Печать
2008 г.
№ 8
Просмотров: 590

Улыбайтесь и выигрывайте

До чего же нелегко побеждать, когда все от тебя только и ждут золотой медали! Спортсменка из Волгограда Татьяна Лебедева, для которой Олимпиада в Пекине станет третьей по счету, мечтает об олимпийской победе в своем любимом виде легкой атлетики — тройном прыжке — уже много лет, но каждый раз ей что-то мешает подняться на высшую ступень пьедестала. В олимпийском Сиднее в 2000-м лидер того мирового сезона Лебедева самую малость недотянула до победы. Тренеры сборной страны сожалели о том, что дебютантке Олимпиады просто не хватило опыта. Ну а сама Татьяна винит в проигрыше саму себя. Уже потом, в Москве, она сказала, что переоценила себя, была слишком самоуверенна и не представляла, какие это особые, не сравнимые ни с чем соревнования — Олимпийские игры.

 

«Перед поездкой в Сидней, — призналась мне Татьяна, — я была на сто, если не на двести процентов уверена в успехе. И говорила журналистам: “Если человек физически здорово готов, он покажет все, на что способен, и победит”. “А вдруг отвернется удача?” — пытал меня один из ваших коллег. “Удача?.. Она всегда сопутствует сильным!” — ответила я. А там, наверху (показывает рукой на небо), видно, решили, что этой самонадеянной особе пока рано давать олимпийское золото. Свою роль сыграла и, как оказалось потом, неправильно выбранная тактика. Первую попытку я выполнила осторожно, чтобы попасть в финал, а другие претендентки на победу, наоборот, решили нанести главный удар первым же прыжком и сразу же застолбили свое место под солнцем. И тут пошел сильный дождь, похолодало, и соревнования приостановили. Дорожка намокла, шиповки потяжелели от влаги. Я боролась, как могла, с соперницами, но сумела взять только “серебро”. Но всё, что ни делается, к лучшему. Если бы выиграла тогда Олимпиаду, то, возможно, и завершила бы свою спортивную карьеру. А так решила для себя: пока не стану олимпийской чемпионкой в тройном прыжке, буду продолжать выступать».

Психологических просчетов она больше не допускала. На следующий год в Эдмонтоне Лебедева стала наконец чемпионкой мира в тройном прыжке, обыграв ближайшую соперницу более чем на полметра, что не случалось на соревнованиях такого ранга ни до, ни после этого первенства. Своих соперниц она «нокаутировала» еще до начала соревнований, поразив их необычайно смелой цветной прической, напоминавшей головку боевого петушка. С тех пор к каждым соревнованиям Татьяна вместе со своим парикмахером из Волгограда Еленой Дробинской готовит новую сногсшибательную прическу, которая соперниц нередко шокирует. Экс-рекордсмен мира по прыжкам в длину Игорь Тер-Ованесян так объяснил мне этот феномен Лебедевой:

«Своим внешним видом Лебедева как бы говорит всем нам: “Мне нравится быть вот такой пестрой — это дает мне дополнительный импульс, я становлюсь более свободной, меня ничто не сдерживает. И вообще в секторе не должно быть никаких рамок: захочу — разбегусь и полечу как птица”. Это вопрос ее внутренней самонастройки. Вызывающая прическа дает ей возможность раскрепоститься, почувствовать себя свободной, рисковать. Побеждать без некоего хулиганства, без определенного риска нереально. А у нее хулиганство, мальчишество, лихость проявляются сполна, и в этом ее сила».

И тем не менее на Олимпийских играх в Афинах в 2004-м Татьяна чуть было вообще не осталась без медали. О том, что ей помешало победить, Лебедева никогда никому не рассказывала. Не хотела оправдываться?.. Или боялась, что ей не поверят?.. Не знаю. Но вот недавно она мне совершенно неожиданно раскрыла подоплеку этой неудачи. Мы сидели с ней вдвоем в опустевшем зале шикарного ресторана в столичном «Президент-отеле», где час назад ее чествовали как лучшую спортсменку минувшего года, и болтали о том о сем. Приз ей вручили неподъемный, и она ждала вызванную машину, а я решил ей просто составить компанию, абсолютно не рассчитывая на какие-то откровения Татьяны. Сколько раз мы говорили с ней на спортивные темы, и, кажется, обо всем уже было переговорено. Но чтобы поддержать разговор, я поинтересовался, а правда ли, что одна из ее соперниц прибегала к помощи колдуньи. То, что я услышал в ответ, для меня стало откровением.

«Когда мы, прыгуньи тройным, узнали, что новой наставницей спортсменки из Камеруна Франсуазы Мбанго Этоне стала ведьма, то отнеслись к этой новости не слишком серьезно, — сказала Татьяна. — Поначалу даже подсмеивались над девушкой из Камеруна. А потом, когда на Олимпиаде в Афинах, она нас всех обыграла, да еще с личным рекордом (заметьте, что потом она к нему ни разу не смогла приблизиться), нам стало не до смеха. Уже дома, анализируя события того дня, когда разыгрывалось “золото” в тройном прыжке, я обратила внимание на ряд моментов, которые помешали мне тогда сконцентрироваться на сто процентов. Хотя, конечно, это может быть и стечение обстоятельств. Впрочем, судите сами.

В день соревнований в тройном прыжке я была на пике физической формы, чувствовала себя прекрасно и настраивалась на победу. Но когда стала собираться на олимпийский стадион, не обнаружила крестика, с которым всегда выхожу на старт. Это даже не мой крестик, а крестик моей дочери, своего рода талисман. Нет, я не суеверный человек, но дочкин крестик мне придает уверенность, а с ней приходит и удача… Я обыскала всю свою небольшую комнату, проверила все полки в тумбочке, залезла под кровать, но все впустую — крестика и след простыл. Пора было ехать на стадион. “Ну ладно, — думаю, — возьму другой крестик, который нам вручил патриарх после молебна в храме на Поклонной горе перед отъездом в Афины”. Стала его искать. Но и он куда-то запропастился, словно сквозь землю провалился! Вот и отправилась на стадион в расстроенных чувствах. А попав туда, обнаружила, что забыла в своем номере и напульсники, и сменные носки (я их меняю после каждой попытки, чтобы в них не забивался песок). Просто наваждение какое-то, будто меня кто-то отключил на время от реальности. А когда стала прыгать, появилась какая-то внутренняя тревога, затем беспокойство, которое переросло в панику. Таких отрицательных эмоций я не испытывала на соревнованиях никогда.

Все выстроилось в единую цепочку, когда я прочитала в газете интервью с двенадцатикратным чемпионом мира по шахматам Анатолием Карповым, который рассказал о том, каким психологическим атакам из зала от психологов соперников он подвергался во время матчей за чемпионскую корону. Он утверждал, что испытывал под их взглядами душевный дискомфорт, панику, беспокойство, тревогу, то есть те же ощущения, что и я тогда в Афинах! Оказавшись под обстрелом враждебных взглядов, Карпов стремился не форсировать события за шахматной доской и откладывал партию, чтобы на следующий день прийти со своим психологом, который принимал бы на себя удары своих коллег. И тогда Карпов спокойно доигрывал партию.

Мне же пришлось рассчитывать лишь на себя. Вернувшись в Олимпийскую деревню, я обнаружила оба крестика. Один лежал на тумбочке, другой — в ее верхнем ящике. И сразу же надела дочкин крестик и не снимала его до конца Олимпиады».

«Интересно, а с бронзовой медалью вас поздравляли товарищи по команде, тренеры или вам больше сочувствовали?» — спрашиваю у Лебедевой.

«Те, кто заходил ко мне в комнату, поздравляли, — ответила Татьяна. — Но я сама себя судила. Ночью просыпалась, смотрела на бронзовую медаль, лежавшую на тумбочке, и думала, что это сон, что все еще можно исправить, что можно еще выиграть тройной. Но… мечты, мечты... Чтобы их воплотить в жизнь, придется пахать еще четыре года. “Да у тебя есть шанс выиграть “золото” через четыре дня, а не через четыре года, — сказал мне тренер на следующий день после поражения в тройном. — Ирина Привалова ведь тоже ни разу не побеждала на Олимпиадах в своей коронке — в спринте, зато выиграла 400 метров с барьерами, где от нее никто не ждал победы. Иди, настраивайся на прыжки в длину. Там у тебя может всё сложиться!” А я в ответ твердила свое, мол, не нужна мне эта медаль…

Мое настроение улучшилось, когда я получила электронное письмо от одного из моих преданных болельщиков, который подписывается Лев Зайцев. Мы никогда с ним не виделись. Но мне кажется, что этот человек знает мою психологию, строй моих мыслей, знает, что со мной происходило и происходит. “Ты такая замученная прыгала, такая уставшая, у тебя вообще никакой радости не было, — написал он на этот раз. — Ты что?.. Надо выходить в сектор и улыбаться. Выходить с таким ощущением, что идешь получать зарплату“. Мне стало смешно от этих слов. И я подумала, что обязательно вспомню об этом совете, когда буду прыгать в длину. Так и сделала — на каждую попытку выходила с улыбкой, причем не с натянутой, приклеенной, а с искренней. Я просто вспоминала тот момент, когда иду в кассу и получаю зарплату. И всё получилось, всё удалось. Я порадовала тренера, своих близких, друзей и болельщиков, выиграв олимпийское золото, как и Привалова в Сиднее, в новой для себя дисциплине, где от меня такой прыти никто из соперниц не ждал».

«Улыбайтесь широко и открыто, и ваша жизнь изменится к лучшему», — потом прочтет она в книге одного американского психолога и с благодарностью подумает о своем верном болельщике, что помог избавиться от чар то ли колдуньи, то ли ведьмы. И неважно, сам ли он пришел к этой мысли или позаимствовал в умной книге.

«Наверное, это теперь ваш девиз: “Улыбайтесь и выигрывайте!” — заметил я.

«Это скорее ключ к самонастройке, — ответила Лебедева. — Если следовать этим словам, то, надеюсь, никакие ведьмы не будут страшны. Ну а девиз у меня такой же, как и у Карла Льюиса, которым я всегда восхищалась. Подписывая мне свою книгу, восьмикратный олимпийский чемпион сделал короткую надпись: “Успехов тебе, Татьяна, и никогда не сдавайся!” В этих словах кроется большой смысл. И когда мне бывает трудно, я всегда повторяю их».

Если она поймает кураж, ее не остановить, не обыграть. Ее решительный взгляд перед прыжком, как у волчицы, выбравшей свою жертву, ее боевая расцветка волос — всё это впечатляет.

Новую прическу Татьяна сделает накануне отлета в Пекин. И я уверен: она вновь всех приятно удивит. И прической, и улыбкой на старте, и своими результатами.

Евгений БОГАТЫРЕВ