Печать
Просмотров: 689
Повторение пройденного, или Еще раз о пользе чтения

Время от времени я встречаю в самых разных изданиях любопытные факты, относящиеся к темам, которые я затрагивала в разных номерах «ФиС».

Например, уже после того, как вышел № 9 «ФиС» за 2005 г. с моей статьей «Доброта как фактор поднятия иммунитета», в которой шла речь о благотворном воздействии домашних животных на своих хозяев, я прочитала в одной газете ответ врача на вопрос читателя, каков риск подцепить какую-либо заразу от своей собаки. В ответе было 10—11 пунктов, и в каждом шла речь о конкретном заболевании. Казалось бы, приговор ясен — никаких собак в доме! Но самый последний пункт меня поразил. Цитирую по памяти, но почти дословно: «А вообще-то, как показывает мой опыт, те, кто искренне любит своих собак, никогда и ничем от них не заражаются».

И еще больше я удивилась, совсем недавно прочитав в газете о том, что в Великобритании для испытания новых антигельминтных препаратов поросят заражали разными видами гельминтов (глистов). К изумлению экспериментаторов, одного поросенка так и не удалось ничем заразить. Они смогли объяснить это лишь тем, что среди всех поросят он был самым веселым и добрым! Как жаль, что нельзя прочитать официальный отчет о результатах этого эксперимента: интересно, как можно определить степень «веселости» и «доброты» поросенка?! Ведь про человека мы можем уверенно сказать, веселый он или нет, добрый или не очень, но затруднимся дать этим качественным категориям точные количественные критерии. А тут речь о поросенке... В упомянутой выше статье я писала о благотворном влиянии доброты на людей, но о животных с этой точки зрения никак не думала.

В окончательный текст еще одной моей статьи «Забота о своем здоровье — альтруизм или эгоизм?» («ФиС», 2006, № 5) не вошла ссылка на фундаментальный научный труд «Эгоизм и альтруизм», вышедший в 1998 г. за рубежом. Эта книга обобщает результаты исследований по эволюционной биологии, философии, антропологии и психологии и затрагивает не столько психологические аспекты жизни отдельных людей, их различных объединений и современного общества в целом, сколько роль эгоизма и альтруизма в эволюционном развитии разных биологических видов и популяций — объединений особей этих видов. Я вспомнила об этой книге потому, что в ней с позиции теории эволюции говорится о том, что альтруистичное или эгоистичное поведение представителей биологического вида влияет на его выживаемость и репродуктивные возможности. Это явление биологи-эволюционисты называют естественным групповым отбором — формой естественного отбора, с которым мы знакомы со школьной скамьи.

Прошу прощения за чрезмерный академизм и употребление сугубо научных терминов в популярном издании, но уж очень важными мне показались концепции, рассматриваемые в этом фундаментальном труде, который рецензенты назвали «одной из самых важных публикаций 1990-х годов». Вот еще одно понятие оттуда: «эволюционные альтруисты» — особи, которые внутри группы себе подобных (семьи, стаи, стада и т.п.) ведут себя так, что способствуют более высокой приспособленности к условиям существования других особей — и тем самым всей группы в целом — за счет самих себя. По мнению ученых, это происходит инстинктивно, независимо от того, думают или чувствуют что-либо при этом сами особи с таким поведением. Иными словами, даже в самых глубинных природных процессах, миллионы лет протекавших без влияния человека, заложены основы альтруизма.

К чему это я? А к тому, что, часто думая о роли альтруизма, эгоизма и их соотношения в нашей жизни, прихожу к выводу, что если у животных есть зачатки альтруизма, помогающие выживанию вида в целом, то в человеческом обществе альтруизм — еще более важная составляющая нашего успешного существования на всех уровнях — от видового до индивидуального.

В статье З. Белкина «С удовольствием и пользой» («ФиС», 2007, № 12) говорится примерно то же самое, только более простым языком. И я целиком согласна с его словами: «Существует только один способ взрастить здоровым следующее поколение — это самим культивировать здоровый образ жизни. Правила его просты: любовь в семье, любовь к здоровой пище, любовь к физической культуре, закалке».

Может, эволюционные альтруисты в наших сегодняшних условиях — это те, кто честно, с достоинством делают свое дело, независимо от величины зарплаты, руководствуясь непопулярным сегодня принципом «Кто же, если не я?» кто заботится о своих близких, просто любит и уважает людей? Это учителя и врачи в обычных, а не коммерческих школах и больницах, библиотекари, музейные работники, ученые и многие другие, кто выполняет свой долг перед самим собой, потому что иначе не может. Нынешнее и будущее благополучие общества во многом основано на недополучении ими их личного благополучия.

В рамках «Стадиона здоровья» это означает то, что я, с уважением относясь к тем, кто поддерживает высокий уровень собственного здоровья путем длительных тренировок, жесткого распорядка дня и т. д., все же больше уважаю тех, кто то время, которое мог бы потратить на себя, тратит на других, часто не требуя ничего взамен.

Я уже писала («ФиС», 2005, № 9), что провозглашаемый ныне курс на личный успех любой ценой, зачастую за счет благополучия других, считаю бедой для нашей страны, добавившейся к нашему традиционному неуважению к жизни во всех ее проявлениях. К сожалению, за прошедшие два года ситуация мало изменилась: мы по-прежнему в основном не уважаем ни себя, ни других, ни чужие здоровье и жизнь, ни свои.

Впрочем, кое-что обнадеживающее все же появилось, пусть и на бытовом уровне. Например, я заметила, что при входе и выходе из метро люди (особенно молодежь, традиционно обвиняемая в невежливости) гораздо чаще стали придерживать дверь, чтобы она не стукнула идущего сзади. Раньше я не раз отскакивала в самый последний момент от тяжелой двери, со всего маху двигающейся на меня. Сама я придерживаю за собой дверь автоматически, на уровне рефлекса, и не понимаю, почему этого не могут делать другие, ведь это же так легко и необременительно, но так приятно окружающим...

Еще один обнадеживающий пример. Мой дом стоит на улице с довольно оживленным движением, светофора рядом нет. Чтобы перейти улицу, раньше приходилось лавировать между несущимися машинами или долго ждать, когда их поток иссякнет. Но вот и в этой ситуации за последние год-два я все чаще вижу, стоя у перехода, что машины притормаживают, а водители машут рукой, приглашая переходить. Прежде такое со мной бывало только в других странах.

Кстати, известно, и я это подтверждаю, что за рубежом можно безошибочно вычислить наших граждан по тому, как они норовят поскорее перебежать улицу, если зеленый свет для пешеходов погас, а они не успели уйти с проезжей части. Ведь у нас именно так обычно и надо — убегать изо всех сил, как только машинам дадут зеленый свет.

Справедливости ради должна заметить, что и пешеходы наши тоже часто проявляют неуважение и к автомобилистам, и к самим себе. Как-то в Париже, стоя в большой толпе пешеходов, ждущих зеленый свет, я увидела, как два человека побежали через улицу на красный, создав очень рискованную ситуацию. Я только подумала об этом, как стоящий рядом со мной человек сказал по-русски своему спутнику: «Ну, раз на красный полезли, это точно наши!» К сожалению, мы оба угадали: через полчаса я встретила нарушителей на улице, они громко разговаривали по-русски.

Возвращаясь к теме альтруизма и эгоизма применительно к проблемам здоровья, скажу еще, что я не раз думала о том, что проповедование идей здорового образа жизни в последнее время стало своего рода бизнесом. Появилось немало людей, пишущих на бумаге или в Интернете о своем опыте обретения или сохранения здоровья и призывающих последовать их примеру. И вот тут я захожу в тупик: я не могу ответить сама себе на вопрос, какая доля населения нашей (или любой другой) страны может «профессионально» вести здоровый образ жизни, не подрывая основы ее существования. Рассуждала я примерно так. Допустим, один человек решил вернуться в лоно природы и жить в свое удовольствие, поселившись на своей земле и питаясь плодами рук своих. Прекрасно, уверена, что жизнь его станет лучше, здоровье укрепится. А если вся его семья станет жить так же? А их друзья и последователи? Тоже хорошо, можно порадоваться за них всех. Ну, а если все население страны кинется жить в свое удовольствие? И не будет больше, к примеру, ни армии, ни врачей, ни строителей, ни учителей, ни летчиков и т. д. — все будут жить на природе, заниматься собой, питаться натуральной пищей и т. д. Развалится ли в этом случае страна? Вопрос риторический.

Значит, все 100% населения не смогут жить здоровой, естественной жизнью, даже если бы захотели этого. А половина? Боюсь, что тоже нет. А треть, четверть, пятая, десятая часть? У меня нет ответа. Я не знаю, сколько человек смогут жить в свое удовольствие и в согласии с природой, а сколько будут вынуждены их обслуживать, проявляя своеобразный, модернизированный, вариант эволюционного альтруизма, но не отдавая себе в этом отчета.

Еще одна цитата из статьи З. Белкина: «В норме жизнь должна проходить под знаком удовольствия как награды за правильное поведение». Не получится для всех такой нормы — работать надо. А в любом обществе нужной, но нелюбимой для большинства людей работы, как мне кажется, куда больше, чем любимой. Кто-то ведь и ее должен делать.

Поэтому я всегда обращаю внимание на те истории успеха в борьбе за здоровье, герои которых или много работают, или имеют большую семью — словом, сосредоточены отнюдь не на самих себе. И в этих историях непременно фигурирует доброе отношение к окружающим. Все так или иначе, но пишут об одном и том же — об изменении сознания, о доброте, любви и милосердии. Похоже, что изменение сознания, выработка позитивного мышления, доброго взгляда на мир — непременное условие для улучшения здоровья. И это важно на всех уровнях — от отдельного человека до нации или государства. Позитивное мышление — вот то, чего, как мне кажется, в нашей стране катастрофически не хватает. Но как этого достичь — в следующей статье.

Ирина УТКИНА, кандидат биологических наук