Печать
Просмотров: 539

Футбол-2014

Пульс с перебоями

2014 12 shmitНельзя сказать, что чемпионат страны 2014/15, уходящий в нынешнем декабре на зимний перерыв, стал центром притяжения для футбольных болельщиков, следящих за ним урывками, в череде отборочных матчей сборной России и тех наших клубов, которые выступают в зоне УЕФА. Но от этого уже никуда не деться, если домашнее первенство стало теперь проводиться у нас, минуя летние месяцы, как это принято в Европе, и результаты сыгранных российских туров освещаются в СМИ одновременно с проведенными турами в чемпионатах Испании, Италии, Германии, Англии, Франции…

Были и другие отвлекающие события: наделавшая много шуму скандальная публикация стенограммы одного из заседаний исполкома РФС, скомпрометировавшая кое-кого из власть предержащих в футболе людей; развернувшееся обсуждение программы реформирования российского футбола, выдвинутой Валерием Газзаевым; круглый стол в Госдуме, посвященный проведению чемпионата мира-2018 в России; принятие исполкомом решения об изменении лимита на легионеров по схеме «10+15»; премьера логотипа ЧМ-2018 на Первом канале в шоу «Вечерний Ургант» с участием президента ФИФА Йозефа Блаттера, чемпиона мира Фабио Каннаваро и министра спорта РФ Виталия Мутко.

А команды российской премьер-лиги оказались к тому же в длительном простое, когда были увеличены сроки подготовки сборной к матчам со Швецией и Молдавией в нынешнем отборочном евроцикле. Играли потом при перепадах осенней погоды (из-за небывалого снегопада в Перми пришлось даже перенести на весну встречу «Анкар» — «Динамо»), почти без зрителей на трибунах, которых отпугивали ранние холода, дожди, туман. Вот почему и не стал центром болельщицкого притяжения начавшийся осенью очередной чемпионат страны, проведение которого по системе «осень—весна» всё больше становится похожим на пульс с перебоями. Хотя именно это соревнование определяет, в каком состоянии находится наш сегодняшний отечественный футбол, его близлежащие и дальние цели.

Конечно, на вершине футбольной пирамиды всегда стоит национальная сборная. А восхождение на эту пирамиду начинается в сильных клубах. Ни один из таких клубов не назовешь учебным классом. Вообще, футбольная учеба, начавшаяся в детско-юношеской школе, заканчивается с зачислением в команду мастеров. Так должно быть, иначе самодостаточной команды не получится. Всё ее время уходит на расписанные в календаре игры, перелеты-переезды, отдых, восстановление сил, подготовку к следующему матчу.

Футболист — это изначально профессия. Если нет способности к творчеству, можно остаться просто обученным профессионалом. Но не учеником, тем более что футбольный век слишком короток.

А еще есть самородки. Звезд на футбольном небосклоне не пересчитаешь. Самородков помнят из поколения в поколение. Последний пример — недавно ушедший из жизни Федор Черенков. Тысячи и тысячи поклонников футбола пришли проводить его в последний путь. В этой процессии были и старые, и совсем молодые, те, кто родились, когда российский футбольный самородок Черенков уже закончил играть. Миллионные зарплаты футболистам — это деньги. Оплаченный контракт. Самородку платят за избранность зрители, можно сказать, сам футбол. И эта цена на порядок выше.

Всевозможные реформы, нововведения, комитеты и комиссии, ревизионные проверки, тренерские назначения и снятия на уровне сильных клубов и сборной — всё это так и останется переливанием из пустого в порожнее, если у нас перестанут появляться творческие личности на поле, в составах команд — участниц главного чемпионата России.

Все это прекрасно понимают — от министра спорта Мутко до рядовых болельщиков. А единственного правильно выбранного пути нет как нет. Можно платить какие угодно деньги Фабио Капелло за его не слишком продуктивную работу в сборной (хотя сейчас в РФС не знают, где найти эти миллионы, и Капелло несколько месяцев не получает зарплаты), но самородков, игроков-созидателей от этого не увеличится в нашей национальной команде. А что такое самородок в футболе, который помимо своих уникальных игровых действий еще и может повлиять на действия соперника? Об этом однажды рассказал лучший футболист СССР 1972 года Евгений Ловчев: «С Эдуардом Стрельцовым на поле мне пришлось встретиться, когда он уже был близок к уходу из большого футбола. Но навсегда запомнился такой игровой эпизод. В довольно безобидной ситуации мяч между мной и Стрельцовым, ко мне ближе. Он надвигается на меня, я вроде бы спокойно выбиваю мяч, но… На самом-то деле вдруг промахиваюсь! А мячом завладевает Стрельцов. Лишь потом меня как бы достало ощущение потери, что ли, своей самостоятельности в тот неуловимый момент, мгновение. Что-то похожее на едва ощутимое чувство подавленности чужой волей. Я — и промахнулся?!»

В предыдущем, ноябрьском, номере «ФиС» своими рассуждениями футбольного болельщика, озаглавленными «Почему я не забил», которые мы перепечатали из сентябрьского номера журнала «Знамя», известный литературовед, доктор филологических наук Карен Степанян дал соответствующий собственным переживаниям подзаголовок в скобках: «горькие мысли о любви». И действительно, есть отчего горевать. Нельзя не согласиться с автором этих рассуждений, когда он, к примеру, пишет: «Дело кипит. Футбола в стране нет. Того футбола, в который играют сейчас в ведущих европейских чемпионатах и лучшие образцы которого мы увидели почти во всех поединках в Бразилии. А у нас даже на дерби и принципиальных матчах между лидерами в первом тайме можно заснуть, и лишь во втором, получив в перерыве нахлобучку от тренеров, игроки начинают хоть как-то двигаться. Журналисты горько вещают: Россия страна не футбольная, на матчи ходят три-четыре тысячи болельщиков».

Я тоже журналист, пишущий преимущественно о футболе свыше сорока лет. Но мне никогда не приходило в голову написать, что у нас не футбольная страна. Множество раз разговаривал с игроками и тренерами, пытаясь понять: что же это такое происходит в нашем футболе, где самородков и отыскивать не надо, стоит приглядеться, как играют в футбол мальчишки.

До сих пор я выезжаю в разные города на ежегодный, самый массовый детско-юношеский турнир «Кожаный мяч». Был и в нынешнем сентябре в «Лужниках» на праздновании 50-летнего юбилея этого турнира, проводящегося под эгидой системы «Кока-кола» в России. Наблюдал за финальными матчами команд разных возрастов вместе с Никитой Павловичем Симоняном, вместе с ним восхищались игрой некоторых из этих ребят, по сути доморощенных юных футболистов, а не из детско-юношеских футбольных школ, зашоренных требованиями играть по той или иной современной тактической схеме.

И еще удивлялись с Симоняном — президентом клуба «Кожаный мяч», что на этом турнире не встретишь никого из тренеров, селекционеров профессиональных клубов. Неужели им неинтересно, какая подрастает у нас смена?

Легионеры за сборную России не выступают, их избыток в наших клубах в корне противоречит ушедшему в прошлое футбольному постулату: «Сильные клубы — сильная сборная». При таком избытке легионеров нынче впору говорить: «Сильные клубы — слабая сборная». Многие уповают на конкуренцию легионеров и россиян. Но даже и наши сегодняшние, а вернее, завтрашние надежды — лучшие молодые игроки подчас теряют свою самобытность, творческое начало, когда на поле в чемпионате страны выходят не они, а приехавшие в Россию отрабатывать свои миллионные контракты временщики-легионеры.

А до чемпионата мира-2018, который пройдет в нашей стране, остается всего три с половиной года. С каким игровым багажом подойдет к нему сборная — хозяйка этого всепланетного праздника игры номер один? Пока наш внутренний чемпионат не выглядит центром притяжения для ответа на этот вопрос. А если бы выглядел, то можно было бы сказать: «Сильный чемпионат — сильная сборная».

Сергей ШМИТЬКО