Печать
Просмотров: 618

Спорт и личность

Интервью с Коротышкиным

2011 1 skor1

Он родился в 1983 году. Я же в этом году закончила институт. Начала ходить в бассейн «Олимпийский», чтобы поддерживать форму. Мы, спортсмены, обречены на пожизненную физическую активность. Иначе заболеваем. Мы подсажены на движение, иначе артрит, артроз, депрессия и все такое…

Итак, я стала ходить в бассейн. Подружилась на бортике с его мамой Людой, инструктором по спорту. «Какая смешная фамилия Коротышкина», — первое, что подумала я про нее. Но она несла эту фамилию с достоинством. Вообще, в Людмиле Анатольевне Коротышкиной есть что-то царственное. Во всем ее облике, осанке, поставе головы — кажется, что только короны на ней и не хватает. Она не ходит — ступает, как будто в юности занималась балетом, а не плаванием.

          На фото: Его называют «мистер Баттерфляй»

Помню, как она вела его вдоль бортика бассейна, держа за ручку, этого курносого белобрысого мальчугана, который еле поспевал за мамой.

— Кто это у нас такой? — спросила я.

— Это Джексон, — ответила Люда.

— Джексон — это как?

— Джексон — это Евгений Евгеньевич Коротышкин!

— Ну, здравствуй, Евгений Евгеньевич. Давай знакомиться. А я тетя Лена!

Джексон робко посмотрел на меня снизу вверх и на всякий случай спрятался за маму.

Уже, наверное, более четверти века минуло с того нашего знакомства. Ему 27. Он заслуженный мастер спорта, шестикратный рекордсмен мира, восьмикратный — Европы, и 22-кратный — России. Ну и чемпион Европы, мира… Сейчас он капитан сборной команды России по плаванию… Он уже на все смотрит в основном сверху вниз. И я робко собираюсь брать у него интервью.

— А как вас звать? На «вы» или на «ты»? — спрашивает он меня.

— Все равно. Зови, как тебе комфортнее. Но, умоляю, только не «тетя Лена».

Спортсмены — люди неразговорчивые. Они люди дела. Болтливость не эффективна. Но помолчать ему со мной не удастся. У меня другие цели.

2011 1 skor2

На фото: В конце минувшего 2010 года Евгений Коротышкин стал чемпионом мира в плавании на 100 м баттерфляем

Скороходова. Расскажи для затравки, как ты живешь? Твой распорядок тренировочного дня. Выходные не в счет.

Коротышкин. Встаю в 7.30. Завтракаю…

С. Чем?

К. Хлопья. Или яичница, например.

С. Сколько яиц?

К. Ну, три. Кофе не пью. Оно очень сильно на меня воздействует. Я его только перед стартом употребляю. Чтобы «взнервиться», так сказать. В 9 — тренировка. Иногда час, иногда два, или три часа. По-разному. Это и плавание, и зал. Но в зале не с железом. Я работаю с телом. Упражнения на равновесие. Потом обед. Салат, но не оливье, а полегче. Очень много салата. И кусок мяса.

С. И всё?

К. Я ем действительно не много. Лишний вес мешает. И протеиновыми коктейлями не увлекаюсь. От них раздуваешься. Раздутые пловцы плавают медленнее. Пью много жидкости. Где-то литра четыре за день. Но это с соками, хотя советуют пить просто воду. После обеда могу поспать, если слишком устану. Но, как правило, сажусь к компьютеру, общаюсь, делаю дела. А с 17 до 19 опять тренировка. Ну и вечером ужин легкий: например, морепродукты или макароны, салат. Потом отдых: прогулка к морю, кино, Интернет…

С. Однообразие не надоедает? Плавание — это такой монотонный процесс: ни музыки, ни хореографии, ни художественного впечатления.

К. Скучно было в Москве. Эти бесконечные пробки на дорогах, один и тот же бассейн. Каждый день одно и то же. А в Италии, где я теперь тренируюсь, мы всё время в разъездах. Один раз в две недели меняем место обитания, бассейны. В новой обстановке возникают вокруг новые люди. И тренировки увлекательные. Все наполнено игрой и разнообразием. Задания интересные, необычные. Это, конечно, тактическая разработка нашего тренера Андреа ди Нино.

С. Начнем сначала. Все учатся плавать, многие ходят в спортивные секции. В какой момент ты из разряда купальщика вдруг превратился в спортсмена?

К. Идея сделать меня пловцом принадлежит родителям. Я сначала упирался, не хотел… Эти координационно сложные циклические виды спорта для ребенка непривлекательны. Я хотел играть. Мне нравился баскетбол. Но родители предполагали, что я продолжу династию пловцов. У меня папа мастер спорта по плаванию, а мама — мастер спорта международного класса.

С. Добавлю, что сейчас твоя мама — заслуженный тренер России.

К. Изначально я не ставил своей задачей завоевать мир. Цели возникали поступательно. Сначала выигрываешь одни соревнования, потом — другие, рангом выше. Выиграл чемпионат России, захотел победить на Европе. Оказался в 6 сотых от мирового рекорда, захотелось и его одолеть. Азарт возникает в процессе.

С. Роль мамы в твоей спортивной карьере?

К. Мама — мой наставник, психолог и технарь. Технику дельфина мне ставила именно мама.

С. Ты, судя по всему, послушный сын?

К. Конечно. Мама же дурного не посоветует. К папе я больше обращаюсь по организационным вопросам. Старший брат мне тоже помогает.

С. Чувствуется, у вас семейный подряд по производству тебя в чемпионы. Брат, наверное, смотрит на твой нечеловеческий труд и поверить не может, как это ему удалось слинять от роли продолжателя династии пловцов.

К. Стас занимался подводным плаванием. Это не олимпийский вид спорта. Ну и потом так всё сложилось в его жизни…

С. Что ты больше любишь — результат или процесс?

К. Я люблю процесс. Но… результат я люблю тоже. Одно неотделимо от другого. Это такой обряд. Вообще соревнования воспринимаю как праздник. Нервно, конечно, но радостно.

С. Если бы не плавание, то что?

К. Не знаю. Родители считают, что я мог бы добиться успеха в любой области. Но, наверное, все родители считают так. Думаю, что, чем бы я ни занимался, я бы это делал хорошо.

С. Кем хотел быть в детстве?

К. У меня не было мечты стать космонавтом. Или машинистом поезда. Как-то все мои мечты возникали по ходу жизни.

С. Что такое спортсмен в первую очередь: физические данные, трудолюбие или характер?

К. Все в совокупности дает результат. Сухопутная жизнь, конечно, кажется со стороны интереснее. Многие талантливые ребята, добившись первых результатов, начинали это отмечать и увлекались. Чтобы вернуться в тренировочный процесс, нужна сила воли.

С. Ты ведь хотел уйти из спорта? Но остался.

К. После Олимпиады я на два месяца плавание бросил. В стране был кризис. Я стал искать работу и… не мог найти. Все говорили мне: «Подожди месяца два». И пока ждал, решил еще поплавать. Поехал на последние свои, как мне тогда казалось, соревнования: турнир Сальникова в Питер. Там ко мне подошел Чавич, предложил вместе потренироваться в Италии.

С. Это как? Зачем ты ему там нужен? На соседней дорожке?

К. Ему нужен достойный конкурент, раздражитель. Специально для роста результатов. Его это подстегивает.

С. То есть не бескорыстным было его предложение? И что теперь, как вы с Кавичем там «дружите»?

К. Хорошо дружим. У нас отличные отношения. Он веселый парень, и вообще многому меня научил из американской школы плавания. Он же родился в Америке, и школа плавания у него та. Но выступает за Сербию. Фелпс это прокомментировал так, что Чавич просто боится, что от Америки не пробьется на чемпионат мира.

С. Подколол конкурента?

К. Вроде того. Мы с Чавичем — братья-славяне. И у нас спортивное единство. Боремся с американскими пловцами. Чавич моложе меня на год, но все равно весь из себя такой — наставник. Он совершенно не боится раскрывать секреты. У него фантастическая уверенность в своих силах. Он не боится, что кто-то что-то будет знать. Он все равно победит. У него абсолютная психология чемпиона.

С. А плавки перед стартом подпороть не может?

К. Исключено.

С. Добрый у вас вид спорта, человечный какой-то. У нас в фигурном катании коньки соперников о батарею тупили, «молнии» у платьев подпарывали… Ничего нельзя было во время соревнований в раздевалке оставить.

К. У нас этого нет. Знаешь, что он мне после последнего чемпионата мира написал? У него операция была, и он в этом чемпионате не участвовал. «Что-то, Евгений, ты легко как-то выиграл», — написал он мне. «Ничего себе легко, одну сотую», — ответил я. «Не-е, легко. Это потому, что меня там не было». Юморист. И главное, он абсолютно уверен в себе.

С. Все равно, будь осмотрителен. А как вы, братья-славяне, общаетесь?

К. На английском. Я перестал бояться на нем говорить. То есть делаю ошибки, наверное, но меня понимают. Я понимаю. С тренером тоже общаемся на английском. Там специальный язык, особая терминология. Не так много слов нужно знать, чтобы общаться по делу.

С. Существует ли удача или спортсмены списывают на ее отсутствие собственные ошибки?

К. Если все друг другу желают удачи — это, конечно, значит… это значит, что люди вежливые. Потому что если я пахал, как лошадь, соблюдал диету, отказывал себе во всем, то… вот поэтому и удача.

С. А очки, которые сползли? На Мальте, на юношеском чемпионате Европы.

К. Да. Лет десять назад. Я обещал родителям, что выиграю. Они приехали, сидели на трибуне. А у меня на старте съехали очки, и закрыли рот, я не мог дышать. В результате был только четвертым.

С. Вот тебе и неудача.

К. Нет. Это называется: халатное отношение к экипировке.

С. Строг ты, однако. Ты тогда плакал?

К. Мне было лет 16—17. Я очень сильно расстроился. Очень.

С. Плакал?

К. Я не снимал очков. И… рыдал. Пошел в соседний бассейн и проплыл сразу 500 метров дельфином. Реабилитировался. Потом через какое-то время опять волна накатила. Пошел снова проплыл 500 метров.

С. Слушай, какой классный вид спорта! Можно слезы растворять в однородной с ними водной среде.

К. Да, и скрыть от общественности следы огорчения.

С. Твое отношение к анаболикам?

К. Не принимаю. И принимать не буду. Здоровье дороже. К тому же ты всегда под контролем. Я вон на прошлой неделе анализы сдавал. Тому, кто решит сейчас принимать анаболики, надо будет очень сильно изворачиваться. Проще тренироваться честно. К сожалению, в плавании нет сейчас такого доктора, который мог бы быть полезен сборной команде. Приклеить пластырь на рану может и массажист, а вот грамотно составить индивидуальный план восстановительных программ сможет не каждый. Поэтому максимум, на что я способен, это аскорбинку могу принять. И то с опаской. Ну, и если что — аспирин. И всё.

С. Когда первый раз себя помнишь?

К. Помню, как взрослые меня в «Олимпийском» впервые столкнули в воду. Помню объявший меня тогда ужас, страшное ощущение воды.

С. Ты уже догадывался, что вода поглотит лучшие годы твоей жизни.

К. Я не в претензии. Я люблю воду.

С. А кроме воды? Ты был влюблен? Как это состояние влияет на спортсмена в момент старта.

К. Ну, конечно… Любовь — это прекрасное чувство, и когда ты влюблен, то можешь плавать очень быстро. Но если в отношениях что-то не заладится, может проявиться и обратный результат. Поэтому, чтобы не рисковать понапрасну, любовь и спорт лучше не совмещать. Пока, до Олимпиады. Всего 2 года осталось.

С. Вот это воля. Все чувства в узде. Так есть ли жизнь вне бассейна?

К. Есть, конечно, всякие там кино-домино. Но у меня она в большей степени виртуальная. Я же живу не дома…

С. Как планируешь свое будущее?

К. Думаю, оно будет связано с плаванием. Развитие плавания — нужное дело. Все люди должны уметь плавать.

С. Плавание как спорт — доходный вид деятельности?

К. В плавание идут не зарабатывать, а делать имя.

С. Зачем ты плывешь? Что является твоим главным стимулом?

К. Достичь своего максимума. Это интересно и затягивает. Когда я приблизился к рекорду мира, меня это так увлекло. Очень захотелось стать самым быстрым на планете, понимаешь?

С. Не очень. Но у меня не психология чемпиона. Что для тебя Россия? Ты патриот?

К. После того, как я уехал тренироваться в Италию, кто-то стал говорить, что я не патриот. Но я патриот, может быть, в еще большей степени, чем они. Я же не развлекаться в Италию поехал. А работать, чтобы завоевывать медали для России. Я же выступаю за Россию.

С. Еще вот эта история с комбинезонами мне непонятная… Которые отменили...

К. Ничего страшного. Плаваем теперь в шортах. Потеряли немножко в результатах. Где-то 0,5—1 секунду. Зато вернули пловцам ощущение воды.

С. И это правильно. А зрителям вернули утраченную зрелищность. А то не люди плавали, а пауки. Дайте народу возможность насладиться вашей античной красотой, в конце концов! Твое любимое блюдо?

К. Борщ, жареная картошка, курица — всё очень просто.

С. Ты что-нибудь сейчас читаешь?

К. «Бизнес-маркетинг» я читаю. Заканчиваю Академию труда и социальных отношений. Второе высшее. На другие книги сейчас времени нет. А вообще очень люблю фантастику, типа Стивена Кинга.

С. Что ты в людях не приемлешь?

К. Предательство, злобу.

С. Что такое счастье?

К. Радоваться тому, что видишь вокруг.

С. В чем смысл жизни? Для чего ты живешь?

К. Семья, продолжение рода…

С. Значит, до Олимпиады твоя жизнь будет бессмысленной? Ты же любовь и спорт не совмещаешь?

К. Почему бессмысленной? Може, моя нынешняя деятельность будет фундаментом для моего последующего счастья.

С. И я тебе его искренне желаю. У тебя своеобразная фамилия. Как ты с ней сосуществуешь?

К. У меня обычная фамилия. Никто к ней не цепляется. Наоборот, люди улыбаются, когда ее слышат. Это же хорошо, когда люди улыбаются.

Мне еще о многом хотелось его расспросить: что он испытывает перед стартом, как на него настраивается, как выполняет обязанности капитана сборной России?... Но он приехал в Москву вчера и скоро уезжает. А еще у него «бизнес-маркетинг», второе высшее, и московские друзья не виртуальные, а также мама, папа, брат, племянник... И я отпустила ребенка схватить этот глоток воздуха перед его новым заплывом. Тем более что мне вдруг почудилось, что он очень хочет меня об этом попросить, но стесняется. Я же для него все-таки тетя Лена.

Елена СКОРОХОДОВА, мастер спорта по фигурному катанию