Печать
2016 г.
№ 1
Просмотров: 296

Профессия — спортивный психолог

Наследие Леонида Гиссена

2016 1 hodor2Декабрь 2002 года. Финал Кубка Дэвиса. Парижский Дворец спорта «Берси» наэлектризован до предела, чему был свидетелем автор этих заметок. Теннис даже вытеснил футбол с первых полос главной французской спортивной газеты «Экип». Без преувеличения вся Франция ждет победы от «мушкетеров с ракетками». Почти три тысячи российских болельщиков во главе с Борисом Ельциным ждут того же от Евгения Кафельникова и Марата Сафина.

 

Да и сам Кафельников прекрасно понимает, что этот финал — последний шанс завоевать вожделенную «Серебряную салатницу». Только положение дел в матче перед заключительной встречей явно не в пользу российской сборной. Хозяева выиграли парную комбинацию, а Кафельников явно не в той форме, чтобы завоевать решающее очко. Капитан сборной России Шамиль Тарпищев принимает кажущееся жестом отчаяния решение выставить на заключительный матч только начинающего свою карьеру, в которой будет еще много титулов и еще одна победа в Кубке Дэвиса, 20-летнего Михаила Южного.

Французы уже предвкушают триумф. Два первых сета Поль-Анри Матье берет у молодого российского соперника без особых проблем. В предвкушении банкета на Эйфелевой башне и капитан французской сборной Ги Форже. Только Тарпищев на скамейке запасных хранит поистине олимпийское спокойствие и всем своим видом показывает уверенность в победном для его команды исходе матча. Что-то подсказывает Южному, что-то подмечает в действиях Матье и Форже — и сборная России выигрывает первую в своей истории «Серебряную салатницу».

Тарпищев побил все рекорды по длительности пребывания на посту капитана в Кубке Дэвиса, а с национальной сборной работает — страшно подумать! — с 1974 года. Много раз доводилось наблюдать за тем, как он руководит сборной России. В психологических дуэлях, которые являются главной составляющей работы капитана в Кубке Дэвиса, Тарпищев практически всегда переигрывал оппонентов. Когда я поинтересовался, за счет чего, Шамиль Анвярович ответил: «Иностранные тренеры не брали уроков у Леонида Гиссена».

Именно из уст Тарпищева впервые услышал фамилию человека, которого принято считать основоположником практической спортивной психологии в нашей стране. Доктор медицинских и доктор психологических наук, автор более двухсот научных работ попал в мир спорта задолго до того, как стал студентом медицинского института. В составе гремевшей на всю страну в 50-е годы восьмерки московских «Крыльев Советов» Гиссен в 1952 году выиграл серебряную медаль по академической гребле, на Олимпиаде в Хельсинки. В послужном списке «академика» пять побед на чемпионатах СССР и три на чемпионатах Европы. В середине прошлого века чемпионаты мира по академической гребле не проводились, и главным стартом в этом виде спорта считалась Хенлейнская регата, которую советская восьмерка выиграла в 1954 году.

О научных интересах Гиссена лучше всего говорят названия его книг и монографий, изданных еще в советские годы: «Психорегулирующая тренировка», «Психология и психогигиена в спорте», «Время стрессов». Термин «психогигиена» требует, наверное, специальной расшифровки.

«В конце 50-х, когда я заканчивал медицинский институт, сотрудничество психиатров и спортсменов казалось нонсенсом, — отмечал в одном из своих интервью уже доктор медицинских наук Гиссен. — Все задавались вопросом: как врачи будут искать себе пациентов там, где царят сила духа и богатырское здоровье? Рассуждение примитивное, ибо сама семантика слова «психогигиена» предусматривает профилактику, а не лечение. Конечно, нам, психиатрам (именно этой области медицины решил посвятить себя Гиссен), приходилось поначалу экспериментировать на спортсменах».

Первые эксперименты заслуженный мастер спорта по академической гребле ставил на себе. Он первым в СССР внедрил систему аутогенной тренировки. «На Западе ей уже вовсю занимались, — вспоминал Гиссен. — Мне же приходилось до всего доходить своим умом. Копался в библиотеке деда, известного психиатра, сидел вечерами на кафедре психиатрии мединститута еще до того, как стал его студентом. Дыхательную гимнастику начал осваивать, когда еще и не слышал о соответствующей системе йогов. Меня научил яхтсмен Александр Чумаков, посоветовав вдыхать воздух в несколько приемов и выдыхать в три-четыре порции, чтобы вентилировать легкие. На тренировках ничего не получалось, и тогда решил отработать эту систему дома и на улице. Верил, что подобные упражнения позволят добиться прогресса в результатах».

2016 1 hodor3О дыхательной системе йогов Гиссен упомянул неслучайно. В нашумевшем документальном фильме «Индийские йоги, кто они?», вышедшем на экраны в 1970 году, тогда уже известный в спортивных кругах специалист выступил в роли одного из экспертов. В аутогенной тренировке, внедренной создателем лаборатории спортивной психогигиены Всесоюзного НИИ физической культуры в практику работы со сборными СССР, были использованы методики немецкого врача Иоганна Шульца. Съездив в Индию и изучив систему йогов, он адаптировал ее для европейцев, сделав акцент на сосредоточенность и образность представления. Именно Шульц ввел термин «аутогенная тренировка», как бы подчеркивая: пациент сам влияет на себя.

Методику немецкого специалиста опробовали на боксерах и получили крайне отрицательный результат. Выходя на ринг после сеанса аутотренинга, мастера кожаной перчатки попадали в нокдаун или даже нокаут, не успев сосредоточиться и сформировать образ противника. Гиссен быстро понял, что в изначальном виде подобная методика не подходит для практического применения.

Ведь на обучение шести формулам успеха Шульц отводил девять месяцев, что для спортсменов неприемлемо. После эксперимента с боксерами стало ясно, что нужно менять сами принципы. В этом Гиссену помогло базовое медицинское образование, знание трудов Ивана Сеченова. Выдающийся русский физиолог доказал, что мысль всегда заканчивается движением. Импульс, идущий от мозга к мышце, это путь для реального выполнения движения. Его можно разучить, вызывая образ перед глазами, четко моделируя происходящие в организме процессы.

Гиссен любил приводить такой пример: закованный около года в гипс из-за повреждения позвоночника больной после снятия корсета предстал перед изумленными врачами настоящим атлетом. По совету друга, психиатра по специальности, он ежедневно по нескольку часов мысленно занимался спортом. Один день «катался на велосипеде», другой — «плавал», третий — «играл в теннис». Такой «мысленной физкультуре», по утверждению Гиссена, можно научить каждого. Для этого нужны две вещи: полная сосредоточенность и хорошее знание физиологии.

Специалист, прекрасно знавший и спорт, и медицину, понимал границы своих возможностей. Гиссен никогда не утверждал, что из среднего спортсмена при помощи саморегуляции и аутогенной тренировки можно сделать великого чемпиона. Он лишь выявлял потенциальные возможности своих подопечных и помогал им обрести уверенность в своих силах.

«При примерном равенстве сил побеждает тот, кто в решающий момент лучше владеет собой, увереннее управляет своей психикой, — утверждал Гиссен в одной из своих работ. — Наша задача заставить превозмочь усталость и напряжение, сделать во время решающего старта то, что еще вчера казалось невозможным. Это и есть высший класс нашей работы».

Придя работать во ВНИИФК, Гиссен свои первые исследования провел в хорошо знакомой ему дисциплине — академической гребле. Он работал со сборными СССР, Москвы и Литвы. Одним из первых его достижений стали победы Геновайте Ромашкене. У этой спортсменки были великолепные данные и прекрасная техника. Больших побед она не добивалась по одной причине: 24 гребка в минуту казались ей пределом возможностей, который спортсменка никак не могла переступить. Больше месяца Гиссен занимался с Ромашкене, пытаясь преодолеть психологический барьер.

Два раза в день спортсменка приходила на его сеансы и повторяла, как заклинание: «Моя рука теплая, я чувствую приятное тепло во всем теле…» Потом наступало время аутогенного погружения, и Геновайте мысленно выходила на дистанцию, а Гиссен командовал ею, как рулевой, заставлял делать не 24 гребка в минуту, а сорок. «Проходя дистанцию» в таком темпе ежедневно, Ромашкене раскрепостила себя.

Спортсменка уходила из кабинета взмыленной и обессиленной. Зато, выйдя тренироваться на воду на реальном скифе, уже не зацикливалась на 24 гребках. На чемпионате Европы она взяла ритм 30 гребков в минуту — и победила.

В предисловии к одной из монографий своего учителя Тарпищев написал: «Книги по психологии сложно читать, особенно не чувствуя процесса. Вникая же в суть написанного, обнаружишь Клондайк — сотни коридоров из познаний, которые, не задумываясь, человек использует в собственной жизни. Конечно, эти знания могут быть использованы в спорте».

Нынешний президент Федерации тенниса России и бессменный капитан теннисных сборных России пришел в лабораторию Гиссена во ВНИИФК в начале 70-х и занялся темой «Состояние стресса в спорте». Как уверяет Тарпищев, два года исследовательской работы до сих пор помогают ему в практической деятельности.

«Знание психологии дает возможность в ходе теннисного матча добавить разрешенный эмоциональный допинг, который позволяет спортсмену прыгнуть выше головы, — утверждает Тарпищев. — Играя на нюансах психики не только своего подопечного, но и соперника, можно использовать тактические заготовки, которые помогают бить по слабым местам оппонента. Умению управлять этими сложнейшими процессами я научился в лаборатории Гиссена».

Главный человек в советском, а затем российском теннисе активно пользовался наработками своего учителя. «Во время матча, зная психологические портреты игроков и их состояние, можно было позвонить в лабораторию и получить рекомендации, что нужно делать на корте, — поделился однажды секретом Тарпищев. — До этого мы дошли еще в 1985-м, что тогда казалось фантастикой. Опыт, приобретенный в те годы, позволяет добиваться результата и сегодня. Зная психологические нюансы, видишь каждого игрока насквозь».

Стоит ли удивляться, что в матчах на Кубок Дэвиса капитан сборной России своими часто алогичными решениями ставил в тупик оппонента и добивался максимального результата. Как пошутил на одном из банкетов по случаю победы сборной России Тарпищев: «Каждый экспромт должен быть хорошо подготовлен». Даже в самые непростые времена, когда с финансированием спорта высших достижений были большие проблемы, со сборными России по теннису работала комплексная научная группа, возглавляемая профессором Анной Скородумовой. Она также считает себя ученицей Гиссена и активно использует его наработки в практической деятельности.

Новый капитан сборной Испании Кончита Мартинес до сих пор ищет ответ на вопрос, как ее команда, в которой каждый из участников в рейтинге стоял намного выше российских теннисистов, умудрилась проиграть нам в августе 2015 г. финальный матч первой Евро-Африканской группы Кубка Дэвиса во Владивостоке. Вряд ли выдающаяся в прошлом испанская теннисистка знакома с трудами Гиссена, которые были взяты на вооружение российскими специалистами. Выиграть сражение за возвращение в Мировую группу у итальянцев, правда, не удалось, но вспомним постулат самого Гиссена: «Невозможно с помощью аутогенной тренировки и психологии прыгнуть выше головы».

После распада Союза судьба Гиссена не сложилась. У него отобрали лабораторию и вынудили уехать за рубеж. В Великобритании советского психолога не приняли, и он завершил активную научную деятельность. Вернулся в Москву, но «коллеги» просто не дали Леониду Давидовичу вернуться в профессию. Хотя, как уверяет Тарпищев, работы Гиссена не теряют актуальности.

Гиссен многое сделал и для популяризации деятельности спортивных психологов, которую в советское время пытались засекретить. Он написал прекрасную книгу «Сквозь смех и слезы чемпионов», всегда охотно рассказывал о своей деятельности журналистам. Читатели нашего журнала со стажем наверняка запомнили его статью, опубликованную еще в 1971 году.

2016 1 hodor

Борис ХОДОРОВСКИЙ