Печать
2007 г.
№ 9
Просмотров: 988
Я — валеолог

Уважаемая редакция! Мне 25 лет, у нас с мужем два сына, старшему — четыре года, а младшему — два. Я пока не работаю, поскольку детки наши слабенькие, постоянно болеют, кашляют и температурят. Мы уже отчаялись бороться с их бесконечными простудами и ОРЗ, но недавно приятельница принесла нам № 8 журнала «ФиС» за 2006 г., где напечатано письмо Надежды Волгиной из поселка Африканда Мурманской области.

Она пишет о том, что спасла свою полуторагодовалую дочку от пневмонии, применив рекомендации врача Натальи Полонской, автора статьи «Послушайте валеолога», опубликованной в «ФиС» в 1989 году. Более того, статью Полонской до сих пор передают из рук в руки, и ее простые и доступные советы помогли не только дочке Надежды Волгиной, но и многим другим часто болеющим детям. Письмо Надежды нас вдохновило, у нас появилась уверенность в том, что и мы с мужем сможем укрепить здоровье своих малышей. Я сходила в библиотеку, но там подшивка «ФиС» за 1989 год не сохранилась. Очень вас просим, напечатайте еще раз статью Полонской, мы уверены, что она сослужит добрую службу очень многим родителям. Будем ждать публикации с нетерпением, на «ФиС» мы уже подписались!

Вероника САЛЬНИКОВА, г. Ухта

Дорогая редакция! Выписываю «ФиС» более 20 лет. И не перечесть, сколько раз он нас выручал! Мои дети, когда были маленькие, часто болели, не вылезали из простуд, но тогда справиться с ними помогли советы из журнала «ФиС», в частности, замечательная статья Натальи Полонской «Послушайте валеолога». А теперь вот внуки у меня появились. Увы, они тоже постоянно хворают, то у них насморк, то кашель. Очень жалею, что статья Полонской не сохранилась, сейчас нам не помешало бы освежить в памяти ее рекомендации. Может быть, вы выручите нас еще раз, повторно напечатав эту статью?

Ираида СЕВЕНКО, г. Псков

В мае этого года нашему журналу исполнилось 85 лет. За эти годы на его страницах было опубликовано немало интересных и полезных статей, и нам очень приятно, что многие из них живут долгой жизнью и по-прежнему нужны людям. По просьбам читателей мы уже повторили письмо Генриха Эппа «Тысяча приседаний» и статью Людмилы Михайловой «Жизнь с новым суставом», а в этом и последующих номерах мы опубликуем статьи Натальи Полоской «Я — валеолог» и «Послушайте валеолога».

Я — ВАЛЕОЛОГ

После мединститута я работала педиатром в отделении патологии новорожденных одного из Киевских родильных домов. У меня создалось впечатление, что совершенно здоровых беременных женщин нет, а здоровый, жизнеспособный новорожденный ребенок — редчайшая радость. Позже, работая на участке, бывая в детских дошкольных учреждениях, я постоянно испытывала глубокую неудовлетворенность: подавляющее большинство детей болело, путь их к нездоровью можно было предугадать.

Не избежала этой участи и моя дочь. Все было типичным: ясли, частые ОРЗ: сначала были насморк и кашель, затем к ним присоединились аллергический компонент в виде бронхоспазма, гнойный гайморит, хронический тонзиллит и аденоиды. Смотреть на задыхающегося ребенка было невыносимо, а физиотерапия, антибиотики, прокалывания гайморовых пазух, удаление миндалин и аденоидов результатов не дали. Девочка болела практически все время. Постоянная кислородная задолженность сказалась и на нервной системе — дочка была очень возбудимой, трудно засыпала, кричала во сне, быстро уставала. И ее внешний вид был типичным: постоянно открытый рот, выделения из носа, кашель, бледность, «синяки» под глазами.

Жизнь превратилась в мучение, терзали страх за ребенка и чувство безысходности. Я готова была схватиться за любое чудесное средство, лишь бы помочь ребенку. Чудо вошло в нашу жизнь в виде незнакомой старушки. Мы ехали летом в трамвае, дочка была одета, как всегда, в шерстяную кофту, колготки и косынку, из носа льет, кашель душит. Старушка посмотрела на мою Татьяну, покачала головой и пожурила меня, мол, до чего довела своего ребенка. Она сказала коротко, как отрезала: «На траву росную ее надо», и вышла из трамвая. Я ухватилась за эти слова, как за спасение. До сих пор благодарю судьбу за эту встречу, за то, что поверила безоговорочно старому человеку. Эта встреча перевернула всю мою жизнь.

Каждое утро первым поездом метро возила я Танюшу в парк на берегу Днепра, раздевала ее до трусиков, бросала мяч в высокую траву, и ребенок играл там, весь мокрый, но веселый и жизнерадостный. В первые же дни снизилась температура тела (а она в последнее время постоянно была повышенной). Потом уменьшились и совсем исчезли кашель и насморк, появились светлые промежутки между очередными заболеваниями. Я поверила в этот метод и стала искать нужную литературу. К счастью, попалась книга Себястьяна Кнейппа «Мое водолечение» (см. «ФиС», № 8, 1996. — Ред.). Передо мной как будто горизонт раздвинулся, я увидела, что кроме классических методов лечения есть и другие, не менее эффективные.

Вскоре мне повезло вторично, я перешла работать врачом лечебной физкультуры в отделение восстановительного лечения при детской поликлинике. Решила стать врачом-валеологом — специалистом по здоровому образу жизни. Стажировку проходила в Москве, у известных профессоров, где постигала искусство массажа и лечебной физкультуры, обучалась методике закаливания и обучения плаванию грудных детей. Это был особый мир, мир откровений и надежд. Теперь я не воспринимала болезни как нечто неизбежное в детском возрасте, я видела путь борьбы с ними, путь к здоровью.

Моя дочка уже осенью начала кататься на коньках и учиться плавать в бассейне. И я заметила, что чем больше она встречается с холодом (мокрый лед, снег, вода), тем крепче становится, тем реже болеет и быстрее выздоравливает. Конечно, это пришло не сразу, но мы не отступали, верили в победу и победили. Ребенок перестал болеть.

Жизнь моя сложилась так, что я переехала в Днепропетровск с семьей — дочерью и 3-месячным сыном. Дочка росла здоровым ребенком, занималась спортом, болела 1—2 раза в год, а вот здоровье сына вызывало тревогу: перинатальная энцефалопатия с судорожным синдромом. Врачи запретили сыну заниматься плаванием и закаливанием, в то же время и болеть ему было нельзя, любая инфекция обостряла заболевание.

Да и мое здоровье после повторных родов основательно пошатнулось — сказались отсутствие систематических физических тренировок и переедание. Стало прихватывать сердце, появились одышка и отеки. Выбора у меня не было: пришлось переходить на здоровый образ жизни. Теоретически мне многое было уже известно, а вот как практически к этому здоровому образу жизни перейти — задача со многими неизвестными.

И тут мне повезло (в который раз!): я встретилась с людьми из городского ювеноклуба — клуба здоровья. Познакомилась с системами Шаталовой, Брэгга, Шелтона, способами психофизического самосовершенствования. А сколько нового я узнала о лечебном действии холода! Узнала и начала проверять на себе. Теперь лечение холодом стало нормой жизни в нашей семье, привычной, целительной.

Начала я с босохождения по комнате, помня, что ноги и нос взаимосвязаны регуляторными системами. Это было в феврале, в морозы до —15—20 °. Глядя на меня, и дети с удовольствием разулись. Значит, не обязательно ждать лета, чтобы начать закаливание, главное — поверить, что это необходимо твоему организму. Я и раньше замечала, что маленькие дети стараются любым способом избавиться от обуви и колготок, стаскивают с себя ползунки. Но куда им тягаться со взрослыми — мама таким хитрым узелком шнурочки затянет, что малыш ни за что не развяжет!

Пользовались мы и свежевыпавшим снежком на балконе, топчась по нему босыми ногами, и ледяной дорожкой из мокрого полотенца (замораживали его в холодильнике), и ноги обливали холодной водой после теплого душа. Старались на контрастах работать — из тепла в холод.

Еще в Киеве, обучая родителей по официальным инструкциям Минздрава, я замечала, что очень немногие семьи при постепенном снижении температуры доходят до холодной воды. Ребенок заболеет, закаливание прекращают и начинают вновь через 1—2 недели после выздоровления с более высоких температур, чем та, на которой закаливание прервалось. Получалось «шаг вперед, два назад», а цель оставалась недостижимой.

Что я могла тогда предложить? Нарушать инструкцию? И вдруг в 1983 году привезли из Москвы книгу Бориса Толкачева «Физкультура против недуга» (см. «ФиС», № 10 и № 12 за 1994 г.; № 3 и № 6 за 1995 г.; № 11—12 за 2002 г. — Ред.). Я благодарна этой книге, хотя и не со всеми ее положениями согласна. Появилась возможность продолжать водные процедуры и закаливание даже во время заболевания. Эта методика сразу дала ощутимые результаты. Выздоровление детей после респираторных заболеваний ускорилось: они стали болеть 3—4 дня вместо 10—14 дней. А главное, появилась возможность дойти до цели — до холодных обливаний. В последующие годы я начала широко пользоваться методикой контрастного закаливания и как лечебного средства.

Начала, как всегда, с себя. Заболела гриппом, температура 38 °, ломота во всех суставах, чихаю. Делаю 2—3 раза контрастный душ, и на следующий день иду на работу здоровой. Конечно, наивно думать, что только одно закаливание подарит здоровье. У нас в семье выработался целый комплекс мероприятий: дыхательная гимнастика, точечный и общий массаж, промывания носа, хождение босиком по полу, мытье ног холодной водой после теплой ванны, полоскание горла холодной водой, точечный массаж по Уманской (вычитанный в журнале «Физкультура и спорт»). Вот то немногое, что мне удается пока применить в своей семье. И результат сказался очень быстро, за один год дети перестали болеть, а ведь сын только начал посещать детский садик. Исчез хронический гайморит у дочери, сын более 1—2 дней не болеет, а я не болею совсем.

Наталья ПОЛОНСКАЯ

«ФиС», № 12, 1988 г.

Продолжение следует