Печать
Просмотров: 1164

Тибетские монахи лечат радикулит

С гимнастикой тибетских монахов “Око возрождения” я познакомилась в 1996 году. Я и раньше старалась все, о чем читала в “ФиС” и других изданиях, испробовать на себе, а тут такой флер экзотики, полумистической таинственности, который окутывал описание упражнений (не простых, а ритуальных!) и резко усиливал интерес к ним!.. Я немедленно начала разучивать упражнения. Они показались мне необычными, но несложными в исполнении, приятно тонизировали все мышцы, активизировали кровообращение. Однако, не испытав никаких трудностей при освоении гимнастики, я также не ощутила и какого-либо улучшения самочувствия. Наверное, поэтому я на некоторое время потеряла интерес к гимнастике.

Должна сказать, что к тому времени я уже несколько лет принадлежала к славному и многочисленному племени радикулитчиков-остеохондрозников.

Первый приступ радикулита, острой болью пронзивший поясницу во время стирки белья в 1989 году, стал для меня полной неожиданностью и поверг в шок: мне же только 35 лет, я такая спортивная, бегаю, плаваю, хожу на лыжах, езжу на велосипеде и т.д., и вдруг такое! За что, почему?!

Визиты к невропатологу не дали мне ни существенного улучшения состояния, ни объяснения причин, почему все-таки со мной это случилось, при, казалось бы, правильном образе жизни. Позднее я, как мне кажется, докопалась-таки до причин своего радикулита (впрочем, не только его), перевернув гору специальных медицинских и популярных книг по этой теме. Стандартные назначения врача — массаж, мази и растирания — давали небольшое облегчение, снимая лишь острую боль, и то ненадолго. В 1989—1996 годах мне пришлось перенести несколько обострений по 1—1,5 месяца, которые на 7—8 месяцев сменялись периодами затишья, когда острой боли нет, но дискомфорт, ощущение чего-то лишнего в левой части крестца сохранялись.

Я стала искать свой собственный способ лечения, обратившись в первую очередь к гимнастике и висам на турнике. Очень большую помощь мне оказали статьи В.С. Преображенского и других авторов в журнале “ФиС” на эту тему.

Первое знакомство с тибетской гимнастикой пришлось как раз на относительно спокойный, безболезненный период.

Но в ноябре 1996 года началось новое обострение, да такое сильное, что я вновь, после перерыва в несколько лет, решила обратиться к врачу. На сей раз мне были предложены новокаиновые блокады с интервалом в несколько дней. После первой блокады я чувствовала себя нормально два или три дня, потом острая боль по ходу седалищного нерва при сидении или длительном стоянии возобновилась. Я с нетерпением дождалась второй блокады, но после нее мне стало лучше лишь до утра следующего дня. А эффект от третьей блокады был таким небольшим, что я уже по дороге домой (я стою на учете в ведомственной поликлинике, расположенной в полутора часах езды на трех видах транспорта от моего дома) почувствовала себя плохо — и от вспыхнувших почти с прежней силой болей, и от огромного количества новокаина, впрыснутого в мой организм. Но, как мне сейчас кажется, тяжелее всего было чувство отчаяния и безнадежности. И тут-то, еле переставляя больную левую ногу по залитому ноябрьской жижей из мокрого снега и грязной воды асфальту, с кружащейся головой, я почему-то вспомнила о тибетской гимнастике. Почему я подумала именно о ней, хотя знала много других комплексов для лечения и профилактики пояснично-крестцового остеохондроза? Теперь это кажется мне наитием свыше.

Утром следующего дня я стала выполнять все пять ритуальных упражнений комплекса (всего их шесть, как известно, но шестое я никогда не делала). Было больно и до упражнений, и при их выполнении, и после, но я терпела. Число повторений увеличивала постепенно, начиная с 3—5 и прибавляя по 1 разу в неделю. Позднее, знакомясь с впечатлениями от этой гимнастики других читателей “ФиС”, я с удивлением отмечала, как трудно многим давалось первое упражнение — вращение по часовой стрелке. Для меня оно было самым легким. Не сомневаюсь, что я сразу же могла бы сделать 21 вращение без каких-либо последствий, но все-таки я сумела убедить себя не делать этого и число повторений первого упражнения увеличивала наравне с остальными четырьмя.

Примерно через месяц почувствовала, что мне больно только при выполнении упражнений, а в обычной жизни, даже в положении сидя, уже не испытываю болей. Еще через 3—4 недели заметила, что безболезненно выполняю первое и третье упражнения, а остальные три все-таки вызывали острую боль в типичных для радикулита точках. Еще примерно через месяц болезненным осталось только пятое упражнение. И вот через полгода, в мае 1997-го, я в одно прекрасное — именно прекрасное! — утро поняла, что уже и пятое упражнение (кстати, самое любимое с первого дня занятий, несмотря на боль) совершенно не вызывает боли. Наконец-то мне удалось войти в безболезненный период, продолжающийся до сих пор!

Осознав, что одолела так изводивший меня недуг, я еще некоторое время продолжала выполнять эти упражнения. Многие отмечают, что они бодрят, тонизируют, способствуют ясности мышления, хорошему настроению. Кто-то пишет, что регулярные занятия этой гимнастикой приводят к уменьшению седины. Еще довольно много свидетельств того, что упражнения тибетских монахов помогают уменьшить вес. Всему этому я охотно верю, хотя и не испытала на себе в полной мере этих эффектов. Просто я была тогда достаточно молода и энергична, поэтому все это было для меня не актуально.

Почему я перестала делать эти упражнения, раз они мне так помогли? С удовольствием продолжала бы их делать и дальше, но даже хорошее приедается, а тут, видимо, пришел очередной номер “ФиС” с чем-то новым и интересным, захотелось и это попробовать, ведь все сразу выполнять невозможно. Но если вдруг опять сразит меня радикулит, непременно начну делать эти упражнения снова. Впрочем, садясь за написание этих заметок, я взяла с полки книжку из серии “ФиС: Золотая Библиотека Здоровья”, посвященную гимнастике тибетских монахов, перечитала описание упражнений, сделала каждое по нескольку раз. Какие все-таки замечательные упражнения! Пожалуй, начну их делать снова и не буду ждать радикулита.

Ирина Уткина, Москва