Печать
2014 г.
№ 1
Просмотров: 262

Читатели о докторе ФиС

Секреты врача-чемпиона

Вот и настал 90-летний юбилей спортивного журналиста и писателя, почти ровесника журнала — Владимира Сергеевича Преображенского. Он не дотянул до знаменательной даты совсем чуть-чуть. Если бы какой-нибудь театр взялся ставить о нем спектакль, я не знаю актера, способного сыграть Преображенского, — наверное, потребовалась бы целая бригада артистов в стиле постановок Юрия Любимова, чтобы донести до зрителя многогранность этого удивительного человека. Судите сами: виртуозный лыжник, тренер, врач, литератор — первоклассный во всех ипостасях!

В послевоенное время слалом и скоростной спуск у нас престижными не считались. «С горы съехать — эка невидаль! За что тут медали давать?» — вспоминал Владимир Сергеевич. Отечественный инвентарь был никудышным: носки лыж на сложных трассах сворачивались пропеллером.

На соревнованиях в Норвегии они-то и увели его в сторону, и он, стукнувшись о дерево, повис на нем вниз головой. Кое-как выкарабкавшись из этого положения, всё же завершил спуск, но в призеры не попал. На командировочные купил две пары лыж с твердыми носками, но больше за границу не послали. Особенно обидно было пропускать Олимпиаду 1948 года в Швейцарии. Правда, первенство в слаломе среди журналистов мира он выигрывал не раз и удерживал аж до пятидесяти лет!

Работал он и тренером горнолыжников, а затем спортивным врачом в блистательной хоккейной сборной в содружестве с Аркадием Чернышевым и Анатолием Тарасовым в качестве тренеров. Тогда и научился молниеносно и безошибочно ставить диагнозы, пока подбегал по льду к пострадавшим...

И в 85 лет Владимир Сергеевич путешествовал на байдарках, продолжал кататься на слаломных и беговых лыжах и велосипеде. Публиковался в журнале «ФиС», писал книги, вел прием пациентов из числа читателей.

Спортивную форму он сохранял, несмотря на радикулит, спондилоартроз, остеохондроз, грыжи Шморля… Да к тому же с детства у него почти не видел один глаз. Врачи пытались прервать его спортивную карьеру: «Вдруг вы на лыжную палку наткнетесь и лишитесь последнего глаза?!» «Да знаете ли вы, что самое страшное для одноглазого? — возражал Владимир врачам. — Улицу переходить: с левой стороны не увидел машину — и под колеса. А слалом учит мгновенно реагировать на ситуацию. Спасает!»

Другое парадоксальное открытие Преображенского в области медицины: хронически больному органу требуется больше движений, чем здоровому! За открытиями обычно следуют изобретения, и Владимир Сергеевич разработал свою гимнастику, состоящую в основном из наклонов и вращений, массирующих межпозвонковые диски, хрящи и прилегающие связки, суставные сумки. Эти органы лучше снабжаются кровью, питаются, а значит, дольше не теряют эластичность, не поддаются склерозу, не стареют и даже частично восстанавливаются, вопреки прогнозам медиков — лечатся даже после прихода в состояние, считавшееся необратимым.

Гимнастика препятствует отложению солей в суставах позвоночника — соли в них как бы переламываются ежедневными движениями. «Движения строят орган, — любил вспоминать Владимир Сергеевич древнее изречение, многократно подтвержденное практикой. — При движении соли если и откладываются на дисках (а у меня этот процесс идет, что видно на рентгеновских снимках), то не на трущихся поверхностях, а по сторонам, и это не мешает жить! Да и гимнастика повышает тонус созданного с ее же помощью мышечного корсета, который поддерживает позвоночник». До начала занятий своей гимнастикой Владимир Сергеевич испытывал утреннюю слабость, скованность, боль, лень, тоску. Когда он довел число повторений каждого из дюжины своих упражнений до 10, обострения болезни стали реже и короче, при 20 повторах — посещали не чаще раза в год, а при 50—100 — прекратились. Утренняя зарядка стала включать в себя 1000—1400 движений: 300—400 — для поясницы, 200 — для шеи. К этой нагрузке Преображенский прибавил ежедневные пробежки.

Кататься с гор Преображенского тянуло всегда, но с ухудшением зрения появилось опасение, не дай Бог, врезаться в кого-нибудь. В последние годы он катался только в яркий солнечный день, да и то если впереди ехала любимая внучка, причем обязательно в черной куртке с желтым поясом. Владимир Сергеевич мастерски катался, жил и щедро передавал свой опыт.

Андрей ЧИРКОВ