Печать
2011 г.
№ 11
Просмотров: 352

Спорт и личность

Константин Барулин: «Я не лирик. Не люблю дождь и пасмурную погоду...»

2011 11 batНа хоккейном чемпионате мира 2011 г. в Братиславе Константин Барулин дебютировал в матче со Словакией. (Ему тогда пришлось «сыграть с листа», после того как на 33-й минуте наш основной вратарь Евгений Набоков пропустил третий гол и тренеры решили его заменить.) Намертво закрыв наши ворота, Барулин воодушевил тем самым своих партнеров: уверившись в сверхнадежности вратаря, они усилили атаку и в итоге сумели вырвать победу со счетом 4:3.

Тем не менее руководители нашей команды по-прежнему продолжали делать ставку на Набокова. В игре с датчанами почти у всех наших звезд, и в частности у Набокова, многое не получалось. Ну а самой драматичной оказалась 48-я минута матча, когда в ворота Евгения влетела третья шайба, а сам он получил травму. И Барулину, при зыбком счете 4:3 в нашу пользу, вновь пришлось действовать с места в карьер, отражая бесчисленные атаки датчан. «Пробить» его они не смогли...

Так как же Константину удалось, дважды «сыграв с листа», без потерь пройти сквозь невероятные эмоциональные перегрузки и, не допустив ни одной заметной ошибки, отстоять в этих матчах так, будто им управлял компьютер?

«Если отъезжал от ворот, то потом с трудом возвращался назад...»

Но почему он стал вратарем? Что и когда определило его выбор?

«В семь лет, — сказал однажды Костя в беседе с журналистами, — я катался слабее ровесников и потому занял место в воротах». Эти его слова вызвали во мне воспоминание о моей давней встрече с режиссером-мультипликатором Федором Хитруком. «Сейчас я седой, а на самом-то деле — рыжий», — сказал Хитрук. — Из-за этого и стал художником... Когда меня принимались дразнить, я доставал листочек бумаги, отходил в сторону и брался за карандаш...»

Так, может быть, и вас к вашему игровому амплуа подтолкнуло чувство некоей ущербности? — спросил я Костю.

— Можно, наверное, сказать и так, — ответил он. — Когда я пришел в хоккейную секцию, ребята там катались уже год или полтора, я же впервые встал на коньки. И если отъезжал от ворот, то потом с трудом возвращался назад. И мой отец (он был вратарем) сказал мне: «Может, попробуешь сыграть в воротах?» Однако это не значит, что вратари плохо катаются. У многих это отлично получается. Да и я сегодня доволен своим катанием.

Ваш путь в хоккее вовсе не был гладким и безболезненным. Не возникала ли у вас порой мысль заняться чем-то другим?

— Я задумался об этом в 2004 году, во время молодежного чемпионата мира. Мы тогда со счетом 3:4 проиграли в четвертьфинале финнам, пропустив четвертую шайбу за 13 секунд до конца. И тренер сказал мне, что именно я проиграл тот матч, хотя это, как мне кажется, было не так... Вот тогда я мог надломиться и расстаться с хоккеем... Но я переборол себя и продолжал работать, стараясь в свободные часы чаще общаться с друзьями, рядом с которыми забывал о своих печалях.

А что вы вспоминаете после игры? Точат ли вас мысли об ошибках?

— Я живу положительными эмоциями. Люблю, когда вокруг радостно и весело. Я не лирик. Не люблю дождь и пасмурную погоду. Стараюсь поскорее забыть всё плохое.

Даже если кто-то сделает вам пакость?

— Надолго это в моей памяти не осядет. Что-то доказывать или мстить я не буду.

«Бабочка» весом 92 килограмма...

Барулин играет в стиле баттерфляй (бабочка), при котором голкипер, стремясь отразить бросок, «садится», сдвинув колени, на щитки, перекрывая ими всю нижнюю часть ворот. Щитки же при этом выглядят как крылья бабочки...

— В такой манере сейчас играют большинство вратарей, — говорит Константин. — Мне тоже близок этот стиль.

Внушая всем уважение своими габаритами (рост — 186 см, вес — 92 кг), хоккейная «бабочка» по имени Константин Барулин успевает за доли секунды переместиться, встать, упасть на колени и сомкнуть щитки...

Но чего стоят вам эти стремительные «перелеты»? Что ощущаете после тяжелого матча, в котором вам пришлось отразить множество бросков?

— Порой кажется, что ноги поднять невозможно, поэтому каждый шаг дается с трудом. Когда побеждаешь, то тебя может поддержать чувство победы, но если проигрываешь, то сил уже не остается. Добравшись до дома, просто падаешь на пороге. Ложишься спать, но не можешь уснуть: тебя бьет дрожь...

Читал, что тренер вратарей финн Юсси Парккила, который работал в «Атланте», заставил вас здорово похудеть...

— Никто меня не заставлял. Я сам поставил перед собой такую задачу. Правда, Юсси однажды сказал мне: «Моими подопечными всегда были худенькие вратари. Ты же весишь 100 килограммов. Впервые вижу такого парня... Так, может быть, похудеешь?» После этого я и начал за собою следить.

Вы сбросили 8 килограммов. Это, наверное, было нелегко?

— Похудеть не так уж и трудно. Гораздо труднее удержать уменьшившийся вес.

И как же вы этого достигли?

— Исключил из своего рациона соусы и гарниры и сократил объем пищи. А после тренировки шел в тренажерный зал и 45 минут крутил педали «велосипеда».

Но теперь-то вы, наверное, вполне удовлетворены собой?

— Иногда мне кажется, что я быстро двигаюсь. Но когда вижу себя на видео, это ощущение пропадает, потому что я, оказывается, ползаю, как черепаха. Нужно, наверное, все же быть побыстрее...

Что вам нравится во вратаре Константине Барулине?

— То, что в форме я действительно большой. Для того, кто играет в стиле баттерфляй, это плюс. Мой отец и мои тренеры не раз говорили мне, что меня ноги кормят. Руками я, может быть, и в самом деле не так хорошо работаю, как ногами. Значит, за руками надо последить...

А какие замечания делали вам тренеры?

— Парккила мне всё время напоминал, что надо сохранять свою позицию и что клюшку нужно держать внизу, а не на весу. «Но самое главное, — говорил он, — ты должен читать игру, должен видеть не только хоккеиста с шайбой, а всех пятерых игроков соперника. Как только кто-то из них подобрал шайбу и начал двигаться, ты обязан догадаться, отдаст ли он ее или нет, а если отдаст, то кому... В хоккее, так же как и в шахматах, надо читать игру на ход вперед».

«Мне комфортно там, где моя семья...»

Насколько мне известно, в прежние времена вы разрисовывали свой шлем. Видимо, рисунок на шлеме влиял на характер ваших движений...

— Мне, во всяком случае, так казалось. Когда еще играл в «Спартаке», на моем шлеме был нарисован череп. Потом, перейдя в «Химик», я продолжал выступать в том же шлеме, однако игра у меня не шла. И однажды моя жена сказала, что этот череп, видимо, несет какую-то отрицательную энергию. У меня тоже возникло такое ощущение, и тогда я перекрасил свой шлем.

И что же вы нарисовали?

— Символом «Химика» было изображение алабая, среднеазиатской овчарки, которая считается потомком тибетского дога. Алабай — умелый боец, на которого всегда можно положиться: он будет биться до последнего. Когда на моем шлеме появился алабай, у меня всё стало получаться гораздо лучше...

Видимо, слова вашей жены очень много значат для вас. А как вы впервые с ней встретились?

— Я тогда играл в СКА Санкт-Петербург, и наш клуб проводил конкурс «Мисс СКА». Я сидел в жюри, а Наташа была участницей конкурса. Она заняла третье место, и, когда всё закончилось, мы познакомились и начали общаться.

Выходит, вы как член жюри конкурса воспользовались своим положением...

— Ну что здесь поделаешь. ...Спустя какое-то время ее попросили провести следующий конкурс, а сегодня она работает в «Атланте»: руководит группой поддержки.

Вы в 13 лет уехали из вашей родной Караганды в Тюмень, чтобы поступить в спортинтернат. Наверное, трудно было переносить разлуку с родителями?

— Но я же не один такой был... Там училось много приезжих — кто из Екатеринбурга, кто из Сургута, кто из Тюменской области. К ним, правда, родители время от времени приезжали, да и сами они могли иногда съездить домой, поскольку ехать им было недалеко. Мне же навестить родных удавалось только на Новый год и летом, когда заканчивался сезон.

Наверное, этим объясняется то, что вы женились в 21 год. Видимо, вам очень хотелось, чтобы рядом был кто-то близкий...

— Может быть. Нужно было найти своего человека. И я его нашел.

Вашей жене, наверное, не все нравится в хоккее...

— Когда начинается чемпионат, я хожу весь в синяках, и Наташе это очень не нравится. «Кто это так постарался? — гневно вопрошает она. — Скажи мне... Уж я с ним поговорю... ». Что я могу на это ответить? Не знаю, мол...

За последние годы вы сменили несколько клубов и потому, наверное, не смогли пока обзавестись собственным жильем...

— Так получилось, что мы уже пять лет кочуем по съемным квартирам. Сейчас снимаем дом в Подмосковье. Мне там нравится: с ребенком удобно гулять.

А у вас есть на это время?

— Да. В те дни, когда у нас одна тренировка, вывожу из дома коляску и гуляю с сыном. Ему уже одиннадцать месяцев... Ну а мне комфортно там, где моя семья.

«Хоккей — это то, что во мне, в моей душе...»

Вы как-то сказали, что, надевая хоккейную форму, внутренне концентрируетесь, забывая обо всем постороннем. Наверное, и тогда, когда приходите домой, хоккей долго не отпускает вас...

— Потому что для меня это не хобби. Это образ жизни. Хоккей — это то, что во мне, в моей душе.

В романе Владимира Набокова «Защита Лужина» главный герой, гениальный шахматист, постоянно живет в двух мирах — реальном и шахматном, теряя порой ощущение того, где же на самом деле он находится. Вот одна характерная цитата: «Лужин начал тихими ходами, смысл которых он чувствовал очень смутно, своеобразное объяснение в любви. “Ну, расскажите что-нибудь еще”, — повторила она, несмотря на то, что заметила, как хмуро и скучно он замолчал.

Он сидел, опираясь на трость, и думал о том, что этой липой, стоящей на озаренном скате, можно, ходом коня, взять вон тот телеграфный столб, и одновременно старался вспомнить, о чем именно он сейчас говорил»...

— Хоккей поглощает меня, но всё же не до такой степени. Когда я разговариваю женой, то не думаю об игре и не слежу мысленно за шайбами: вот эту я здесь бы поймал, а вон ту — там...

Говорят, что некоторые голкиперы беседуют с шайбой...

— Я не раз видел, как вратарь, поймав шайбу, разговаривает с ней и прежде, чем отдать судье, произносит какие-то заклинания. Я с шайбой не разговариваю. Но чувствую, что к ней надо относиться с душой, чтобы она не обижала тебя.

Ваш коллега Александр Еременко уверял меня, что шайба может сыграть злую шутку с вратарем: «Мне как-то раз бросили шайбу то ли от красной, то ли от синей линии, — рассказывал он, — я уже приготовился ее поймать, а она вдруг нырнула...»

— Когда бросают с дальней дистанции, шайба в какой-то момент может утратить скорость и юркнуть куда-то. Иногда такое бывает, хотя вряд ли кто-то сможет специально совершить подобный бросок; отработать его невозможно.

А может ли полет шайбы изменить для вас скорость течения времени?

— Да. Бывает так: тебе забивают гол, а ты никак не можешь понять, как же это произошло. «Она ведь вроде бы не так уж и быстро летела, — говоришь ты себе. — Всё было, как в замедленной съемке. Так почему же ты ее не взял?»

Вратарь постоянно находится на льду, в то время как другие игроки действуют посменно: вышли, отработали, пошли отдыхать...

— Я могу руководить своими партнерами, потому что с первой и до последней минуты матча наблюдаю за соперниками, подмечая и фиксируя всё важное, как будто в голове у меня записная книжка: вот это звено, скажем, у них сегодня играет лучше, чем другие, а вон тот игрок бежит быстрее, чем его партнеры...

А что слышит вратарь во время игры? Или же он настолько сконцентрирован на происходящем, что пребывает в абсолютной тишине?

— Какие-то звуки все равно слышишь, и это тебе и помощь, и подсказка. Вот, например, ты на секунду потерял хоккеиста, который уже занял позицию у твоей дальней штанги. И вдруг в тот момент, когда ты забыл о нем, он делает какое-то движение, стучит, скажем, клюшкой о лед, давая сигнал партнеру: я, мол, здесь. И это мгновенно пробуждает твою память: теперь уж ты про него не забудешь... Я всегда слышу, как хоккеист, набирая скорость, режет коньками лед. Это очень приятный звук...

А вам хочется самому выйти вперед и забить гол?

— Конечно, хочется. И я забиваю постоянно. Во сне.

Слушая свой внутренний голос...

В прессе не раз писали, что от Барулина исходит спокойствие, которое передается его партнерам. А вот Игорь Захаркин, который до недавнего времени был помощником Быкова, однажды заявил, что игроки нашей главной команды больше доверяют Евгению Набокову, нежели Константину Барулину. Как вы считаете, была ли в словах Захаркина доля истины?

— Думаю, нет. Мне почему-то кажется, что в нем говорила какая-то обида. Но каковы ее причины, мне неизвестно...

Не знает об этом и Владимир Мышкин.

— Да разве можно не доверять Косте, — говорит он, — если даже «с листа» он может сыграть на пределе возможного? А как он действовал и в матче с Канадой? Тогда при счете 0:1 Барулин блестяще сыграл в нескольких моментах, которые могли стать решающими. Не знаю, смогли бы наши отыграться, если бы канадцам удалось тогда довести счет до 2:0...

Но потом мы потерпели поражения от финнов и от чехов...

— Это было стечение обстоятельств: как бы ни выручал вратарь, поймать все шайбы он был не в состоянии. А голы нам забивали такие, что обезопасить свои ворота можно было только чудом...

Я хорошо помню, как Константин Барулин держался в матче с Чехией. Даже после пропущенных шайб он не сник, не опустил руки. В тех голах не было его вины, он бился за каждую шайбу, и вот это, по-моему, в нем самое главное.

Потому-то, критикуя нашу сборную, болельщики не ставят эти поражения в вину Барулину...

— Его не в чем винить. За свою игру он заслуживает не упреков, а уважения...

В прошлом сезоне Константин Барулин был признан лучшим голкипером Континентальной хоккейной лиги и самым ценным игроком плей-офф. Ну а в этом сезоне он должен работать еще больше и вдумчивее, нацеливая себя на Игры в Сочи, до которых осталось менее двух лет.

...«Не позволяйте шуму чужих мнений перебить ваш внутренний голос. И самое главное, имейте храбрость следовать своему сердцу и интуиции. Они каким-то образом уже знают то, кем вы хотите стать на самом деле. Всё остальное вторично».

Эти слова принадлежат не хоккейному тренеру и не спортивному психологу. Их произнес знаменитый американский бизнесмен Стив Джобс, до недавнего времени занимавший пост исполнительного директора компании «Apple». Константин Барулин не знаком с этим высказыванием, однако действует он именно так, как советует Джобс, — следует велениям своего сердца и своей интуиции, не позволяя шуму чужих мнений заглушить его внутренний голос.

Андрей БАТАШЕВ