mag 2 18

Время и люди

18 января 2018 года исполнилось 90 лет со дня рождения Александра Яковлевича Гомельского (1928–2005), многолетнего тренера баскетболистов в ЦСКА и мужской сборной СССР по баскетболу.

Александр Гомельский:
«Тренером и человеком меня сделали 
ленинградские женщины»

2018 2 hodor— Литовские и латвийские баскетболисты, с которыми довелось беседовать, в один голос отмечали: из всех российских тренеров легче всего было найти общий язык с Александром Гомельским. Это умение вы выработали во время работы в Риге?

— Умение ладить с людьми пришло ко мне раньше. Школа, которую прошел в женской команде, осталась на всю жизнь. Девчонки ведь ревностно относились даже к тому, что на тренировках уделял больше внимания своей жене Ольге. После женского «Спартака» с рижскими армейцами установил контакт без труда. Помню, как всей командой они пришли ко мне на день рождения. Жили мы тогда с женой в комнате в Доме офицеров, где в годы войны располагался немецкий бордель. Комнатенка была холодная, одна стена зимой полностью покрывалась льдом, приходилось спать в пальто. Я был так увлечен работой, что предпочитал не замечать бытовых неурядиц. Жена, как человек до мозга костей баскетбольный, меня прекрасно понимала. Мы хорошо посидели. Латыши в плане выпивки не уступали Дяде Вале. На следующий день без всякой на то инициативы с моей стороны баскетболисты СКА пошли к председателю Совета министров Латвийской ССР, известному писателю Вилису Лацису. Через два дня нам дали хорошую комнату.

Имя в истории

После выхода на экраны игрового фильма «Движение вверх» о победе советских баскетболистов над, казалось, непобедимыми американцами на Олимпийских играх 1972 года в Мюнхене у зрителей появилось желание узнать правду о реальных героях той драматичной игры.
Сегодня наш рассказ о старшем тренере мужской сборной СССР по баскетболу Владимире Петровиче Кондрашине. Ему и его парням, как и позже, на Играх в Сеуле, Александру Яковлевичу Гомельскому со товарищи, удалось совершить невозможное...

Петрович

В восьмой день августа

2018 2 samoj

Петрович и его команда

Однажды я спросил у Петровича — Владимира Петровича Кондрашина, которого в молодости звали «Батюшка», а затем, до последних дней жизни, не иначе как «Петрович», — есть ли у него в подлунном мире любимое место, куда мечтаешь выбраться при первом удобном случае и где делаешь только то, что душа пожелает. Ни секунды не задумался Кондрашин: «Шапки. Конечно, Шапки».