Печать
Просмотров: 374

Секреты мастерства Леонид Тягачев и его команда

2016 11 bogatВ рождении каждой великой команды заключена тайна. Не исключение и создание сборной СССР по горным лыжам в конце 70-х — начале 80-х годов ХХ века. Неожиданно для грандов этого вида спорта — австрийцев, швейцарцев, французов, американцев наши горнолыжники ворвались в мировую элиту. А ведь еще совсем недавно лучшие советские горнолыжники стабильно занимали места в пятом десятке на этапах Кубка мира и, казалось, мечтать не могли о победах на европейском и мировом уровнях.

И вдруг всё изменилось. За счет чего? Об этом шла речь на встрече тренеров и спортсменов той «золотой» команды, которую по моей просьбе организовал Леонид Тягачев, главный тренер и, как сейчас бы сказали, генеральный менеджер советской сборной по горным лыжам. Запись той встречи пролежала у меня в столе целых семь лет, и вспомнил я о ней в канун 70-летнего юбилея Леонида Васильевича. Дал прослушать эту запись коллегам, и они посоветовали подготовить ее к печати. Что я и сделал.

Возглавив в 29 лет сборную СССР, Леонид Тягачев начал перестройку в своем виде спорта за много лет до того, как она была объявлена политикой государства, создав первую в стране профессиональную команду по западному образцу.

Леонид Тягачев: «Настроение человека зависит от того, что он в жизни сделал и какие поставил перед собой цели. Пройдя обучение и стажировку в Австрии, я, конечно, мечтал о том, чтобы мои подопечные совершили прорыв. Но как это сделать, если в нашей стране тогда не было ни горнолыжных центров, ни канатных дорог, ни современного инвентаря? «Мечты, мечты, где ваша сладость?» Но я не опускал руки, начал шаг за шагом решать непростые проблемы, сделав ставку на молодых парней и девушек, которым предстояло выдержать серьезнейшие нагрузки. И они сумели выстоять!»

Надежда Патракеева, призер этапов Кубка мира: «Леонид Васильевич говорил нам: “Вы же представляете Советский Союз! Чем вы хуже своих соперников? Вы можете и должны их побеждать!” И дух победителей укреплялся в нас».

Леонид Тягачев: «Эльбрус для полноценной тренировочной работы не годился. Там было невозможно выполнять объемы тренировочных нагрузок по 7 часов в день. Я сориентировался и создал альпинистский палаточный лагерь на плато Лаго-Наки в Адыгее (на высоте 1600 метров). Там мы нашли снежник длиной в два километра, купили подъемник “Шиперс” и начали очень серьезную работу. Построение команды было в 5 часов утра. Первая тренировка заканчивалась в 10 часов. Потом мы спали до 12 часов 30 минут, после чего опять приступали к работе. И так каждый день на протяжении двух с половиной месяцев. Конечно, тяжело, но это давало плоды. Потом снег таял, и наш горнолыжный десант отправлялся в Киргизию. Везли с собой продукты, бензин, мазут, древки… Там на высоте 3500 метров есть потрясающий ледник Ала-Арча».

Игорь Юдин, многократный чемпион СССР: «Не прилетел вертолет… Мы на Ала-Арче тащили всё свое оборудование на плечах по пояс в снегу. Потом по материковому льду тренировались по 20 заездов. Не выдерживала канатка. Тогда пешком ходили, а там дышать вообще нечем».

Владимир Андреев, призер этапов Кубка мира: «Огромная работа — это первая причина успеха всей нашей команды».

Леонид Тягачев: «Тренер работает в горных лыжах больше, чем спортсмен. Ты должен выйти на гору раньше, чем твои подопечные, поставить трассу, флажки. Всё это с буром, с ломом. В процессе тренировки древки падают, их надо ставить, поправлять. 10 часов — твой ежедневный рабочий день на снегу. Такая нагрузка не каждому по плечу.

Надежда Патракеева: «Вспоминаю такой случай. Леонид Васильевич сидит на середине трассы, а мы на канатке поднимаемся. Он спрашивает: “Сколько раз проехали?” Мы отвечаем: “Пятнадцать!” Он нас поправляет: “Нет, тринадцать”. Тренер всё видит, всё знает».

Леонид Тягачев: «Быть постоянно с командой очень трудно, но и интересно. И главное, что ты видишь, как люди растут. В команде был свой микроклимат, как в хорошей семье».

Надежда Патракеева: «По вечерам у нас футбольные матчи проходили — тренеры против мужской команды. Удивительно, но после стольких часов тренировок на снегу силы оставались еще и на футбол».

Леонид Тягачев: «Такие зарубы были!.. В команде спортсменов тон задавали лидеры горнолыжной сборной Макеев, Андреев, Жиров, Цыганов. Я говорил им перед игрой, что если они проиграют, то полезут на бочку (а на нее очень трудно залезть) и будут стоять в стойке для скоростного спуска».

Непосвященные относят горные лыжи к индивидуальным видам спорта. Но пример команды Тягачева, в которой была жесткая конкуренция, говорит об обратном. Только в команде, где люди сообща делают одно общее дело, может появиться чемпион. В этом убежден Леонид Васильевич, и свою правоту он доказывал делом.

Команда Тягачева опровергала все прогнозы. Кто бы мог предположить, что из шести последних этапов Кубка мира 1981 года наши парни выиграют пять? Сборная СССР оказалась единственной командой, одержавшей победы во всех видах программы. Вот уж воистину мы рождены, чтоб сказку сделать былью.

Леонид Тягачев: «У Володи Андреева настрой был чисто слаломный, хотя он и в скоростном спуске попробовал себя и даже занял третье место в австрийском Кицбюэле в комбинации (слалом и скоростной спуск.) Там трасса — одна из сложнейших в мире. Пройти скоростной спуск в Кицбюэле — это всё равно, что солдату стать Героем Советского Союза».

Владимир Макеев, призер этапов Кубка мира: «Технологически было очень сложно, потому что трасса — сплошной голый лед, такого льда мы еще не видели, за исключением, может быть, на хоккейной коробке. И крутизна склона — мама не горюй! И нам пришлось на лыжах, на этих маленьких, узеньких, ехать, и первое, что у меня получилось в Кицбюэле, улететь… Уйти в свободный полет… Мне, конечно, так неприятно было. Но в команде была установка — надо! И я пересилил себя».

Бесстрашный Владимир Макеев внешне напоминал спокойного сибирского медведя. Вот уж кому лучше не попадаться на зуб!

Леонид Тягачев: «После чемпионата мира 1978 года в Гармиш-Партенкирхене австрийские газеты написали: “Владимир Макеев — русская молния”. В день старта я с утра пораньше раздобыл спусковой костюм фирмы “Самас”, принес Володе и положил ему под подушку. Когда он проснулся и увидел этот костюм, то чуть не разорвал всех на завтраке. А потом, стартуя одним из последних номеров, он обыграл олимпийского чемпиона Бернарда Руси и многих других знаменитостей и попал в первую десятку».

Владимир Макеев: «Когда Леонид Васильевич говорил на собраниях, что на нас весь Советский Союз смотреть будет, от Москвы до Камчатки, то тогда где-то в районе сердца колыхало немножко».

Леонид Тягачев: «На следующих стартах на Кубке мира в Шладбинге Володя Макеев уже был третьим. И пошла череда успехов… Сибиряк (так его звали все) своим трудолюбием, своим бесстрашием поражал соперников, специалистов, журналистов».

Надежда Патракеева: «Володя Макеев мог пошутить, мог похулиганить».

Валентин Широков, заслуженный тренер СССР: «Макеев такой себе молчун, мало говорил, казалось, всё время что-то высматривал, такой с хитринкой всегда был».

Леонид Тягачев: «Хотел бы сказать особые слова о Валерии Цыганове, нашем первом победителе на этапе Кубка мира. Его триумф в американском Аспине, на этапе Кубка мира, где участвовали все легендарные горнолыжники планеты, трудно переоценить. Мы прилетели в Америку за день до соревнований. Удалось провести всего одну тренировку — и на старт».

Трасса в Аспине — одна из сложнейших в мире. Старт был на высоте 4000 метров над уровнем моря. Сплошные повороты — и вдруг обрыв под углом почти 45 градусов. Экспрессивному Валерию Цыганову, мастеру гигантского слалома и скоростного спуска, удалось пройти эту труднейшую трассу на одном дыхании.

Леонид Тягачев: «Я прекрасно знал, что такое лыжи для скоростного спуска, и понимал: от них зависит пятьдесят процентов успеха. Но такие быстрые лыжи были только у швейцарца Миллера. Однако он приболел, и я уговорил руководителя швейцарской команды Ханса Йоста, чтобы он одолжил чемпионские лыжи Цыганову. Если бы об этом узнали журналисты, разразился бы скандал… Я забрал лыжи в чехле, затем их привезли на старт. Чехол открыли перед самым выступлением нашего спортсмена.

Цыганов стартует, идет по трассе, а я сбоку от трассы лечу к финишу (примерно с такой же скоростью, но чуть поменьше), чтобы поменять лыжи (Тягачев в годы своей спортивной карьеры сам был мастером скоростного спуска. — Прим. автора). Цыганов финиширует, я к нему подлетаю, даю ему в руки его лыжи, а те лыжи, на которых он выступал, убираю в чехол и бегу с ними в лыжную комнату».

Треть, без малого треть участников не дошла тогда до финиша этой коварной трассы. Но наш спортсмен устоял.

Валерий Цыганов: «Трасса достаточно серьезная и опасная. Но для меня «страшно» — это не то слово. Потому что когда человек испытывает страх, то теряет способность что-то делать. А тут нужно ехать по трассе, стараться делать это быстрее, чем другие...»

Игорь Юдин:«На таком уровне спортсмен уже не боится, борьба идет не со скоростью, а за скорость».

Валерий Цыганов: «Самым трудным было дождаться, когда после меня проедут еще сто участников соревнований. Ты стоишь и ждешь, а вдруг кто-то тебя обгонит. Но в тот раз это никому не удалось!»

Евгений БОГАТЫРЕВ

Окончание следует