Спрашивайте — отвечаем

Уважаемая редакция!

Два года назад в вашем журнале прочитала о трудной судьбе мастера выездки Елены Калининой. После того как молодая, необъезженная лошадь выбросила ее из седла, да еще наступила копытом на лицо, шансов уцелеть у девушки было немного. Поразительно, как стойко она перенесла многочисленные операции и как потом не просто вернулась в спорт, а сумела добиться мирового признания. Но в последнее время я не встречала ее имени среди победителей престижных турниров. Неужели что-то опять приключилось с Леной?

Т. Гаврилова, г. Кострома

Мы уже писали в журнале и о всаднице Елене Калининой, и о футболисте Дмитрии Лоськове. Отчего же сейчас  вновь возвращаемся к ним? Потому что об этом попросили наши читатели.

Елена и Онегин

Конный спорт — единственный вид спортивной деятельности, успех в котором зависит не только от человека. Прежний партнер Лены, конь по кличке Манхэттен, был своенравен и даже строптив. В хорошем настроении он мог прокатать программу на пять с плюсом, ну а в плохом — сорвать все основные элементы. Этакий конь настроения, этакий свободный художник. Одним словом, полная противоположность самой Лене. Вот и пришлось ей искать нового партнера. И тут удача улыбнулась спортсменке. За те жизненные передряги, удивительную стойкость, редкостную преданность своему делу судьба подарила Лене феноменального коня, какие рождаются так редко на веку.

Футбол Валерия Газзаева

Для того, чтобы создать команду ЦСКА образца 2005 года, тренеру столичных армейцев Валерию Газзаеву пришлось, можно сказать, стать на горло собственной песне, пересмотрев свои взгляды на построение командной игры. Для него — лихого джигита, всегда искавшего счастья в атаке, было, казалось, немыслимо строить игру от обороны. Но чего не сделаешь во имя победы!

Впрочем, мало кто надеялся, что Газзаев способен так кардинально поменять свои взгляды на футбол, так вырасти как тренер. Сужу об этом и по реакции моих коллег и рядовых болельщиков на публикацию в нашем журнале очерка “Лезгинка Газзаева” (“ФиС” № 3, 2003 г.), в котором я выражал веру в него. В звонках и в письмах в редакцию звучала критика Газзаева от тех, кто понимает толк в игре, дескать, он, вряд ли добьется большого успеха, поскольку в век футбольного прагматизма продолжает оставаться романтиком. И хотя тогда, в 2003-м, ЦСКА под началом Газзаева выиграл золото российского чемпионата, год для него закончился хуже некуда: сначала Валерий Георгиевич лишился (напомню, добровольно) поста главного тренера сборной страны, а потом был уволен из ЦСКА. Причина? Неудачное выступление в отборочных матчах Лиги чемпионов и как следствие — финансовые потери клуба. Скептики и маловеры решили, что с Газзаевым покончено. Согласитесь, у них были для этого основания..

Впервые я побывал на тренировке у Газзаева-футболиста аж в 1976 г. на тренировочной базе столичного “Локомотива” в подмосковной Баковке и сразу же обратил внимание на этого технаря, способного в одиночку обыграть полкоманды. Честолюбивый парень выделялся и техникой, и азартом, и задиристым характером, но так до конца и не наигрался, не реализовал полностью себя как игрок в футболе. Из таких людей, не утоливших жажду победы, и вырастают тренеры-победители.

Стол заказов

Заведи себя «Ключом»

В редакцию “ФиС” пришло адресованное мне письмо, его автор, Виктор Меньшиков из Омска, пишет: “С интересом читаю в журнале о вашей методике саморегуляции “Ключ”. Но вот о чем я подумал: обучаясь саморегуляции с помощью той же йоги, аутотренинга, медитации или вашей методики, не обедняем ли мы себя эмоционально? Не может же нормальный человек все время пребывать в состоянии душевного благоденствия”.

Мне нередко задают подобные вопросы. Аргументы выдвигают примерно следующие: “Каждый человеческий опыт индивидуален, это процесс интимный. Чтобы обрести культуру чувств, человек должен испытать не только счастье, но и душевные драмы, потрясения, мучительные сомнения… А человек эгоистичен (если вспомнить, что писал о “разумном эгоизме” Чернышевский), научившись гасить чувства, приносящие страдания, он немедленно попытается от них избавиться. И тем самым придет в противоречие со своей собственной природой как существа духовного”.

Итак, не станем ли мы похожими на созданного причудливым воображением Гёте Гомункула, на того полуребенка-полустарика, который утомлен опытом и мудростью, не начиная жить; который знает всё, видит все тайны мира, но защищен от жизни тонким стеклом лабораторий вагнеровской реторты? И как только действительность вторгается в его душу в виде любви, когда вальпургиевой ночью он видит богиню здоровья и красоты, прекрасную, только что вышедшую из моря, и летит к ее ногам, то реторта разбивается и первая минута его жизни становится минутой смерти.