Печать
Просмотров: 496

Секреты мастерства

Артем Хаджибеков:
«Я никогда не посвящал стрельбе всю свою жизнь…»

2016 7batashОлимпийский чемпион Артем Хаджибеков вполне мог бы претендовать на место в Книге рекордов Гиннесса, так как он — единственный в мире стрелок из пневматической винтовки, семнадцать раз подряд выходивший в финалы Кубка мира.

Еще одна причина для этого — казус, произошедший с Артемом на Олимпиаде в Атланте, где ему, выигравшему турнир винтовочников, вручили золотую медаль за победу в стрельбе из пневматического пистолета. Есть и третья причина, выходящая, правда, за рамки спорта.

 

— Олимпийские игры в Атланте, — говорит Артем Хаджибеков, — я выиграл только благодаря электронному тренажеру «СКАТТ», который разработал и изготовил вместе с несколькими моими товарищами — электронщиками и программистами. Во время большинства своих предолимпийских тренировок я не совершил ни единого настоящего выстрела (с патроном), полностью доверившись электронному тренажеру «СКАТТ».

Пословица гласит: «За двумя зайцами погонишься — ни одного не поймаешь». А вот Артему Хаджибекову, выдающемуся стрелку и талантливому инженеру-конструктору электронных устройств, это много раз удавалось. Жажда отличиться в спортивной стрельбе, видимо, была заложена в его генах. У матери Артема был первый разряд по стрельбе, а его отец, Александр Яковлевич Хаджибеков, являлся мастером спорта СССР (в память о нем в Обнинске с 1979 года проводятся ежегодные традиционные турниры по пулевой стрельбе). Неудивительно поэтому, что свой первый выстрел Артем Хаджибеков совершил в пять лет.

— Родители привели меня в клуб Московского энергетического института (мой отец был выпускником этого вуза), — вспоминает Артем, — и позволили нажать на спусковой крючок винтовки. Я это сделал. И прозвучал выстрел...

Казалось бы, после этого можно было по примеру вундеркиндов-музыкантов приступить к систематическим тренировкам. Однако родители Артема с этим не торопились. Отец, конечно же, кое-чему научил сына, однако преподать ему все премудрости стрельбы не успел. Артему было восемь лет, когда после двух инфарктов Хаджибеков-старший скончался…

— Мой отец, — рассказывает Артем, — заведовал одной из лабораторий обнинского Физико-энергетического института (моя мама тоже работала в этом институте). Он был очень занятым человеком, но всё же находил время на нас с сестрой и братиком…

Артем Хаджибеков родился 20 апреля 1970 года в Обнинске (сейчас он живет в Истринском районе Подмосковья и выступает за ЦСКА). С 1993 по 2015 год входил в сборную России по пулевой стрельбе из винтовки. За это время завоевал бесчисленное количество самых разных спортивных наград; он чемпион и серебряный призер Олимпийских игр, многократный победитель чемпионатов мира, Европы и России, четырехкратный обладатель Кубка мира и множества других наград, завоеванных в самых престижных состязаниях.

— Вы еще из арбалета стреляли...

— Для меня это было что-то вроде игры. По технике стрельбы арбалет не очень отличается от винтовки, хотя там, конечно, есть свои нюансы. Любой стрелок, по-моему, может стать неплохим арбалетчиком. Никаких проблем в этом виде спорта я не испытывал. У меня даже есть золотые и серебряные медали, завоеванные в составе сборной России на чемпионатах Европы и мира в 2005 и 2006 годах.

Еще одним «зайцем» для Артема Хаджибекова стала электроника. Унаследовав от своих родителей страсть к ней, он «сочиняет» новые узлы и устройства, придающие стрелковому спорту современный, то есть электронный облик.  

— Дома у нас было множество разных деталюшек, пара чемоданов, наверное, — вспоминает Артем. — Меня притягивали эти железки, и я старался сообразить, что из них можно сделать.

Отцовские друзья подсказывали мне, что с чем и как нужно соединить. Потом мне в руки попал журнал «Юный техник», где были кое-какие статьи об электронике. Читая их, я постепенно стал кое в чем разбираться. И годам к 16 начал что-то собирать уже не на ощупь, а понимая, что к чему. Мой двоюродный брат однажды подарил мне набор элементов и цифровых микросхем, из которых можно было сделать электронные часы. И я собрал две или три пары...

А сегодня Артем Хаджибеков — соучредитель российской фирмы «СКАТТ» и ведущий конструктор-инженер оптико-электронного стрелкового тренажера с таким же названием.  

— Ваш тренажер признан лучшим в мире устройством для обучения и совершенствования техники стрельбы. Его используют члены сборных команд более ста стран, в том числе России, США. Японии, Германии, Франции, Китая. Кроме того, вы сотрудничаете с немецкой компанией «Вальтер», выполняя ее заказы на ваши ноу-хау. Но у вас наверняка есть и дальние планы. Можете ли вы представить, чем будете заниматься в будущем?

— В прошлом году я попробовал изобретать новое оружие, пневматическое и малокалиберное. С моей точки зрения, у меня это неплохо получилось. Но от такой работы быстро устаешь, потому что всё это нужно держать в голове, создавая и прокручивая мысленно все детали и сочленения, и представляя себе, как они работают. Долго находиться в таком состоянии нельзя, поэтому месяца через три я сделал паузу.

— В одном из интервью вы сказали, что плохо учились в школе.

— Это не совсем так. Мне нравились математика, физика, химия, эти предметы я понимал, они мне легко давались, а вот на чтение художественной литературы у меня не было времени. Когда же я попытался сдать экзамены в обнинский Институт атомной энергетики, то завалил сочинение. И сегодня очень жалею, что в детстве мне не привили вкус к чтению.

Спортсмен так же, как писатель, да и читатель, должен обладать даром воображения. Если у стрелка есть фантазия, то он может тренироваться, даже сидя на диване, воссоздавая мысленно мышечные и тактильные ощущения, представляя себе, как и во что он прицеливается, учитывая даже порывы ветра.

Я прибегал к аутотренингу и во время соревнований, прорабатывая в паузах сюжет следующего выстрела. А в последнее время с удовольствием вчитываюсь в сюжеты художественных произведений…

Вместо института Артем Хаджибеков поступил в многопрофильное техническое училище, где, в частности, готовили специалистов по радиоэлектронике. Преддипломную практику в течение нескольких месяцев он проходил в лаборатории ускорителей обнинского Физико-энергетического института. Когда же окончил училище, получив специальность радиомонтажника электротехнических и радиотехнических приборов и систем, пошел в армию.

К армейской службе он был хорошо подготовлен. В стрелковой секции, где занимался Артем, молодой тренер Юрий Гришин, выпускник Центрального института физкультуры, заставлял своих подопечных каждый день делать зарядку и бегать. Хаджибеков этим не ограничивался: в течение трех сезонов ходил на лыжах, ездил на велосипеде, а в год перед призывом начинал свой день с десятикилометровой пробежки.

— В армии я полтора месяца был в учебке, — рассказывает он, — а потом меня перевели в спортроту.

В девяностом году он должен был демобилизоваться и вернуться в лабораторию ускорителей, где проходил преддипломную практику, однако накануне распада СССР дела там были так плохи, что он решил продолжить службу в армии, став сверхсрочником. И вскоре отличился в спорте. В составе юниорской сборной Артем Хаджибеков выступил на чемпионате Европы и завоевал две медали — золотую в командном первенстве и серебряную в личном. И после этого решил, что должен сконцентрироваться на спорте.

— Олимпийский чемпион Михаил Неструев однажды сказал мне, что всегда относился к стрельбе только как к хобби. А что такое стрелковый спорт для вас? Увлечение или тяжелая работа?

— В какой-то период стрельба была для меня хобби, а когда-то — основным занятием. Тренировки в стрельбе из винтовки очень утомительны. Если в какой-то день ты заставишь себя отработать восемь часов, то потом тебе неделю придется отлеживаться.

— А вы часто проводили столь длительные тренировки?

— По восемь часов подряд я почти никогда не тренировался. У меня получалось часов по шесть, причем одно занятие разбивалось на две части.

Стрельба — это очень интересный вид спорта, но я никогда не посвящал ей всю свою жизнь…

— А как вы относитесь к оружию? Можно ли сказать, что сживаетесь с ним?

— Твое оружие — это всего лишь кусок металла. Но со временем оно словно бы становится частью тебя. Неотъемлемой частью. Ты чувствуешь оружие как продолжение твоей руки и вкладываешь в эту железку часть своей души.

Артему Хаджибекову был 21 год, когда распался Советский Союз, погребя под своими развалинами и мир советского спорта.

— Всё очень быстро пришло в негодность, — вспоминает Артем. — «Посыпались» спортивные клубы, тренировочные базы, словом, всё подряд. Сборная команда России прекратила свое существование, тренироваться стало негде, патроны кончились.

Я был в составе спортроты ПВО 27-го СКА, однако с 1991 по 1993 год стрельбой не занимался, хотя иногда и выезжал на соревнования. Два года выпали из моей жизни, и я не видел для себя просвета в ближайшем будущем.

В это время известный специалист Олег Александрович Лапкин решил баллотироваться на пост главного тренера сборной России. И вот тогда во мне затеплилась надежда на то, что в нашем спорте наступят лучшие времена. Однако попытка Лапкина возглавить сборную закончилась провалом: за него проголосовали лишь два человека из восьмидесяти...

Он еще не пришел в себя после неудачи, когда я, подойдя к нему, сказал: «Давайте поработаем вместе. Станьте моим тренером». — «Я подумаю, — ответил он, а чуть позже принял мое предложение: «Хорошо, давай попробуем».

И с 1993 года мы потихонечку, потихонечку начали заниматься: то он мне что-то подсказывал, то я наводил его на какую-то мысль. И дело у нас пошло. А через год руководители Стрелкового союза России сами обратились к Лапкину и попросили его стать главным тренером. И вплоть до 2008 года он руководил сборной страны по пулевой стрельбе…

Олег Александрович Лапкин, как и отец Артема, окончил Московский энергетический институт. Инженер-электронщик по специальности, он помогал Артему не только в совершенствовании техники стрельбы, но и в разработке тренажера «СКАТТ», так как еще в 1971 году создал прибор, который, наверное, можно назвать его прообразом.

— Компьютеров в 70-е годы не было, — говорит Артем, — всё показывалось на осциллографе. При тогдашнем уровне электронной базы это, конечно, был прорыв. Если бы не было того прибора, то нам вряд ли удалось бы создать свой...

Я испытывал чувство гордости от того, что знаменитый Олег Лапкин стал моим наставником. Своими чувствами я ни с кем не делился, но это меня вдохновляло. Тренируясь у Олега Александровича, я попал в сборную команду, а в 1993 году выступил на Кубке мира, который проходил в Южной Корее. Накопив деньги, поехал туда за свой счет и, удивив всех и самого себя, выиграл золотую медаль. Это и стало началом моей взрослой карьеры. В то время мы уже создали одну из первых версий тренажера «СКАТТ», и я, используя его в очень маленьком помещении, месяца полтора каждый день стрелял вхолостую.

(В основе конструкции тренажера «СКАТТ» лежит принцип определения координат при помощи инфракрасного излучателя, размещенного в корпусе электронной мишени, и координатно-чувствительного приемника инфракрасного излучения, закрепляемого на оружии. Данные приемника (сенсора) поступают в вычислительный блок тренажера, который преобразует их для последующей передачи в персональный компьютер. Затем эти данные обрабатываются программой «СКАТТ», которая отображает их на экране монитора в виде траектории прицеливания и пробоины на мишени, добавляя к этому графики и статистику всех выстрелов.)

И перед Атлантой я тоже всё время тренировался со «Скатом», так что низкий ему поклон.

— В Сиднее вы выиграли серебряную олимпийскую медаль, а затем приняли участие еще в трех летних Играх. В Афинах заняли пятое место, в Пекине — тринадцатое, а в Лондоне не сумели пробиться в финал…

— В Лондоне я не мог выступить лучше, так как не успел решить проблемы со спиной, которые начались за год до Игр, поэтому стрелять стоя было для меня пыткой. А вот в Сиднее мог бы получить «золото», а не «серебро», если бы не допустил просчет в экипировке. Я тогда решил улучшить свою форму: чуть-чуть подшил свои штаны, слегка их заузив, и из-за этого не мог нормально стрелять. На тренировке я ничего не почувствовал, а во время соревнования было уже поздно что-то менять.

В эпоху перемен, когда развалился Союз и наш спорт оказался на голодном пайке, нас выручила немецкая компания «Вальтер». В 1994 году она подарила нашей сборной команде вновь разработанное пневматическое оружие. Мне передали его, и оно мне понравилось. Но я его чуть-чуть подработал: подпилил, подстрогал, чтобы оно стало еще интереснее. С этой винтовкой поехал на Олимпиаду-96 в Атланту. И выиграл. А за год до этого компания «Вальтер» подарила нашей команде еще и малокалиберные винтовки, а также оплатила несколько выездов наших спортсменов на этапы Кубка мира, где мы завоевали олимпийские лицензии.

Компания «Вальтер» и сегодня очень помогает нашим спортсменам. Если нужно поменять оружие или обновить его, оказать сервисные услуги, обеспечить запчастями, то это делают ее представители. И никто никогда не требует с нас денег.

У компании «СКАТТ» очень хорошие отношения с компанией «Вальтер». По их заказу мы разрабатываем различные электронные узлы для спортивного оружия. Так, например, мы вместе с ними создали спортивный пистолет, где по моему предложению установлен специальный датчик (электронные микровесы), который, как мы говорим, взвешивает нажатие. Когда стрелок нажимает на спусковой крючок, никакие механические части не двигаются, работает только электроника.  

Потом мы пошли дальше. Механику, которая в пневматической винтовке открывает и закрывает переходной клапан при производстве выстрела, я предложил заменить электронно-механической системой. Это позволит подключать оружие к компьютеру и контролировать все режимы стрельбы, блокируя, в частности, опасные углы, под которыми оружие не должно стрелять.

Чувствительные датчики не позволят оружию выстрелить и в том случае, если оно по каким-то причинам выпадет из рук стрелка.

Кроме того, мы хотим снабдить оружие маленьким цифровым ключиком весом в 0,5 грамма. Если его вытащить, то из этого оружия уже нельзя будет выстрелить. Такой ключик — прекрасная защита от детей, которые могут попробовать «поиграть» с винтовкой или пистолетом.

— Стрельба входит и в комплекс ГТО…

— Сегодня для сдачи норм этого комплекса можно использовать и электронные системы. Наш тренажер (электронный тир) «СКАТТ-ГТО» предназначен, в частности, для тренировок и для сдачи испытаний по стрельбе в рамках этого комплекса по правилам, рекомендациям и нормативам, утвержденным Министерством спорта РФ.

Уверен, что наш тренажер, который стоит очень недорого, мог бы существенно повысить популярность стрелкового спорта в нашей стране.

— А сами вы сейчас тренируетесь как стрелок?

— Тренируюсь, но мало. Делаю это больше для собственного удовольствия, однако хотел бы зацепиться за сборную команду. Правда, сегодня, в отличие от прежних времен, спортсмен не может сам руководить процессом своей подготовки. Тренировочный план спускается сверху, к его реализации подключаются специалисты, спортсмен же становится инструментом в чужих руках. Довольно бесправным… Мне это не нравится, потому что я воспитан по-другому.

Меня по-прежнему тренирует мой личный тренер Олег Александрович Лапкин, которому в этом году исполнится 75 лет. Он часто ко мне приезжает и до сих пор меня воспитывает: «Пора на тренировку. Нечего сачковать». Идем в спортзал, тренируемся там с тренажерами.

— Насколько мне известно, ваша жена преподает йогу. А вы йогой занимаетесь?

— Нет. Но представление об этом учении у меня есть.

— Мне кажется, что ваша жизнь идеально организована. Но, может быть, вы всё же предъявляете к себе какие-либо претензии?

— Мне нужно было поступить в технический вуз и идти в науку. Не надо было так усердно заниматься стрельбой. Тогда моя жизнь была бы гораздо содержательнее и интереснее...

Из этих его слов, как мне кажется, следует, что Артем Хаджибеков и сегодня сожалеет о том, что когда-то «завалил» сочинение на вступительных экзаменах в институт. Думаю, однако, что он вполне компенсировал ту неудачу своими техническими «сочинениями», вкладывая в них не только знания и опыт, но и творческое воображение.

И в этом ему, конечно же, помог стрелковый спорт, который, втягивая в свою орбиту почти всё, что интересует Артема, сформировал и его характер, и его судьбу.

Андрей БАТАШЕВ