Печать
2018 г.
№ 10
Просмотров: 187

Послесловие к дебюту

«Второй Фелпс»?
Нет — первый Колесников!

2018 10 malkovЕго редкое имя ассоциируется с прославленным военачальником. Однако родители, люди не только спортивные, но и набожные, назвали сына в честь не Ворошилова, а святого Климента Охридского. Ему всего 18, поэтому близкие и не только люди чаще именуют его просто Климом.

В начале минувшего лета Клим Колесников сдал выпускные экзамены в школе. После чего держал экзамены на двух чемпионатах Европы — юниорском в Хельсинки и взрослом в Глазго. Где завоевал в общей сложности девять золотых медалей и установил два мировых рекорда (один — для юниоров, другой — взрослый).

Читателям, неравнодушным к плаванию, понятно, о каком виде спорта идет речь. А всем прочим советую взять этого парня на заметку: гарантирую — пригодится. Потому что он из той самой спортивной «золотой молодежи», которая составляет категорию «то ли еще будет», выражаясь словами из популярного некогда шлягера. Проще говоря, вселяет нешуточные олимпийские надежды.

Плавает Клим уже 15 лет. С тех пор как папа, сам в прошлом плававший, но высот не достигший, привел его в бассейн. Подробностей он не помнит, но когда его спрашивают, с чего всё начиналось, не забывает упомянуть первых наставников — Татьяну Тюгаеву и Алексея Акатьева (двукратного, между прочим, чемпиона мира на открытой воде).  

Когда мальчик стал по всем статьям обгонять сверстников, папа рассудил, что из него может выйти толк. По рекомендации знакомых он вышел на молодого тренера Дмитрия Лазарева из частной школы «Олимп-Центр» при столичном бассейне СК «Олимпийский» и попросил обратить на сына серьезное внимание с прицелом на дальнюю перспективу.

«Когда Клим пришел ко мне, я спросил, чего он хочет добиться? — вспоминает Лазарев. — И в ответ услышал: “Хочу выиграть Олимпийские игры”. К плаванию Клим был предрасположен генетически. К тому же на лету схватывал рекомендации по технике, улавливал нюансы. Помогал и тесный контакт с родителями. Они понимали, ради чего мы работаем, какой ценой даются результаты. Если какие-то проблемы и возникали, мы всегда приходили к согласию».

То, что поначалу показалось тренеру детским максимализмом, со временем стало материализовываться. Этому процессу способствовал переход в школу олимпийского резерва № 23 (ту самую, замечу, которой руководит Ольга Панкратова, жена двукратного олимпийского чемпиона Дениса Панкратова и бронзовый призер Игр-1972). А в 2014 году они заручились поддержкой профессионального плавательного клуба «Энергетический стандарт». Тот взял на себя расходы, не предусмотренные скромным бюджетом государственной школы — на сборы за рубежом, оплату услуг врача и массажиста. Впрочем, меняя «прописку», тренировались они всё в том же «Олимпийском».

Год спустя Клим стал мастером спорта международного класса. Этот норматив он выполнил, выиграв на дистанции 200 м на спине на юношеском первенстве России в короткой воде. Тогда же отметился в причастности к своему первому мировому рекорду — в комплексной эстафете 4х50 м. А еще через год, на чемпионате Европы среди юниоров в венгерском городе Ходмезёвашархей, стал автором двух собственных рекордов (50 м и 100 м на спине). Точнее, четырех: на полтиннике он обновил мировые достижения три раза. А еще стартовал в победной эстафете 4х100 м кролем.

Почему именно «спине» было отдано предпочтение? «Тенденция современного плавания — отход от узкой специализации. Если есть возможность осваивать все способы, нужно идти этим путем. Что мы и делаем. Пока “спина” получается чуть лучше, но Клим неплохо выглядит и в комплексе, и в кроле. Так что время покажет», — говорит Дмитрий Лазарев.

После турнира в Венгрии перед ними замаячил взрослый чемпионат мира в столице той же страны. Но дорога туда проходила через отбор на чемпионате России в родном «Олимпийском». Клим его прошел, проплыв 200 м вторым после Евгения Рылова. При этом бронзовый олимпийский призер установил рекорд Европы, а Колесников, которому не исполнилось и 17 лет, — юношеский рекорд мира.

Тогда на мой вопрос, не торопят ли они события, наставник ответил, что ни о каком форсировании не может быть и речи. «Задача побеждать любой ценой перед нами не стоит. Ориентируемся не на соперников, а на результат. Наш внутренний календарь построен таким образом, что ребятам двух возрастов приходится соревноваться вместе. Поэтому Климу было за кем тянуться. Когда же он начал выступать в международных турнирах, где гораздо более жесткая конкуренция, целью были обкатка, накопление опыта».

В Будапеште конкурентов хватало. В полуфинал на 50 м Клим вообще не попал, на сотке пробился, выиграв перезаплыв у китайца Ли Гуаньюана, для чего пришлось превзойти собственный юниорский рекорд мира. А в решающем заплыве на 200 м коснулся стенки четвертым, уступив бронзовому призеру лишь 0,08 секунды. После чего новоявленный чемпион мира Евгений Рылов пообещал: «Климент будет подтягиваться. Думаю, на чемпионате Европы-2018 он будет уже вторым. Вслед за мной…»

И он по части «подтягивания» как в воду глядел. По крайней мере — в короткую воду Копенгагена, где в прошлом декабре проходил чемпионат континента. Там Клим выиграл (правда, в отсутствие травмированного Рылова) те же 200 м, установив юниорский рекорд мира. Плюс добыл «золото» на дистанции вдвое короче, еще два эстафетных и «серебро» на 50 м. А уже через три дня снова стартовал в Питере, на Кубке Владимира Сальникова.

Утром, посмотрев на то, как тяжело далась парню квалификация, я наткнулся на него в холле бассейна, который Колесников пересекал неспешно и даже, как мне показалось, прихрамывая. А на вопрос, что случилось, пожал плечами: «Ничего особенного. Просто очень устал».

Я ему, понятно, посочувствовал. А вечером испытал легкое потрясение, став свидетелем мирового рекорда (уже без прилагательного «юниорский») в его исполнении на стометровке. Первым, кого поздравил, был Лазарев. На мое «Ну, мужики, вы даете!» Дмитрий лишь развел руками. Дескать, мы не виноваты, рекорд сам получился.

А в столице Шотландии, вскоре после своего 18-летия, Клим огорчил Рылова, опередив того на стометровке. При этом он сбросил почти полсекунды с собственного мирового рекорда для юниоров. Был намерен побороться с чемпионом мира и на 200, но… пролетел мимо полуфинала. Скорее всего, по рассеянности. Квалификацию он отработал без особых усилий, не сомневаясь, что этого будет достаточно. Юноша просто упустил из виду, что в команде кроме него и Жени есть Григорий Тарасевич, которому роль «третьего лишнего» (таков лимит на одну страну) не улыбается. И он свою задачу решил, хотя в финале и не преуспел, лишив Колесникова верной медали.

Впрочем, получив этот урок, наш герой не очень переживал. Потому что к тому времени успел уже трижды подняться на вершину пьедестала. Сначала в составе эстафеты 4х100 м вольным стилем, где показал на финишном этапе лучший результат в нашей команде. А на следующий день — после финала спинистов на 50 м, который принес ему, как вишенку на торте, мировой рекорд — первый взрослый в бассейне олимпийского формата. Прежний держался с 2009 года, когда пловцам было еще позволено выступать в дававших большую фору гидрокостюмах.

Иные коллеги по перу, щедрые на авансы, называют Колесникова «вторым Майклом Фелпсом». Если кто не в курсе: американец Фелпс — самый титулованный олимпиец. Не только среди пловцов, в истории вообще. Другие считают Клима главным среди россиян претендентом на олимпийское «золото», по которому мы успели соскучиться. Что гораздо ближе, мне кажется, к правде.

Его страничку в ВКонтакте открывает девиз: «Возможно всё! На невозможное просто требуется больше времени». Это цитата из Дэна Брауна, автора бестселлеров. Парень так быстро растет (и буквально, и фигурально), что двух лет, отделяющих нас от Игр в Токио, хватит, чтобы из мальчика дозреть до мужа. В смысле — стойкого бойца.

Я полюбопытствовал, за что возведен в ранг святых Климент, имя которого наследовал наш герой. Был он священником и просветителем, одним из лучших учеников Кирилла и Мефодия, вместе с ними внес большой вклад в создание славянской письменности.

Колесников хорошо вписывается в эту парадигму. Ученик он весьма прилежный и амбициозный, талантом от Бога и родителей не обделен. А в том, что его лепта в плавание будет весомой, не сомневаюсь. Единственное, пожалуй, что может помешать, это пресловутая «звездная болезнь». Но к ней Климент, как заверяли меня сведущие люди, не предрасположен.

Евгений МАЛКОВ