Печать
Просмотров: 600

Стадион ГТО

Нужна перестройка!

2017 1 kochМне пришло интересное письмо. Письмо от немолодого уже человека, заядлого физкультурника (слово «фитнес» к нему не подставить, не подходит, он именно — физкультурник). Причем физкультурник не по душе, а по необходимости (так у него получается). А письмо его — о нагрузке, вернее, о дозе, рамках нагрузок. Длинное, на двух листах. Несколько строк я цитирую.

«В юном возрасте я перенес полостную операцию, — пишет он. — Среди врачей нашелся один, который посоветовал двигаться, и вот с тех пор я бегаю. Понимаю, что бег нужен, что без бега давным-давно ходил бы по больницам, но я не получаю от этого удовольствия (как другие люди, что видно из их писем). В течение двадцати лет заставляю себя вставать рано утром и бежать. Именно заставляю. Потом обливаюсь холодной водой, опять же потому, что знаю о пользе этой процедуры. Сначала я настраиваюсь, а потом только выливаю на себя воду. Летом-то ничего, а зимой требуется всё мое мужество. Гимнастика — это единственное, что я делаю с удовольствием. После гимнастики тело действительно «поет».

 

2017 1 kochВсё бы ничего, но в последнее время меня беспокоит артериальное давление, оно у меня стало повышенное. И я сейчас в растерянности. Раньше такого не было. Что делать? Бросать занятия? Но посмотрю по сторонам — столько больных людей! Не хочется пополнять их ряды. А если не бросать, то как быть дальше?»

Вот такие строки, такие вопросы. Кстати, подобных писем приходит немало. Чаще всего от тех людей, которые занимаются, как я для себя называю их занятия, механически. Словно когда-то давно они прочитали статью о пользе движения, а после этого ни одной книги не открыли. Или в школе получили какой-то минимум информации (не знаний, а именно информации), да так с этим минимумом и живут.

Но что же делать автору письма? Бросать занятия? Но ведь жалко же. Столько лет занимался, наработал запас, а теперь всё выбросить? Жаловаться на возраст? Глупо. На возраст надо не жаловаться, а подстраиваться под него — чуть по-другому моделировать тренировку. Одним словом — нужно перестроиться. Ошибка любого занимающегося физкультурой человека — отсутствие корректировки занятий.

Александр (так зовут читателя) в своем письме пишет о закаливании. Обливается холодной водой, привык, насморк исчез. Но насморк возвращается, едва Александр переходит на теплую воду. Но ведь обливание холодной водой — это стресс. Сильный, мощный. Много ли среди нас «моржей»? Не очень много. И никогда их много не будет, потому что это занятие не для всех. А если посчитать «моржей»-бегунов, то их вообще единицы.

Не у каждого человека такой запас здоровья, который помогает справиться сразу с двумя стрессовыми нагрузками одновременно — с бегом и с моржеванием. У «моржей» главное в тренировке — это контакт с водой. Всё остальное, включая упражнения, носит прикладной характер — разогрев тела перед погружением в воду или обливанием. А такие обливания, как у Александра, так и вовсе больше похожи на гигиеническую процедуру. Но от этого влияние этой процедуры, ее нагрузка на организм не уменьшаются. Следовательно, Александр получает за утро (занимается он по утрам) двойную нагрузку. Это в юности бывает так: поспал человек или не поспал, поел или не поел — молодой организм всё пересиливает, сердце справляется.

Хотя и в юности можно получить хороший урок. Я уже работал в школе, но время от времени помогал друзьям-лесникам, выезжая с ними в качестве рабочего на тушение пожаров и другие лесные работы. Так было и в тот вечер в конце сентября. Мы выехали на лесной пожар. Долго крутились по дорогам, то взбираясь на песчаные кручи, то объезжая болота. Дым, казалось, заполнил весь лес. Мы торопились, и эта спешка сыграла с нами плохую шутку. Машина через болото не прошла, и мы застряли. Часа два бились: копали лопатами, подкладывали сучья и валежины, домкратили — всё пытались выехать, но куда там. Разожгли костер у машины, водителя оставили у этого костра, а сами побежали с лопатами и топорами на место пожара. Еще часа два копали, рубили, помогали трактористам, затем вернулись к оставленной машине. Тут, у костра, догнала усталость.

Водитель и еще несколько человек рабочих остались ждать трактор, а мы вдвоем с другом-лесником пошли домой. Глубокая ночь, луна, тишина. Сентябрь теплый стоял, поэтому, когда к реке вышли, решили не на мост идти (это крюк километров в десять), а переправиться вплавь. Разделись, одежду на найденную на берегу досочку приладили. И поплыли… Река широкая, вода холодная. И если просто окунуться было бы чуть ли не в удовольствие, то заплыв наш превратился в серьезную нагрузку. Вылез из воды — еле оделся, всё никак ногой в штанину попасть не мог. Вот уж точно узнал, что это такое, когда зуб на зуб не попадает! Всё боялся, что зубы разлетятся от этой тряски. До дома добежал, под одеяло забрался, но всё без толку. Второе одеяло на себя накинул, потом еще одно. До утра лежал, трясся, на собственном опыте прочувствовал ту великую нагрузку, которую получает человек от короткой, но мощной по воздействию холодной «ванны».

Через несколько лет я пробовал восстановить закаливание, превратить его в гигиеническую процедуру. Год обливался холодной водой. Дважды в день, утром и вечером. Наливал воду из-под крана в ведро и выходил во двор. Выливал ее на себя пригоршнями. После обливания как следует растирался.

Всегда, на всем протяжении закаливания, испытывал двоякое чувство: с одной стороны, было ощущение невероятной бодрости после процедуры, с другой стороны, я ощущал постоянный озноб. Едва заметный, но, повторю, постоянный. Спать ложишься, укрываешься одеялом, а оно не прогревает до косточек. И мышцы пребывают в каком-то постоянном треморе. Этот озноб, а еще внезапно заболевшее левое плечо (с него я обычно начинал обливание) и положили конец моей попытке. Кстати, как только бросал обливаться, боль в плече проходила. Стал выходить на улицу обливаться горячей водой. Зимой ли, осенью, летом — выливал на себя ведро горячей воды. С горячей водой можно и по снегу босиком походить — не страшно.

Я предвижу некоторое недовольство наших «моржей», которые читают эти строки. И я не против моржевания, я против системы оздоровления, которая мешает всё в одну кучу. И разобраться, где в этой куче главные нити, нет никакой возможности.

Теперь о беге. Классное упражнение, могучее, красивое. Что может быть лучшим показателем жизненной силы, чем легкий утренний бег среди деревьев, цветущих лугов, по берегам рек и прудов? Не зря известные режиссеры часто вставляют в свои кинофильмы эпизоды бега главных героев. Бегущих просто так: от радости жизни, от избытка силы, от переполняющей их любви! И бег действительно дарит гормон радости.

О беге журнал «ФиС» пишет много лет. Издаются книги, создаются телепередачи. Но много ли прибавилось бегунов на улицах? Немного. И среди бегунов много таких, как автор письма Александр.

«Тебе хорошо, — пишет он мне, — ты захотел — и сделал. Захотел мир посмотреть — сел на велосипед, захотел лук освоить — освоил. А у меня нет такого. И стремления не вижу. На пробежку заставляю себя выйти, знаю, что если не выйду, элементарно плохо буду себя чувствовать».

Я — учитель, я привык анализировать. В школе ведь как? Пробую один вариант подачи темы и смотрю, что на выходе. Если тема усваивается, значит, вариант подачи работает, если нет, то приходится придумывать другие варианты и способы. Например, пытаемся приучить учеников к чтению, а интересные книги из программы убираем (хотя и Джек Лондон, и Грибоедов, по большому счету, говорят об одном и том же). Где логика? Не вижу.

Почему за рубежом очень много занимающихся физкультурой людей? Им помогает правительство, в продаже есть дешевые, но качественные форма и кроссовки, существуют различные поощрения, но главное — есть вело- и пешеходные дорожки. То есть существуют (!) специальные места для занятия бегом, велосипедом и ходьбой. У нас пока их не предвидится, разве только в Москве и в других мегаполисах. Легче всего нормы разработать и на бумаге прописать…

Во время последней поездки за рубеж я считал (в прямом смысле слова) встретившихся мне на дорожке людей. И что же? На каждого бегуна пришлось два велосипедиста и шесть ходоков! То есть в развитых странах давно всё проанализировано и в оздоровительном спорте отдано предпочтение ходьбе.

Вот то рациональное зерно, которое мы должны взять на заметку! Нет, я не спорю, я сам бегаю по утрам, но, думаю, настало время как следует «надавить» на ходьбу. К тому же у нас и собаководы, и бегуны, и пешеходы — все в одной тарелке, то есть в одном парке. Попробуй пробеги по московскому парку — какая-нибудь собака вмиг остановит и добавит третий стресс к двум первым.

К тому же очень много людей стесняются выйти побегать на улицу. И их понять можно — с комплексами бороться бывает трудно. Но это бегать выйти — стеснение через край, ну а просто походить?! Насчет нагрузки — будьте спокойны, ходьба — еще какая нагрузка!

Вот я сегодня утром «десятку» прошел, дома майку выжал и сушиться повесил. Ноги до сих пор гудят, а самочувствие — о-го-го! Ходьба легко дозируется, повышенное артериальное давление снижается (еще В. С. Преображенский об этом во всех своих книжках неустанно повторял). Снижается, снижается, поверьте, только опять же при условии не гнаться за рекордом. Главный рекорд — это здоровье. Всякие там секунды и километражи — это второй план, вспомогательный. Кстати, главная, глобальная задача комплекса ГТО — народ привлечь к занятиям физкультурой. А чтобы не отпугивать людей от этого комплекса, я бы предложил после 35 лет сменить в таблицах оценки результатов бег на ходьбу. Да и в более юном возрасте ввести альтернативную бегу строку ходьбы, чтобы человек выбирал, скажем, бежать ему три километра на время или пройти восемь километров.

Думаю, автору письма Александру есть смысл хотя бы на время перейти с бега на ходьбу. Времени потребуется значительно больше, конечно, но в этом тоже есть тайный смысл: может быть, тогда его потащит на тренировку не только пресловутое «надо», но и приятное «удовольствие от нагрузки». Да и после ходьбы обливание пойдет попроще.

Кстати, о дозировке. Напоминаю, что ориентироваться можно и на частоту пульса, как при беге, и на «разговорный» темп. Да, да, и при ходьбе эти вещи срабатывают четко. Тренировка на 110—120 ударах в минуту дает нужный эффект. Километры и время прохождения тоже помогают дозировать. Но тут нужно научиться анализировать. Учиться самому, ориентируясь на самочувствие и собственные ощущения.

Итак, Александру, как мне кажется, нужно выяснить, что же является «злым» стрессом в его тренировках? Может быть, хотя бы на некоторое время заменить бег ходьбой. Тренированность от этого не упадет, не исчезнет, ведь речь идет о взаимозаменяемых видах физической тренировки. И к лыжам ходьба подготовит не хуже бега. А едва снег ляжет — на лыжи! Уж лыжи-то подправят все огрехи. Вот только по поводу обливания останусь при своем мнении. Может быть, кто-то из опытных «моржей» поделится опытом? А мы будем ждать ответа.

Владимир КОЧЕТКОВ, учитель географии и физкультуры, пос. Сурское, Ульяновская область