Клуб лыжника

Готовь лыжи летом, или Тренировка с Ребеккой

Как я тогда попал в этот городок на западе штата Колорадо? Ехал себе через горные, пустынные штаты северо-запада Америки Аризону и Юту, надеясь обойти стороной Денвер и Колорадо, выйти на просторы Северной Дакоты и Монтаны. Но, наверное, ничего на свете не происходит случайно...

Путешествие мое было интересным. Я пересек горы Сьерра-Невада, где на склонах удалось увидеть секвойи — эти величайшие на свете деревья, потом спускался в Долину Смерти, прошел через резервацию индейцев навахо, и вот теперь поднимался вверх по реке Колорадо. Мне нравился этот маршрут по самой суровой и не очень-то обжитой части страны. К этому моменту я достиг довольно приличной формы. За три недели проехал почти 2000 км. Мне удавалось накручивать по дорогам с таким нелегким рельефом не менее 150 километров в день, да еще и с грузом 17—20 кг. При этом оставались силы и на знакомство с особо заинтересовавшими меня местами, и на видеосъемку, и на разговоры с людьми, и на заполнение дневника.

С Ребеккой Дассаулт, членом сборной США по лыжным гонкам, и ее сыном

От городка Моаб я повернул по туристической тропе в верховья реки Колорадо, и вот здесь, километрах в сорока от Моаба, на площадке для отдыха, познакомился с Михаэлом Колом, крепким на вид человеком средних лет. По случайности мы оказались коллегами — он работал в школе учителем географии. Увидев на моей майке надпись «Россия», Кол оживился, отложил в сторону фотоаппарат и, подробно расспросив меня о пройденном пути и планах, неожиданно пригласил в гости. Раздумывал я недолго: хоть и приходилось в этом случае отклоняться от ранее запланированного маршрута, но путешествия тем и хороши, что они иногда дарят такие вот неожиданные встречи. Мы погрузили велосипед в его фургон и через пару часов были в Ганнисоне, районном центре штата Колорадо.

Всё было так, как обычно бывает при неожиданных знакомствах: Кол показал мне городок и местные достопримечательности, с его же помощью мне удалось не только запросто зайти в местную школу, но и довольно плотно пообщаться с учителями, в том числе и с учителем физкультуры. Но главная неожиданность, я бы даже сказал сюрприз, ожидала меня за обедом. Оказалось, что дочь Михаэла, Ребекка Дассаулт, — член сборной США по лыжным гонкам. Мало того, она как раз находилась в городке — был отработан последний старт Кубка мира и началась ее подготовка к новому олимпийскому сезону и Олимпийским играм в Турине. Я был очень удивлен такой встречей, но в жизни часто случаются события труднообъяснимые.

После того как прошел шок от встречи, я забросал Ребекку вопросами: как она готовится? что является основой межсезонной подготовки? каков объем упражнений на выносливость? почему она тренируется одна, не в группе?

Тренировалась Ребекка очень крепко. Утром (в день моего приезда) она откатала «тридцатку» на лыжах (благо на склонах еще местами лежал снег), на вечер было запланировано занятие в тренажерном зале, а на следующий день ее ожидала продолжительная велосипедная тренировка. Всё это я узнал во время обеда у ее родителей, куда она подошла, прослышав про откуда ни возьмись появившегося гостя из России. Мы тут же познакомились и договорились потренироваться вместе и нынешним, и следующим днем. Посмотреть подготовку американских мастеров-лыжников — это настоящая удача!

В тренажерном зале Ребекка работала по индивидуальному плану, разработанному личным тренером. Меня несколько удивила эта приверженность к индивидуальным тренировкам, но в Америке, как я понял, довольно часто «сборники» готовятся не группой, а в одиночку. Своей любимой дистанцией Ребекка считала 30 км:

— Есть возможность потолкаться... Скорости не хватает, беру выносливостью и силой.

Мне не пришлось основательно познакомиться с тренировкой американской спортсменки, так как я был в гостях всего лишь четыре дня, но то, что мне удалось «подсмотреть», достойно внимания.

В зале она выполняла в основном различные тяги, укрепляя мышцы спины и плечевого пояса, лежа на скамье, стоя, в наклоне, а также усиленной обработке подвергались мышцы талии: пресс, косые мышцы живота, длинные мышцы спины. В частности, подъемы корпуса лежа на полу спиной вверх с закрепленными ногами Ребекка выполняла по 200—300 раз за подход. Подъемы эти казались невысокими, с небольшой амплитудой (25—30 см), но количество повторений, конечно, вызывало у меня удивление.

Работала Ребекка силовую часть по методу круговой тренировки, причем отдых между подходами сводила к минимуму. Упражнения, которые она выполняла, не требовали помощи партнера или присутствия помощников. Видимо, в этом заключается особенность тренировки спортсменов США: тренеры — сами по себе, спортсмены — сами по себе. Мне, конечно, такой подход не только не очень понятен, он не приятен, и я целиком согласен с Рудольфом Загайновым, что «тренер—спортсмен» — это связка, которая призвана обязательно обеспечивать не только физический, но и нравственный, интеллектуальный рост человека (иначе по большому счету зачем заниматься физкультурой?). Хотя в тот момент я был только наблюдателем тренировочного процесса.

Я привык к тому, что лыжники — народ крепкий, но Ребекка меня по-настоящему удивила. Она легко подтягивалась на турнике 12 раз подряд, довольно легко садилась в шпагат, несколько раз проходила через тренажерный зал в стойке на руках. Я впервые видел ее не по телевизору и без лыжного комбинезона — сухую, крепкую юную женщину, с плотно «набитыми», но изящными мышцами (на тот момент ей едва исполнилось 25 лет).

Утром следующего дня после завтрака мы отправились вместе на велосипедную тренировку. Велосипед Ребекка считает главным тренажером межсезонной и, что особенно важно, предсезонной подготовки, дающей и специальную нагрузку мышцам ног, и хорошую функциональную подготовку. На тренировку мы взяли с собой воду и небольшой термос с мюсли (смесь овсяных хлопьев с орехами, изюмом и курагой).

Ганнисон находится приблизительно на высоте 2000 м над уровнем моря. К востоку и югу от городка возвышаются вершины Передового хребта Скалистых гор с высотами 4500 м, а дорога, идущая на город Пуэбло, карабкается в перевал Монарх высотой почти 3500 м. До верхней точки перевала от дома Кола ровно 60 миль (около 100 км), и это главная тренировочная трасса Ребекки.

Первые 30 км мы шли по речной долине, и уклон вверх был едва заметен, но дальше становилось всё круче и круче. Ребекка встала в стойку и больше не садилась в седло до самого перевала. Я копировал все ее движения: рывками вытягивал на себя руль в такт поочередному движению ног, ноги разгибал активно, из стороны в сторону не раскачивался. Было тяжело, хотя скорость почти не поднималась выше 20 км в час.

— Просто так по равнине кататься, — объяснила мне Ребекка, — это интересно и полезно, но профессионал-лыжник должен обязательно работать в подъем, в длинный тягун. Такая работа похожа на длительный лыжный бег коньковым стилем по свежевыпавшему снегу. На тягуне — как в лыжах: перестал толкаться, остановился.

На середине подъема мы, не слезая с велосипедов и почти не сбавляя скорости, глотнули из термоса приготовленного ею варева, а всего на подъем затратили больше 4 часов. Ребекка пожалела меня и не стала выжимать всю скорость, на которую была способна.

— Сезон только начинается, успею прибавить, — улыбаясь, сказала она мне на вершине перевала и объяснила, что обычно перед сезоном на этой дистанции она «выходит» из 4 часов. — Велосипед очень надежно помогает поднять функциональную подготовку на высочайший уровень. Мой основной козырь, — добавила она, — «тридцатка» вольным стилем, а его не зря «коньком» называют: мышцы почти как у конькобежцев работают. А любой конькобежец с велосипедом на «ты», это закон.


На вершине нас ожидал ее отец на машине. Мы выполнили небольшую, короткую заминку: чуть растянули мышцы ног и спины, проделали несколько упражнений на расслабление, причем не только стоя, но и лежа на спине, затем погрузили велосипеды в машину и поехали вниз.

От этой велотренировки я отдыхал, точнее, отходил два дня, и мышцы болели, несмотря на пройденные почти 2000 км, и общая усталость давала о себе знать. Всё-таки мой режим передвижения в походах более щадящий. Поход — не гонка. Но спорт есть спорт, в тренировках надо моделировать соревновательный режим. А международный уровень — это очень напряженный режим.

Ребекка же продолжила тренировочную неделю и вроде бы неплохо и быстро восстанавливалась. Лишь лицо, как мне показалось, чуть похудело и осунулось. На следующий после «нашего» велосипеда день она бежала на лыжах, используя последний снег, а еще через день вновь крутила велосипед. Теперь по равнине, но на тяжелых скоростных передачах. На сей раз я не составил ей компанию, так как на следующий день уезжал дальше по маршруту и не хотел перегружаться, но мы с ее отцом Михаэлом сопровождали спортсменку на машине.

Ребекка держала высокую скорость (порядка 30—33 км в час) и шла не переключаясь. Как она объяснила, важно было держать на одном уровне количество оборотов педалей в минуту — 60, на секунду один оборот. На небольших подъемах она привставала с седла, стараясь выдерживать этот ритм. По времени на тренировку было затрачено 3 часа, а на счетчике опять высветились те же 60 миль.

В последний перед моим отъездом вечер мы еще немного поговорили о тренировках, о ее маленьком сыне, которого она уже ставила на лыжи и учила ездить на велосипеде, о предстоящей олимпиаде в Турине.

Уезжал я не без сожаления, но время поджимало — впереди было не меньше 4000 км, а времени оставалось чуть больше месяца, я и так едва-едва втискивал свой маршрут в этот срок. Но эти дни не прошли даром, знакомство с методикой тренировок, с отношением к занятиям всегда очень интересно. Я понял важный момент: если велосипед помогает чемпионам, значит, он может помочь и любителям.

В августе зима кажется еще очень далекой. Еще вовсю жарит солнце, еще целых полмесяца можно полноценно плавать, но результат будущих лыжных гонок закладывается сейчас. Зимой начинать подготовку «на результат» поздно. Мы с учениками-лыжниками это четко усвоили и ведем целенаправленную работу сейчас, начиная с августа. А помогают в работе велосипед и уроки Ребекки Дассаулт. Только подъемов таких в наших краях нет, как в американском Колорадо. Но это не беда, и от трехкилометрового подъема толк будет. К августу велосипед освоен хорошо, можно и на равнине на повышенных передачах тренироваться, что мы и делаем. Дистанция покороче, чем у чемпионки, до 30 км, но и эти километры могут подготовить к лыжным стартам уверенно (кстати, в августе мы проходим эти 30 км по равнине за час десять — час пятнадцать, что для школьников вполне приличный результат). Но главное всё же не время, главное, что межсезонье не пропадает. Если велосипед не бросать до снега, тренироваться хотя бы три раза в неделю, лыжи сами покатят.

Ребекка написала моей жене, бывшей лыжнице, пожелание: «Мы должны быть сильными, не должны бояться «пересеченок», расстояний и трудностей. Пусть близкие люди понимают нас, а лыжи и велосипед помогают нам в этом».

Владимир КОЧЕТКОВ, учитель географии и физкультуры,
пос. Сурское, Ульяновская обл.