Печать
2010 г.
№ 1
Просмотров: 453
Стал шире шаг на лыжне

Последняя лыжная прогулка в конце марта прошлого года на любимых старых деревянных лыжах. Пластиковые есть, «фишер с мелкой насечкой», но на твердых бугорках лыжни они идут хуже и гудят, словно ратрак. В солнечных просветах снег к старым лыжам слегка прилипает, однако скольжение не очень страдает. Всплывает в памяти такой же мартовский день далекого 1950 года.

В детстве у меня были лыжи с самодельными креплениями из шпагата, а с 1943 года — трофейные широкие лыжи с ремнями для валенок, и вот в институте получаю невиданную роскошь — легкие лыжи с ботинками. У нас была сильная лыжная секция, частенько на окрик: «Лыжню!» — я покорно сторонилась, чувствуя себя гадким утенком рядом с прекрасными лебедями из сказки.

В начале марта однокурсница, занимающаяся в лыжной секции, передает мне просьбу тренера заменить на областных соревнованиях заболевшую студентку. Моя задача — хотя бы не сойти с дистанции. Перед стартом я увидела, что парни натирают лыжи, свои и девушек. На мою невзрачную особу не обратили внимания, сама я о мази еще не знала.

Лыжня была трудной, на ее солнечных пятнах снег налипал, но я упорно бежала, до вкуса крови в горле.

После финиша случайно услышала слова ребят, что мое время лучше, чем у девушек из секции. Это же потом подтвердила подруга, но «официально» об этом не было сказано. Я понимала, что команда была огорчена, не заняв привычного призового места. Обиды у меня не было, осталась только благодарность за участие в этом праздничном для меня событии.

Позднее я поняла причину своего «успеха»: тренер «не попал в мазь» и мои немазаные лыжи оказались надежнее.

Долгие годы спорт для меня был понятием светлым и радостным, спортсмены — полубоги, несмотря на эпизод с «коробочкой» в повести Льва Кассиля о футболистах.

Затем начали появляться публикации о двусмысленности понятия «любительский спорт», о командах на содержании у предприятий. Потом окончательное признание наличия у нас профессионального спорта и вообще слияния бизнеса и спорта. Устарели слова Высоцкого: «А наши ребята за ту же зарплату…». Хорошо, когда труд и талант получают достойное вознаграждение, но к большим деньгам липнут слухи о темных личностях и поступках. Обескураживают неприязнь и откровенная вражда спортсменов между собой, дикие выходки фанатов.

И все равно большой спорт представляется мне прекрасной сияющей вершиной, подвластной избранным, пусть даже основной закон там — бескомпромиссная борьба с соперниками.

Физкультура вроде бы родная сестра спорта, но мне представляется, что задачи у них разные. В «ФиС» много публикаций о героических людях, которые с помощью физкультуры вытащили себя из лап тяжелых болезней и травм, — я их приравниваю к олимпийцам. Причем в понятие «физкультура» входят и физические упражнения, и закаливание, и питание, и т. д.

У меня очень скромный опыт в этой области, но, может быть, кого-то он заинтересует. Оказалось, что и в очень пожилом возрасте (мне восемьдесят) можно что-то улучшить в своем организме.

Как-то раз, придя с огорода, я собралась вымыть ноги. Но накануне затеяла большую стирку, и все емкости, включая ванну, были заняты. Вспомнив студенческое общежитие, где сантехника состояла из раковины и крана с холодной водой, я решила тряхнуть стариной. С большим трудом рукой затащила по очереди ноги в раковину. Было мне уже за 70, но спортивный азарт перевесил благоразумие. Каждый день я стала мыть ноги только в раковине, посмеиваясь над собой (тренируйся, бабка, может, вертикальный шпагат успеешь освоить!).

Прошло много месяцев, пока я стала при этом обходиться без помощи рук. Ну и что из этого? Появилась потребность ежедневно мыть ноги прохладной водой, причем с удовольствием и интересом. Стал шире шаг на лыжне.

Как-то в жару в вагоне фирменного поезда не работал кондиционер, отчего на стоянке в 20 минут все пассажиры повалили к выходу. Поезд останавливается здесь не у платформы. Сделав шаг вперед, я онемела — последняя ступенька высоко над землей! Но сзади напирали, пришлось сползти вниз.

Прогуливаясь между кучками курильщиков (вышли, называется, на свежий воздух!), я услыхала негромкое: «Бабку придется подсаживать!» Щас! Тренировки пригодились: взявшись за поручни и без труда закинув ногу на нижнюю ступеньку (выше моего пояса), я подтянулась и не без тщеславия прошла в вагон.

Еще я легко могу забираться на высокие сиденья в новых моделях автобусов. Однажды шла безмятежно по тротуару вдоль длинной автомобильной пробки, вдруг сзади послышался шум мотора. Не оглядываясь, я «ножницами» перемахнула через ограду газона, а мимо промчался автомобиль. Неизвестно, как бы мы с ним разминулись…

Проблема веса меня особо не волновала, лишнего вроде бы немного — 6—7 кг. Я до сих пор уступаю место в транспорте своим ровесницам — более тучным и с палочкой. Но постепенно начали накапливаться причины для озабоченности. Появилась необходимость расставлять пояс на брюках. Некоторые предметы одежды вообще стали не впору.

Потом оказалось, что не могу в наклоне защелкнуть крепление на лыжах — приходится становиться на колено. Однажды вынула рюкзак с огородной продукцией из сумки на колесиках, лихо закинула его на спину — и коленки «охнули» от боли. Дома взвесила — 7 кг, значит, если тенденция ожирения сохранится, будут болеть ноги.

Подтверждение этому получила на примере своей знакомой, которая из-за артроза коленных суставов передвигалась по квартире в коляске. Похудев на 10 кг, она смогла ходить с костылями и дома, и по двору.

Прочитала, что зарубежная телеведущая в соответствующей программе провезла по сцене тележку с 30 кг животного жира — именно на столько ей удалось уменьшить свой вес. Пусть у меня только 7 кг лишних — и то представить их в объеме как-то неприятно.

Потом в «ФиС» встретилось сообщение, что рекомендуемая окружность талии — не более 84 см для мужчин и 80 см для женщин. Тут же замерила свою — 86 см! И там же было написано о вреде висцерального ожирения.

Но доконало меня неожиданное наблюдение. Измеряла как-то себе артериальное давление лежа на спине: верхнее — 176 мм. По ощущениям показалось, что многовато. Повернулась на правый бок и снова замерила давление — 150 мм! Проверила потом несколько раз — примерно такое же соотношение. «Висцеральный курдюк» еще и на сосуды давит!

Я начала борьбу и пока отвоевала 4 см на талии. Без особых лишений, основное оружие — вода. Не думая о ее рекламируемых мистических свойствах, пила воду по принципу старого анекдота. Светлой памяти «армянское радио» спросили, какое противозачаточное средство лучшее. Оно ответило: «Стакан холодной воды». Посыпались вопросы, а как использовать: «до того» или «после того»? Ответ был — «вместо того». Прочитала рекомендацию: если возникло желание перекусить, выпейте несколько глотков воды, что я иногда и делаю.

Еще одно обстоятельство заставило меня начать борьбу с ожирением. При посещении двух дорогих мне женщин, лежавших после инсульта и перелома шейки бедра, помогала родным их переворачивать, сажать и т. д. Более старшая из них (сейчас ей 93 года) более худощавая, она поднялась скорее. Пока мы на ногах, лишний вес — это наша проблема, а когда сляжем — непосильный труд для близких. Так что из любви к ним стоит позаботиться о своей массе.

И напоследок. Я не могу без опоры выполнять пятое упражнение из комплекса В.С. Преображенского. Увидев, как юноша обогнал меня по дороге на огород, легко шагая по рельсу, я решила таким образом тренировать свое чувство равновесия, правда, без свидетелей. Однажды, сделав 10—15 шагов, я покачнулась и сошла с рельса, затем присела отдохнуть в тени. Тут же невдалеке приземляется ворона и, вскочив на рельс, проходит в мою сторону метров 15 и улетает. Единственная мысль пришла мне в голову: ворона потешалась надо мной! Есть поговорка «курам на смех», а здесь — воронам.

Что вороны могут смеяться, причем издевательски, я убедилась, когда у меня на огороде две вороны инсценировали перебранку на грядке с клубникой. Я пошла их отгонять и увидела, вернувшись к столу, что третья ворона в это время стащила пакет с моим завтраком.

Так что же для меня физкультура? Борьба с собой, позволяющая содержать тело в кондициях, удобных для себя, необременительных для окружающих, не смешных для кур и ворон. Как это делать, «ФиС» не устает нам напоминать.

Алла СОЛОМЕНЦЕВА