Времена года

Девяносто дней радости

Суру помню с шести лет. В тот год, в связи с переводом отца в другую воинскую часть, отпуск у родителей случился в начале июня, и мы приехали в Сурское на всё лето. Это было самое настоящее «лето у бабушки»: мы ходили на меловые горы, собирали ягоды и орехи, запивали топленым молоком выпеченные в русской печке пироги и лепешки и почти каждый день совершали походы на Суру.

Посуху...
...и по воде

На реку мы пошли на второй день после приезда. Сура тогда мне, шестилетнему мальчишке, показалась огромной. Я стоял у самой береговой кромки и не мог оторвать взгляд от воды. У берега было довольно спокойно, но там, дальше, течение становилось быстрым, воду крутило водоворотами. Тень от стоящих на другом берегу деревьев падала на воду, и от этого река казалась еще шире и глубже.

Я зашел на три или четыре шага — по грудь — и начал нырять. Песок под ногами рассыпался от толчка, мелкая галька щекотала подошвы ног, вода казалась легкой и подвижной. Как это было здорово! Я набирал воздух в легкие и нырял «щучкой». Через несколько секунд, оттолкнувшись ото дна ногами, с шумом всплывал наверх. Искрившаяся в солнечных лучах вода легонько подхватывала меня и протаскивала вперед. Я выскакивал на берег, перебегал вверх по течению несколько шагов и снова плюхался в воду. То первое чувство необычайной свежести воды, мощи реки, чувства какой-то неизвестной до этого момента свободы и красоты остались на всю жизнь.

Переплыл Суру впервые в шестом классе. С мамой (она была превосходным пловцом) мы регулярно совершали заплывы по течению: уходили метров за сто пятьдесят вверх по берегу до границы пляжа, осторожно входили в воду и потом плыли вниз, стараясь не касаться дна руками и ногами, стараясь держаться на поверхности. Считаю, что именно этот способ учебы и тренировки в плавании очень мне помог — постепенно я научился не бояться не ощущать ногами дна.

В тот день мама разрешила самостоятельно переплыть реку. Было страшно: у противоположного, высокого берега из воды торчали коряги, вода бурлила вокруг них, раскачивала. Я отчаянно пытался выгрести к желтеющему песчаному пятну посреди заваленной топляком кручи и не мог — сносило течением. Дно ногами нащупать даже не пытался. Лишь когда руки коснулись берега, я перестал барабанить по воде ногами и выполз на песок. Долго лежал, стараясь унять дыхание и вызванную напряжением дрожь в мышцах. Речные ласточки словно сошли с ума — носились вокруг, едва не задевая меня крыльями, кричали беспрерывно, то и дело ныряя в свои норы-гнезда, но мне казалось, что они радуются моему успеху.

Я наконец отдышался и вскарабкался на кручу. Там, наверху, огляделся по сторонам, еще раз смерил взглядом ширину реки и внезапно ощутил такую гордость, что неожиданно для самого себя раскинул в стороны руки и крикнул во весь голос:
— О-го-го! Я Суру переплыл!

Коршун кружил над лесом, облака бесшумно перекатывались с боку на бок в высоком небе, огромные толстокорые ивы и дубы чуть раскачивали ветвями, а я стоял, улыбался во все лицо и смотрел на пристань, на заросшую лесом макушку водораздела, на стоящую на противоположном берегу маму.

Поляна под деревьями оказалась сплошь усыпанной земляникой. Достаточно было раздвинуть листья, как ягоды алыми гроздьями рассыпались перед глазами. Тотчас же то ли от нагрузки, то ли от нехватки витаминов, то ли от этой неожиданной ягодной красоты открылся дикий голод. Я опустился на колени и обеими руками начал торопливо собирать пахучие сладкие ягоды. В несколько секунд я набрал полную пригоршню и с наслаждением и жадностью запихнул в рот. Затем еще и еще. Вкусная мякоть брызнула соком. От запаха ягод, перемешанных с запахом колокольчиков и незабудок, с запахом воды, мокрого песка и свежих дубовых листьев, даже закружилась голова. Как хорошо, что есть в наших краях такое чудо — три летних месяца! Странно, но и сейчас, едва я беру в ладонь первую горсть июньских ягод, непременно вспоминаю именно тот день.

Ползал я тогда по поляне, наверное, с полчаса. Затем осторожно спустился с кручи, зашел в воду и, плавно оттолкнувшись от берега, поплыл назад. Теперь было не страшно, я знал, что обязательно доплыву, хотя опять пришлось бороться с течением и усиленно работать руками. Вечером еле дотянул до кровати — чувствовалась изрядная усталость. Этот свой двойной заплыв я посчитал полноценной тренировкой. Еще бы — два последующих дня болели все мышцы — и спина, и руки, и даже шея, но с тех самых пор мама уже смело отпускала меня в очередной самостоятельный заплыв.

Легко накапливается тренированность в юности — через две недели я переплывал Суру шутя, причем мог переплыть и два раза подряд. Переплывал разными способами — и брассом, и на спине, и работая лишь ногами, держась за доску, справедливо считая, что разнообразие — одна из составных и обязательных частей настоящей и полноценной тренировки. Кстати, осенью, по возвращении с каникул, я легко сдал норму ГТО по плаванию, проплыв в бассейне 50 метров за 45 секунд. Конечно, это скромные цифры, но именно лето и Сура помогли мне тогда подтянуть результат и в этом виде физических испытаний. Это бегать можно и весной, и осенью, и даже в зале, а плавание нуждается или в наличии бассейна, или в теплом времени года.

Хотя все разговоры о том, что летом нелегко подыскать подходящий водоем, несостоятельны. Как-то, в последнее школьное лето я приехал к дяде на самый юг Саратовской области в дальнюю усадьбу совхоза. Степь — на сколько глаз хватает, солнце — в полнеба, пыль — коричневая, мелкая, словно мука. Машина проедет — пыль несколько минут в воздухе висит, на зубах скрипит. Вышел утром зарядку сделать — духота ленью растекается, тело «плывет». Я с непривычки помахал руками пару минут и сник. «Хоть бы поплавать, — думаю, — в такую жару — самое время». Настоящий пруд не близко — километров 12, а то и все 15 — в степи расстояния немереные. Велосипеда нет, а пешком — далеко. Я туда-сюда сунулся, оказалось рядом в небольшой балочке — прудок. Небольшой: от силы метров тридцать в длину, а в ширину и пятнадцати-то не будет. Вода кипит от народа — кто-то в догонялки играет, кто-то с трамплина прыгает, а кто-то на турнике упражнения крутит: прямо на берегу добротный турник установлен. Столбы ровные, перекладина не толстая, удобная. И мальчишки местные все как на подбор — мускулистые, крепкие. Меня это вначале удивило, а потом всё само собой на места встало: попробуй всё лето из воды не вылезать, да с турника не спрыгивать, да еще в селе то дрова, то сенокос — поневоле накачаешься!

Минут через десять я уже играл с ребятами в догонялки, причем по их правилам можно было не только нырять, но и поверху плавать, и на берег выбегать. Несколько раз на турник выходили — подтягиваниями и разными замысловатыми упражнениями пытались друг друга удивить. О завтраке вспомнил, когда солнце на самую макушку неба выкатило! За две недели, что у дяди гостил, кожа в бронзу превратилась под жарким саратовским солнцем. А уж наплавался так, что Сура игрушечной показалась по возвращении. Так что натренироваться можно и в таком небольшом водоеме, было бы желание. О турнике и не говорю даже — когда, как не летом, осваивать его основательно!

Но даже в юности явный и необычайно быстрый рост тренированности по-настоящему ощущаешь именно летом. Что тому «виной» — солнце, свобода от школьных уроков и домашних заданий, обилие витаминов, более длинный день? Не знаю, скорее всего, всё, что здесь я назвал, в комплексе. Ведь и потом, после школы, и сейчас, становясь всё старше и старше, я испытываю неизменное воздействие этих трех поистине чудесных месяцев. Кажется, и работы в сельской местности прибавляется на порядок, и спишь значительно меньше чем зимой, а стоит добавить «летней» физкультуры в распорядок дня (плавание, велосипед, лесные походы, турник поутру), как вот оно здоровье — вмиг отзывается искорками из глаз, здоровой загорелой кожей, легкой походкой. И мышцы запоют, и тело вновь послушным станет, как отлаженный до винтика умный механизм. А ведь добавить-то нужно чуть-чуть всего. Будто вдогон, будто подхватывая на излете упражнения хорошее настроение, мышечный тонус, само желание жить.

А уж для школьника лето — это прекрасная пора для работы над развитием физических качеств. Например, прыгучести. Скольким мальчишкам удалось в летний сезон подтянуть ее показатели! Первейшее для этой цели упражнение — легкий бег с выпрыгиваниями по ходу бега. Бежишь по тропе вдоль лесной опушки и через 20—30 шагов едва заметный подсед, затем взмах руками и выпрыгивание вверх, вытягиваясь за руками, стараясь «зависнуть» в воздухе, дотянуться до какого-нибудь высоко висящего листочка. Мягкое приземление с легким подседом и вновь бег. Через 20—30 шагов — еще прыжок и еще. Кто сказал, что это легко? Это нелегко, ведь для достижения наилучшего эффекта нужно постараться набрать до сотни выпрыгиваний за тренировку. Можно, конечно, использовать выпрыгивания как самостоятельное упражнение — набирать сериями по 15—20 раз, но практика показывает, что в беге появляется азарт, срабатывает игровой момент, он же позволяет выполнить больший объем с наименьшими эмоциональными потерями. Кстати, эти выпрыгивания — отличное упражнение для увеличения роста.

Еще в тренировках для развития прыгучести и силы мы применяем прыжки через овраг. Выбираем овражек неширокий и имеющий разную ширину. Желательно, чтоб почва была мягкая — либо супесчаная, либо чернозем, чтоб и связки поберечь, и в то же время чуть усложнить толчок стопой. С разбега прыгаем друг за другом, сначала в более узком месте, постепенно переходя к более широкому. Ширина овражка разная — от полутора до трех, а то и четырех метров. Это только кажется, что указанная ширина небольшая. Для прыжка через овраг требуются и сноровка, и ловкость, и даже смелость. Такие прыжки — это тоже игра. Ученики принимают ее — каждому хочется поиграть в киношных героев. Пусть играют, игровой метод — самый действенный в физкультурной работе вообще, и возраст, кстати, здесь значения не имеет никакого. Только одноразовой тренировки для развития прыгучести мало. Нужно хотя бы два раза в неделю этим упражнениям уделять внимание. Перед упражнениями обязательна разминка. Это только кажется, что летом можно без нее обойтись, мол, и так солнце и теплый воздух достаточно разогревают человека. Обманчивое чувство. И стопу, и мышцы ног, спины, даже плечевого пояса нужно как следует подготовить к работе гимнастическими упражнениями, привести в чувство полной физической готовности, не лениться. И начинать прыжковую работу нужно вполсилы, а движения в максимальной амплитуде следует оставлять на вторую часть тренировки. Не забывать о принципе «От простого к сложному».

Только летом появляется возможность побегать и попрыгать по песку. Эти упражнения пригодятся и для развития скоростных качеств, и для развития прыгучести. Они же и к стометровке подготовят, и от плоскостопия уберегут. Прыжковых упражнений много — это и различные многоскоки, и прыжки в длину с места и с разбега, и прыжки через импровизированные препятствия, которые легко можно изготовить здесь же, на месте, скажем, из ивовых прутьев. Моему брату эти упражнения помогли когда-то не просто блестяще сдать ГТО: он из 11 секунд 100 метров молотил, а заодно и ноги накачал будь здоров!

А вообще, игровых форм тренировки невероятно много. Когда-то в юности (я учился тогда в Бузулукском лесном техникуме) во время подготовки к спринтерским соревнованиям наш тренер Александр Дмитриевич Назаров устроил нам необычную силовую тренировку, а заодно показал, что тренер ничем не должен пренебрегать и обязан использовать любую, даже самую, казалось бы, невыгодную ситуацию для пользы дела. Мы уже отработали по десятку стометровых отрезков, набрали метров по пятьсот беговых упражнений, поработали с эстафетной палочкой и сидели на траве стадиона в ожидании прыжковой части тренировки. Было жарко, мышцы ныли от усталости, прыгать не хотелось, и мы тянули время, стараясь уговорить тренера перенести прыжки «на потом».

— Хорошо, — сказал Александр Дмитриевич, — пусть будет по-вашему. Одно упражнение выполняете — и домой.

Мы, естественно, оживились — слово «последний» во время работы и у взрослого человека вызывает некий эмоциональный подъем, а уж мы-то еще как обрадовались. Но потому я и вспоминаю своего тренера всю жизнь, что умел он самую невыгодную ситуацию в свою сторону повернуть и самое нелепое упражнение основным сделать. Мог такие упражнения придумать, что по сей день мне его изобретательности и наработанного опыта хватает.

— Так вот, — продолжил Александр Дмитриевич и посмотрел сначала на нас, а затем обвел взглядом стадион. (А день был солнечный и какой-то веселый — безветренный, теплый. По стадиону, не обращая внимания на спортсменов и зрителей, летали красные и белые бабочки.) — Так вот. Как только кто-то из вас бабочку поймает — свободны все. Только нужно так поймать, чтоб крылья не повредить, чтоб живая она осталась. Помните, что мы, лесники, защитники природы.

Смешно: полчаса мы всей командой гонялись за бабочками как за вчерашним днем. Всё, кто был в это время на стадионе, катались от хохота, наблюдая за нами, а мы бегали взад-вперед, размахивая руками, всё больше и больше злясь на себя, на издевающихся над нами насекомых и улыбающегося тренера. Никогда до этого мне не приходилось бегать вот так, внезапно меняя направление каждую секунду. Мышцы не гудели даже, они почти рвались от нагрузки, а результат был всё тот же — я с усилием хватал руками воздух. Никому из команды так и не удалось даже дотронуться до летающей бабочки, и через полчаса мы, взмыленные и невероятно уставшие, сдались. Александр Дмитриевич хитро щурил глаз и удовлетворенно посмеивался над нами: в этой погоне мы выполнили прыжковую подготовку сполна. В дальнейшем мы не раз вспоминали столь необычную скоростно-силовую тренировку и время от времени возвращались к ней.

Сейчас, с позиции связанного с физкультурой человека, считаю, что это лучший вариант игры в догонялки. А тот опыт мною не забыт: на стоянках во время походов со школьниками всегда вспоминаю эту игру, и всегда она проходит с неизменным успехом и интересом, добавляя моим воспитанникам эмоций и тренированности. А вообще подобных упражнений в арсенале физкультурного (именно физкультурного) тренера должно быть достаточное количество.

Ну а в августе еще один вид нагрузки появится — походы за грибами. То, что даже такое — спокойное и приятное для многих — занятие хороший тренер может превратить в тренировку, я понял и даже испытал на себе давно, когда заслуженный тренер России по гребле на байдарках и каноэ Михаил Александрович Ловыгин выводил свою команду на воскресный променад в лес. Это было много лет назад, я тогда попал на спортивный сбор наших областных гребцов в качестве второго тренера по общефизической подготовке. Всю неделю ребята проводили по две-три тренировки в день, а в воскресенье после завтрака и тренеры, и спортсмены вышли с корзинами и рюкзаками на берег Черемшана (есть такая река в Ульяновской области) и пошли все дальше и дальше в лес. Часов пять бродили по лесу в поисках грибов, и, хоть «улов» и не был особо богатым, главная цель — полноценный активный отдых — была достигнута. У Михаила Александровича был шагомер, который зафиксировал по возвращении ни много ни мало, а 17 километров. И обед потом пришелся кстати всем без исключения, и настроение порадовало, и в памяти тот поход сохранился не у меня одного. Не могу обойти стороной велосипед — ну не представляю себе лето без седла и двух колес! Во-первых, более доступного и демократичного спортивного снаряда не найти. Он подойдет и новичку, и зрелому спортсмену, и школьнику, и пенсионеру, и бедному, и богатому. Во-вторых, не каждый человек способен решиться на регулярные пробежки, не каждому это дано, даже психологически, а вот на велосипед сесть — героем быть не надо. Тем, кто только собирается заняться физкультурой, но робеет, или не знает как к этому делу приступить, стоит привлечь двух первейших безотказных друзей — ходьбу и велосипед. В-третьих, многие лыжники «замирают» на летний сезон, упаковывают лыжи и уходят в летнюю спячку. А зря. Велосипед если и не лучше, то уж нисколько не хуже лыж, особенно когда речь идет о велокроссовой подготовке.

В разгар лета все дорожки и тропинки доступны, езжай в любую сторону, планируй любой маршрут. Конечно, это я езду по пересеченной местности называю велокроссом. И это понятно: на «пересеченке» удержать равномерный темп вряд ли получится, но тем и интересен будет выбранный маршрут! Можно спорить с секундами, а можно обозвать велокроссом элементарный выезд на велосипеде на природу. Не каждый способен отправиться в поход, да и не каждому это нужно. Кроссовая велосипедная тренировка — это поход в миниатюре.

Подъемов и грунтовых дорог бояться не стоит: кто посильнее, тот в подъем «в стременах» (на педалях) вскарабкается, покрутит, попыхтит, а новичку и пешком не грех взобраться. На равнинном участке подготовленному физкультурнику и скорость не помешает прибавить, а новичку — дыхание восстановить, спокойной ездой насладиться. И главное — за пульсом следить, чтоб не зашкаливал, чтоб на 120—130 ударах держался. Зато и простор, и красота вокруг без внимания не останутся. И птиц услышишь, и запах летнего воздуха не пропустишь мимо. Давно я для себя открыл феномен велосипедного кросса! Что за чудо испытать удается! Когда взобрался на бугор, увидел далекие дали, уходящие к синему горизонту и вроде бы не только спокойствия, не только умиротворения какого-то, но и здоровья прихватил. Почему? Не знаю, не отвечу. Только всё правда. Эта даль светлая, широкая захватит дух, защемит своими нежными пальцами сердце так, что от нахлынувшей нежности заплакать захочется. Стоишь на бугре, вдыхаешь льющийся воздух мелкими глоточками, словно живую водицу пьешь, и от красоты взгляда оторвать не в силах. Потом сожмешь рукоятку руля, сядешь в седло и вниз по дороге, теряющейся где-то в полях, среди трав, среди оврагов и речных долин. И долго еще потом помнятся та тренировка, те капли пота, что оставил на холмах, на грунтовых дорогах, и та радость, тот короткий, пронзительный миг счастья, который довелось испытать. Но так и должно быть. На то оно и есть — лето. Три коротких месяца, девяносто дней радости!

Владимир КОЧЕТКОВ, учитель географии и физкультуры,
пос. Сурское, Ульяновская обл.