на коммерческом турнире и получили там хорошие премиальные. Я предложил девочкам часть денег потратить на благотворительность. Как раз незадолго до этого по телевидению показывали сюжет о том, как в Германии делают лучшие в Европе спортивные городки. Они нашли в своем родном Волгограде самый бедный детский садик и заказали для него такой городок.

Получается, благополучное будущее после спорта можно купить с помощью пожертвований?

— Дело не в деньгах, дело — в отношении к окружающим. Скажем, есть у меня еще одна духовная дочь, петербургская семиборка Аня Богданова. У нее особых финансовых возможностей не было. Так вот Аня шесть дней в неделю тренировалась, в воскресенье, как и положено, с утра шла в храм на службу, а после обеда — в дом престарелых. Эта красавица-блондинка с точеным телом мыла полы, посуду, кормила немощных стариков. И Господь дал ей — она выиграла чемпионат Европы, стала призером чемпионата мира, встретила нормального парня, вышла замуж, родила. Это не купил — продал, у Бога такие варианты не проходят.

Татьяна Лебедева сейчас входит в состав Совета Федерации. На ваш взгляд, она уже стала настоящим политиком?

— Она уже давно им стала. Таня раньше была в Волгограде министром спорта, а сейчас уже четвертый год является сенатором. Это звание приравнено к статусу федерального министра. Очень высокий уровень! Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко часто отправляет ее в ответственные командировки по России, в Европу и Латинскую Америку. Тут ведь еще такой момент: можно послать обычного сенатора, а можно — известную спортсменку, которую знает весь мир. Эффект от приезда такого человека получается совсем другой.

Сильнов тоже созрел для самостоятельной работы?

— Андрей вообще очень талантливый человек. Имеет первое техническое образование, часто ездит со мной на Афон. Отлично разбирается в спортивных вопросах, свободно говорит на английском языке. У него хорошие контакты во многих странах по линии Международной федерации легкой атлетики. Он несколько раз встречался с первым вице-президентом ИААФ Сергеем Бубкой, обсуждал с ним насущные вопросы. Думаю, у Сильнова очень хороший потенциал в качестве спортивного руководителя.

Всероссийская федерация легкой атлетики после исключения из членов ИААФ последние несколько лет находится в мировой изоляции.

— Мне кажется, как раз людей уровня Сильнова, способных донести до международного сообщества нашу позицию, сейчас и не хватает. При всем уважении к нынешнему президенту ВФЛА Дмитрию Шляхтину, на мировом уровне его знают плохо. Сам он никогда не был известным спортсменом, да и вопросами легкой атлетики начал заниматься относительно недавно. Кроме того, сейчас он занимает сразу четыре официальные должности: одновременно является министром спорта Самарской области, председателем совета директоров футбольных «Крыльев Советов» и вице-президентом хоккейной «Лады», да еще возглавляет ВФЛА. Естественно, что на всё его не хватает!

Между тем легкая атлетика требует к себе особого внимания, не зря же она считается королевой спорта. Да еще в той ситуации, в которой мы оказались. Как раз в эти дни Сильнов мог бы принести отечественному спорту огромную пользу. Ведь у него — и звание олимпийского чемпиона, и соответствующее образование, и необходимые контакты… Лично мне очень обидно, что потенциал Андрея используется сейчас не на сто процентов.

Татьяна Лебедева, член Совета Федерации Федерального собрания РФ

— К моменту поступления в Дипломатическую академию я уже завершила свою спортивную карьеру. Была вице-президентом Всероссийской федерации легкой атлетики, входила в состав Общественной палаты Волгограда и понимала, что нуждаюсь в соответствующих знаниях. Первый год учебы получился очень тяжелым. Голова просто раскалывалась от количества полученной информации, объем предписанной нам литературы зашкаливал. Я читала постоянно — в автобусе, поезде, самолете. Если вдруг приходилось пропускать лекции, друзья делали конспекты и передавали мне их. Потом я освоилась, и стало гораздо легче.

Главное, за что я благодарна Академии, — она научила меня анализировать поступающую информацию. И еще привила любовь к учебе. Я поняла, что останавливаться в развитии нельзя, учиться нужно всю жизнь. Именно поэтому в прошлом году окончила магистратуру РУДН по специальности «Юриспруденция». Знание законов в работе сенатора просто необходимо.

Андрей Воронцевич, нападающий баскетбольного ЦСКА

— Учеба в Дипломатической академии помогла мне выйти на новый этап развития. Несколько лет назад я окончил Московскую государственную академию физической культуры, теперь добавил второе образование. Это даст мне больше возможностей при выборе профессии после окончания карьеры. Что оказалось самым сложным во время учебы? Заставить себя сесть за письменный стол и взяться за учебники. После напряженных тренировок и матчей сил иногда не хватает даже на то, чтобы позвонить близким, а тут — такое серьезное дело. Зато потом осознание того, что ты смог побороть свою усталость и лень и добился желаемого, приносит огромное удовольствие.

Владимир РАУШ