Печать
2009 г.
№ 9
Просмотров: 410
Анна Альминова: «Я вынуждаю соперниц подстраиваться под меня…»

В этом году 23-летняя бегунья Анна Альминова выиграла чемпионат Европы в помещении (1500 метров), командный чемпионат Европы (1500 метров), соревнования на Кубок европейских чемпионов среди клубов (3000 метров) и целый ряд престижных международных соревнований.

Золотая медаль и двойка по физкультуре

С Анной и ее мужем, известным прыгуном с шестом Виктором Чистяковым, мы встретились в одном из московских кафе. Рядом со своим очень высоким (2, 02 метра) и очень серьезным мужем миниатюрная улыбающаяся Анна выглядела студенткой-первокурсницей, которая, как и подобает голубоглазой блондинке, даже не подозревает о сложностях жизни.

— Правда ли, — спросил я Анну, — что ваш рост, как пишут в интернете, всего 158 сантиметров?

— На 6 сантиметров больше! — в шутливом гневе воскликнула она.

Когда же я узнал, что Анна, помимо всех своих достоинств, еще и дипломированный переводчик с английского, и инструктор по аэробике, то почувствовал, что во мне пробуждается комплекс неполноценности...

— Анна всегда ходила в отличницах, — с привычной почтительностью заметил ее муж. — Школу она окончила с золотой медалью!

— Зато была двойка по физкультуре, которую поставил мне мой папа, когда я еще жила в своей родной деревне, — рассмеявшись, перебила его Анна. — Это самое неприятное мое воспоминание, — уже серьезно продолжила она. — Я рыдала, думая, что все рухнуло, родной папа меня зарубил, и я не смогу получить золотую медаль и стать такой, как Ленин…

— За что же он вас так наказал?

— На уроке физкультуры мы сдавали спуск с горы. И я, конечно же, должна была проехать на пятерку. Но когда подошла моя очередь, отвлеклась, перешучиваясь с мальчишками. Папа все это видел и постепенно выходил из себя. Когда же я наконец поехала, меня окликнули, я обернулась, потеряла координацию и упала. После этого папа не мог не поставить мне двойку.

Не подчинять и не подчиняться…

— Медаль вы все же получили! И видимо, уже с детских лет привыкли всегда и во всем побеждать, подчиняя себе и людей, и обстоятельства?

— Да. Я действительно привыкла к тому, что люди мне подчиняются.

— А это не мешало вам в обычной жизни?

— Мешало, конечно, поэтому я и думала, что мне будет трудно выйти замуж. Ведь если я подчиняла себе какого-то молодого человека — а до встречи с Виктором Чистяковым все только так и происходило, — то мне это было не интересно. Но когда появился Виктор, в моей жизни наступило равновесие. Я и не подчиняюсь ему, и не стремлюсь подчинить его.

(Виктор Чистяков — сын многократного чемпиона СССР в беге на 110 метров с барьерами Валентина Чистякова и бронзового призера олимпийских игр в беге на 400 метров Натальи Чистяковой. В конце 90-х годов Виктор перебрался в Австралию; выступая за эту страну, занял пятое место на Олимпиаде в Сиднее, а в 2006 году возвратился в Россию. — А.Б.)

— И давно вы с ним познакомились?

— Впервые мы увиделись в 2006 году в Москве, познакомились через несколько дней в Австрии, а в прошлом году поженились.

— То, что мы все же нашли друг друга, и сегодня кажется мне невероятным, — говорит Виктор. — Видно, так было предначертано свыше...

Встретиться друг с другом Анна и Виктор могли только на международных соревнованиях, а для этого и он, и она должны были стать спортсменами экстракласса. Но если Виктору, сыну знаменитых легкоатлетов, это, как говорится, было на роду написано, то Анне, родившейся в деревне Вичевщине под Кировом, добиться такой цели было гораздо труднее… Впрочем, и ее родители имели отношение к спорту, вернее, к спортивной педагогике, так как работали преподавателями физкультуры в сельской школе.

Призвание Альминовых — воспитывать ребятишек…

Родители Анны — воспитанники детских домов; в детстве им не хватало любви и внимания, может быть, поэтому они и посвятили себя детям.

— Их призвание, — говорит Анна, — воспитывать деревенских ребятишек. И это у папы и мамы хорошо получается. Маму недавно наградили орденом Мужества «За заслуги перед Отечеством» второй степени, а в этом году моих родителей отмечали как лучших педагогов Кировской области.

В Вичевщине теперь открыт филиал областной спортшколы. Папа и мама собирают детей из окрестных деревень и проводят с ними тренировки; кормят ребят бесплатно в сельской столовой… Когда-то для меня было счастьем раз в месяц приехать в город, а сейчас мама каждую неделю возит своих подопечных в Киров — в бассейн, на соревнования, в музеи…

— Вы единственный ребенок в семье?

— Нет. Мой брат Стас (ему 22 года) учится в Кировском государственном педагогическом университете по специальности «Спортивная медицина», а сестра Саша (ей 13 лет) успешно выступает в беге на 800 метров.

Главная составляющая ее успехов — любовь родителей

С Анной Альминовой сегодня работает тренер экстракласса Геннадий Суворов; и она тренируется по самым современным методикам, однако главная составляющая ее успехов — это, конечно же, любовь родителей.

— И папа, и мама очень хотели, чтобы я чего-то добилась в спорте, — рассказывает Анна. — И не жалели сил ради этого. Папа, например, сделал для меня стадион (200 метров по кругу) — выкосил траву на поле, выложил все шлаком, который сам привез, и отмерил стометровую дорожку для спринта…

Утром он будил меня на зарядку, я бегала вокруг поселка, а он встречал меня на финише с секундомером в руках. Проводя уроки физкультуры, папа отмечал лучшие результаты и говорил мне, какой рекорд установил кто-то из старшеклассников в беге, скажем, от поселка до леса. Мне очень хотелось превзойти это достижение, и вечером я старалась побить этот рекорд.

— Но ведь в детстве вы перенесли какую-то редкую болезнь…

— Это было аллергическое заболевание, сопровождавшееся высокой температурой. Однажды все лето пролежала в больнице, но мне казалось, что целый год. Прогнозы врачей были безрадостными, однако родители, подобрав специальные упражнения, так взялись за меня, что я вскоре забыла о болезни.

— А тянет ли вас сегодня в Вичевщину, в те места, где вы когда-то били рекорды в беге «от поселка до леса»?

— Конечно, тянет. Приезжая туда, я словно бы возвращаюсь в свое детство — беззаботное, веселое и очень интересное.

Русские танцы и аэробика

— Музыканты утверждают, что ритм — это и есть движение. Но если это так, то спортсмен так же, как и музыкант, должен обладать чувством ритма; воспитывать же его надо с самого раннего детства...

— Мне в этом отношении повезло, — говорит Анна. — Я семь лет занималась русскими танцами; в те времена нашему танцевальному ансамблю было даже присвоено звание образцового народного коллектива. Но лет в 13—14 мне пришлось оставить этот кружок: я уехала в Киров, в спортшколу, где моим тренером был Анатолий Иванович Нивин.

— А вам когда-нибудь пригодилась ваша танцевальная подготовка?

— Года два с половиной назад я получила травму и поэтому не могла полноценно тренироваться. Чтобы восполнить недостаток движения, поступила на курсы, где готовили инструкторов по аэробике, а потом около полугода работала по этой специальности в фитнес-клубе.

Любовь пробуждает особые способности…

— А нужны ли эмоции в спорте? Много лет назад один известный тренер сказал мне, что главное достоинство его воспитанника — очень известного в те годы легкоатлета — «пониженная эмоциональность»...

— Кому-то эмоции не нужны, а кому-то — мне, например, — необходим драйв, выплеск эмоций, причем постоянно…

— Наверное, теперь, после замужества, у вас в этом нет недостатка. Скажите, а как Виктор добивался вашего расположения? Совершал ли он ради этого какие-то невероятные поступки?

— Да. Однажды он спросил меня, приду ли я к нему на свидание, если он возьмет рекордную для себя — после возвращения в спорт — высоту. Я согласилась. И он прыгнул на 5, 70; это было даже выше, чем обещал.

— Виктор давно придерживается здорового образа жизни. Рассказывают, что однажды, будучи в Швеции, он изумил всех тем, что в мороз обливался холодной водой. Наверное, он и вас приобщил к своим оздоровительным системам?

— Он прежде всего изменил мое отношение к питанию. Раньше я была убеждена в том, что смогу быстро бегать только тогда, когда стану тощей. В течение года я заставляла себя есть как можно меньше и совсем не употребляла ни мяса, ни сладкого.

— А какой диеты придерживаетесь сейчас?

— В ее основе лежит раздельное питание. Мясо, кстати, едим каждый день с различными салатами.

— Ну а холодной-то водой обливаетесь?

— Я одно время посещала Центр кинезитерапии Бубновского. Там, в честности, занималась суставной гимнастикой. Тренировки заканчивались сауной, после чего надо было принять холодную ванну. И теперь, когда летом у нас отключают горячую воду, я использую дыхательную технику, которой овладела в Центре Бубновского; согласно этой методике, каждое погружение в холодную воду делается на выдохе. Если делать так, то не простудишься.

— Вы сказали, что в вашей жизни после встречи с Виктором наступило некое равновесие. Но это, наверное, объясняется не только тем, что вы изменили диету…

— Главная причина — любовь. Именно она сделала нашу жизнь более гармоничной и даже пробудила в нас особые способности: мы на расстоянии чувствуем мысли друг друга. Нередко бывает так: я беру в руки телефон, чтобы позвонить Виктору, а он в это же время звонит мне, причем говорит о том же, о чем хотела поговорить я. Если я выступаю за рубежом, то Виктор, позвонив перед стартом, может так настроить меня, что я забываю о своих сомнениях. Раньше я могла только мечтать о такой поддержке, поэтому остро ощущаю разницу между тем, что было вчера, и тем, что у меня есть сегодня.

Крутить Землю и пробежать финиш насквозь

— Когда-то Валерий Борзов рассказывал мне, что на дистанции 100 метров он — от старта до финиша — решает целый ряд самых разных задач.

После команды «Внимание!», говорил он, нужно за минимальное время среагировать на выстрел стартера. Затем — разогнаться, потратив на это не больше пяти шагов, и ни в коем случае не частить руками. Когда же скорость набрана, надо последить за тем, чтобы руки — до 30-го метра — двигались синхронно с ногами с постепенным нарастанием частоты. А затем — примерно до 70-го метра — нужно позаботиться о том, чтобы еще более повысить и удержать скорость; с 70-го до 95-го метра следует сделать акцент на работе рук, которые должны навязать свой темп ногам. Ну а метров за пять до финиша надо представить себе, что финиш не там, где он находится на самом деле, а впереди, метрах в 20—30, и пробежать его насквозь, то есть не меняя структуры бега. А на последнем метре дистанции — сделать наклон вперед и нырок головой… Анна, наверное, и вам, на вашей дистанции 1500 метров приходится решать подобные задачи?

— Я тоже должна пробежать финиш насквозь. Об этом мне говорит Виктор: «Представляй, что тебе нужно пробежать не 1500 метров, а 1600».

Считаю свою дистанцию лучшей из всех, поскольку здесь требуются не только скорость и выносливость: необходимо все время думать, учитывая все обстоятельства, чтобы в нужный момент изменить свою тактику.

— Так каковы же все-таки задачи, стоящие перед вами?

— Стартовав, надо сразу же полностью, то есть на все сто процентов, включиться в бег. Нельзя успокаивать себя: я, мол, начну послабее, сэкономлю свои силы, а потом все наверстаю... Если кто-то из соперниц начинает тебя обходить, надо дать себе команду не упустить ее. При этом необходимо понять, действительно ли эта бегунья представляет угрозу для тебя или же ее рывок абсолютно бесперспективен, так как она бездумно бросилась вперед…

Я стараюсь от начала и до конца выдерживать свою тактическую линию. Если раньше я действовала с оглядкой на сильных соперниц, то теперь стараюсь диктовать им свои условия, вынуждая их подстраиваться под меня…

Одна из самых важных задач — не сломаться перед последним кругом, когда — за 400 метров до финиша — звенит колокол. В этот миг тобою может овладеть мысль, что сейчас все бросятся вперед, а у тебя уже не будет на это сил. Но в последнее время я уже не впадаю в панику, услышав колокол, а говорю себе, что надо еще работать и работать. Если даже сил у меня не так уж и много, я убеждаю себя, что они еще есть.

На последних метрах концентрирую свое внимание на технике, потому что на этой прямой она всегда ломается. И здесь мне очень помог Витя, подсказав, как бороться с моими недостатками.

— И какие же советы он вам дал?

— Не надо поднимать плечи, нужно широко работать руками и захватывать дорожку перед собой, то есть выносить голень вперед, крутить Землю, как говорит Витя… Иногда можно и обратиться за помощью к высшим силам. Если мы их правильно просим, то есть очень чего-то хотим, отдавая всего себя этому, то они помогут...

Когда хочется плакать…

— На чемпионате Европы в Италии вы выступили и на дистанции 3000 метров, заняв шестое место. В течение суток вам пришлось трижды выходить на старт, поэтому вы, наверное, вряд ли могли рассчитывать на победу…

— Тем не менее я внушала себе, что я сильнейшая. Сломалась только на финише, причем не психологически, так как не утратила желания победить. Мне было тяжело, но я бежала, сохраняя свою позицию рядом с лидером. Так было до тех пор, пока у меня не иссякли все силы.

— Что же вы тогда ощутили?

— Когда оставался один круг, у меня еще был шанс победить. К тому же у меня были помощницы — спортсменки, которые увлекали меня за собой, наращивая темп… В этот момент ты прекрасно понимаешь, что такой шанс нельзя не использовать, но при всем желании уже ничего не можешь сделать. И просто дошагиваешь до финиша. Что дальше? Пот льет ручьем, и ты едва можешь идти… И тебе очень плохо. Потому что проиграла...

Такая усталость бывает и на тренировках, дикая усталость, когда хочется плакать… Не хочется ни есть, ни пить… Бывает так, что, начав раздеваться, я вдруг застываю в каком-то оцепенении и сижу так очень долго, глядя в телевизор или в стенку… И тогда достаточно пустяка, чтобы разрыдаться в полной уверенности, что сейчас все так плохо, что хуже и не бывает. Поэтому, когда на сборах идет черновая работа, я прошу поселить меня одну. Если такой возможности нет, сама оплачиваю второе место в номере. Когда я в таком состоянии, нельзя, чтобы рядом со мной находился еще кто-то, если только это не родной, близкий мне человек. Я боюсь, что могу сорваться, расплакаться, сказать что-то такое, о чем потом буду жалеть.

Символ олимпийского огня как символ удачи

— Вы, наверное, и во сне все время бегаете...

— Да, мне нередко снится, что я бегу... И чаще всего снится, что я не могу убежать от кого-то или от чего-то…

— Но, может быть, именно так в ваших снах продолжается Олимпиада в Пекине, где вы заняли только одиннадцатое место? Наверное, эти тягостные переживания долго преследовали вас?

— Нет. Я довольно быстро с ними справилась. Если бы года два назад меня спросили, какую цель я поставила бы перед собой, если бы пробилась на Олимпиаду, то я бы ответила: «Побеждать». Но когда по воле случая (из-за допингового скандала были дисквалифицированы наши лидеры) меня всего за восемь дней до начала Игр включили в состав олимпийской сборной, я уже гораздо скромнее оценивала свои шансы. Тем не менее мечтала о победе и не считала, что выйти в финал — это мой предел.

Сегодня же — и к этому мне помог прийти Виктор — я понимаю, что должна не горевать из-за своей пекинской неудачи, а благодарить судьбу за то, что получила на этих Играх огромный опыт, который необходим мне, чтобы в полную силу выступить на следующей Олимпиаде. Ведь, как показала практика, выступая в ответственнейших международных турнирах, я чаще всего добиваюсь успеха со второй попытки.

— Читал, что на закрытии Пекинской олимпиады вам повезло больше, чем на соревнованиях...

— На закрытие Игр я попала чудом. На следующий день после финальных забегов я должна была утром улететь в Москву, закрытие же должно было пройти в тот же день, но вечером. Я очень хотела туда попасть, но мне объяснили, что у меня не будет такой возможности. Я страшно расстроилась и, чтобы снять стресс, решила съездить в Русский дом. Там было очень весело, очень хорошо… К себе я приехала поздно, легла спать. А когда проснулась, то оказалось, что наш самолет уже улетел… Вот так я и попала на закрытие. И там, в финале праздника, судьба преподнесла мне подарок...

В середине олимпийской арены высилась пирамида, собранная из металлоконструкций. На самом ее верху сидели юные спортсмены, которые бросали вниз мягкие игрушки. Этих игрушек, наверное, было штук двадцать, и одна из них, с платком в виде олимпийского огня, выбрав из всех присутствующих на стадионе именно меня, прилетела ко мне в руки. Поймав ее, я испытала такое счастье, как будто получила главный приз…

Так, может быть, об этом тоже позаботились высшие силы? Кто знает... Но в тот момент, когда символ олимпийского огня коснулся ее руки, он превратился и в символ удачи, которая должна — обязательно должна! — сопутствовать Анне Альминовой на Играх-2012 в Лондоне, где она получит возможность выполнить свою решающую — вторую — попытку завоевать олимпийскую медаль.

Андрей БАТАШЕВ

Когда этот материал готовился к печати, в Чебоксарах проходил чемпионат России по легкой атлетике. Выступая там, Анна Альминова завоевала «золото» на дистанции 1500 м, а Виктор Чистяков победил в соревнованиях по прыжкам с шестом.