Печать
2016 г.
№ 8
Просмотров: 400

Хочу поделиться

Спортивный папа: личный тренер или тиран?

2016 8 borodОтец мой — мастер спорта по вольной борьбе, чемпион области, тренер-преподаватель с огромным опытом и высшим педагогическим образованием, которое получал уже после радиотехнического, чтобы стать настоящим учителем. Его тренировки хвалили все, кто хоть что-то понимал и в спорте, и в преподавании.

«Мне всё в жизни дала борьба, — говорит отец, — призвание, работу, учеников, друзей, возможность посмотреть мир, материальную независимость». Сейчас он с тренерской работой «завязал» по ряду причин, но в свои шестьдесят три выглядит, как иные в пятьдесят. И это несмотря на то, что отец был переломан за свою спортивную карьеру от макушки до пяток, и теперь всё это дает о себе знать. Однако если отец перестает шевелиться, тренироваться, то чувствует себе еще хуже. И он тренируется. Подтягивается по 25 раз верхним хватом. Плавает. Ворочает «железо» и «закачивает» травмированные мышцы…

 

Сыновей отцу Бог не дал, а дочери (я и моя старшая сестра) ничем в спортивном смысле не знамениты. Борцов-девчонок отец недолюбливал, хотя женские чемпионаты всегда смотрел и технику отмечал, но остальное…

— Все сутулые, уши поломаны, волосы растрепаны! То ли дело гимнасточки — причесочки, костюмчики, грация, пластика!

В общем, когда мы с сестрой терзали папу на счет приемов самообороны, он отвечал, что сила женщины в ее слабости. Приемы, конечно, показывал, но их же годами отрабатывать надо. Зато частенько, забирая меня с английского, вез в спортзал, где я, считай, и выросла. Бегала, прыгала, карабкалась по шведской стенке и канатам, кувыркалась, бросала мяч в баскетбольную сетку. Мне нравилось быть там и одной, без папиного руководства. От оного я всегда уставала — он умел детскую энергию направить в нужное русло, аж до слез и соплей.

Вырастить из нас здоровых людей — задача номер один. Самое лучшее для здоровья, конечно, плавание! Самого отца плавать научили старым дедовским способом: бросили пятилетнего в реку. Слава Богу, на нас он таких экспериментов не ставил. Однако старшей сестре повезло меньше, чем мне: отец хватал ее в охапку и нырял с ней под воду. Сестре впечатлений хватило. У меня же была более спокойная поэтапная программа обучения плаванию. Сначала требовалось посещать бассейн (куда я и ходила регулярно многие годы), со временем передо мной была поставлена задача переплыть Белое озеро. И так далее по нарастающей.

Летом плавали с папой в нашей речке по утрам и вечерам: километр — брассом и двести метров — кролем. Помню, однажды (мне было тогда 16 лет) мы поплыли до моста нашей речушки: километр — туда, километр — обратно. Последние сто метров я уже еле тащилась, ухватившись за отца. Но он еще заставил меня проплыть двести метров кролем, за что потом, на берегу, премировал бутылкой кока-колы, которую я в ту пору обожала.

В подростковом возрасте у меня были две проблемы со здоровьем. Первая: лишний вес (талия у меня была такая, что короткие маечки, обтягивающие платья и другую подобную одежду я себе позволить не могла, хотя живот и не висел). Вторая: начались проблемы со спиной — сколиоз. Эти напасти заставили папу уделить моему физическому воспитанию еще больше внимания. Отец корил себя, что упустил момент.

Склонность к искривлению позвоночника была заметна у меня еще лет в семь, а подростком я вымахала так, что скелет не справился с нагрузкой. Отец составил мне комплекс упражнений, в том числе со штангой и гирями, и я исправно, хоть и без особого рвения, делала их каждый день.

Но потом начался сущий ад. Посоветовавшись со специалистом, отец подобрал мне совсем другие упражнения: статические, невыразимо нудные, от которых просто замерзнуть можно. Теперь, когда мне говорят, что качать пресс, отжиматься и приседать скучно, хочется показать в ответ хотя бы парочку получасовых «укладок» с гимнастической палкой, которые мне приходилось проделывать.

Честно сказать, из-под такой палки я делала эти статические упражнения с палкой, что папе частенько приходилось проводить со мной разъяснительные беседы. Ходила я в ту пору в рокерских балахонах, и кривизна моей спины никому в глаза не бросалась. Когда тебе пятнадцать лет, то с трудом верится в то, что с возрастом сколиоз грозит болями и ограничением движений.

Самым муторным было тренироваться, когда папа был дома. Мало того, что он считал все подходы и повторения упражнений, так еще вштыривался в процесс, находил кучу дополнительных упражнений, тут же начинал их на мне тестировать, критиковал, что неправильно делаю. Ужас, короче…

Сейчас мне уже тридцать, и без физкультуры жить я не могу. Продолжаю ходить в бассейн, делаю гимнастику дома. На работе тоже умудряюсь найти время для разминки (я даже принесла прыгалки!). У меня нет сейчас ни лишнего веса, ни особых проблем со спиной. И всё это во многом благодаря папе. Он нам с сестрой с детства давал понять, что без труда ничего не добиться, что полезное — не только «в удовольствие». Этому как раз и учат спорт и жесткий наставник, каким и являлся мой папа (мне даже трудно представить, что он мог бы сотворить со мной, родись я мальчиком, да еще без всяких сколиозов).

Кира БОРОДУЛИНА, лингвист, преподаватель, г. Тула