Печать
Просмотров: 1929

Где тебя носило?

Урок географии

 Ровно 8 лет назад давний подписчик нашего журнала Владимир Кочетков прислал нам статью на тему, как подтянуться на одной руке (“Кульбит Пифагора”, “ФиС”, 1997, № 3). Затем что не год учитель географии из поселка Сурское Ульяновской области поражал нас своими географическими открытиями. Оседлав велосипед, он объездил пол-Европы, проторил путь из европейской России в Азию через Уральский хребет, совершил велопробег от Белого до Черного моря, предпринял экспедицию по Китаю, пересек США и Австралию. Настоящая кругосветка на велосипеде, причем в свободное от работы время. Лишь Африка, Южная Америка да Антарктида остались пока необъезженными.

На страницах нашего журнала Владимир делился впечатлениями от своего похода, давал полезные советы, немало других читателей захотело последовать его примеру. Кочетков доказал: воплощение мечты в реальность — дело непростое, но выполнимое.

“Если человек постоянно и сильно чего-нибудь хочет, постепенно все обстоятельства складываются в его пользу. Теперь я безоговорочно верю в это утверждение” — это его слова. Главное — не останавливаться.

У поэта Маршака есть эпиграмма о чемодане, который побывал во многих странах, но все ж остался чемоданом. Это не про Кочеткова. Выбранная им дорога совершенствовала его как личность, выявила скрытые способности. Когда семь лет назад мы готовили статью о его первом великом путешествии — по Европе, только диву давались, как живо и интересно звучал рассказ в его устном изложении и как невыразительно и тускло — на бумаге. Пролетели годы и километры, и те, кто читал отчет Кочеткова о путешествии по Австралии, согласятся, насколько занимательно он написан.

Пройденный путь позволил по-другому, в ином ракурсе взглянуть на мир и его проблемы, познакомиться с интересными людьми. Широта кругозора оказалась географическим понятием. Теперь Кочетков поставил цель встретиться с министром спорта Фетисовым, потому что придумал, как спасти спорт на селе.

Летом прошлого года Владимир впервые повторился. Он практически заново прошел свой маршрут от Атлантического до Тихоокеанского побережья США. Но на этот раз он отправился в путь не один, а со своими учениками. Семь учащихся сурской средней школы, окончивших 8-е—9-е классы, преодолели с ним более 5250 километров, в том числе сыновья Владимира — Рома и Женя. Ничего подобного история с географией до сих пор не знала. Если прежде Кочетков колесил по Европам без гроша в кармане, то теперь он нашел спонсоров и попросил содействия у индейцев, с которыми подружился в первый приезд. Кочетков поступил как настоящий учитель: познакомил ребят с новым континентом и поставил перед ними трудную задачу, которую им оказалось под силу решить. Они сделали это и вернулись другими людьми. А теперь несколько отрывков из путевого дневника учителя географии Владимира Кочеткова.

— С чего же мы начнем, уважаемый Сайрес Смит?

— С самого начала!

Жюль Верн. “Таинственный остров”

Так трудно начать свой рассказ! Хочется рассказать сразу обо всем. Все кажется важным и нужным. Вот, к примеру, подготовка. Не шутка ведь. Пять с лишним тысяч километров на велосипедах отмахать! Когда такие километры пытается покорить взрослый человек и в одиночку, это непросто. Но когда самому младшему в команде мальчишке на момент старта едва исполнилось 15 лет, тут уж невольно почешешь голову.

Итак, после кропотливой организационной работы и упорной физической тренировки, после того как мы успешно прошли визовые преграды, наша команда вышла на старт. Нам предстояло пройти на велосипедах более 5000 километров, пересечь Северную Америку с востока на запад меньше чем за два месяца, и живыми-невредимыми вернуться домой. Машины сопровождения не предвиделось, весь путь мы должны были пройти на своих колесах, полагаясь лишь на свои собственные силы.

Мы вылетели из Москвы 8 июля рейсом в Нью-Йорк. Для семи человек из нашей команды этот полет — первый в жизни. Двенадцать часов полета, и мы в самом крупном городе США. Первые два дня самые трудные, это я знаю не понаслышке, а по собственному опыту дальних странствий. Нужно где-то разместиться, переночевать, немного адаптироваться, приобрести велосипеды.

Находим подходящее место для ночлега не без труда. Нас размещает у себя в доме один из бывших соотечественников, с которым мы случайно знакомимся на улице. Утром на небезызвестном Брайтоне нанимаем машину, которая вывозит нас за Гудзон. Ура! Индеец-мохавк по имени Бред Милон, с которым была предварительная договоренность о встрече, ждет нас. Он работает пожарником в крохотном городке близ Патерсона. Останавливаемся у него. Ф-фух! Можно слегка перевести дух и не спеша осмотреться.

Вечером закупаем велосипеды. Машины хорошие, марка “Shwinn”. Двадцать одна скорость, колеса по диаметру небольшие, 26 дюймов. Протектор широкий, оттого ход мягкий, едешь, не чувствуя неровностей и кочек. Только седло жесткое, непривычное. Мы ведь тренируемся на обычных “дорожниках”. А тут такая техника! Вечером пробуем уложить вещи на багажники поудобнее. И так и сяк крутим-вертим свои сумки, пока удается найти оптимальное для них положение. Крепим груз резинками. У каждого из нас есть небольшой флажок России, который аккуратно прикрепляется к рулевой стойке. Можно начинать маршрут. Завтра в путь.

Раннее утро. Моросит дождик. Впереди, у самого горизонта вздымаются к небу хребты гор. Аппалачи. Над горами вдалеке висит тучка, обильно поливая водой вершины. Здесь, внизу, дождь похож на густой, плотный туман. Все мальчишки в новеньких куртках, дождевиках яркого желтого цвета. Куртки заметны издалека, и водители идущих сзади машин сбавляют скорость и объезжают нас по широкой дуге. На куртках кроме названия фирмы — спонсора кругосветки крупными буквами написаны по-русски слова: “Москва” и “Россия”. Эти “письмена” привлекают внимание водителя большого пикапа. Стоп. Вынужденная остановка. Приходится долго объяснять ему, кто мы, куда и зачем едем. Минут семь потеряли на этом первом “интервью”. Да, если дело так и дальше пойдет, недалеко мы уедем.

Горы встают сплошной стеной сменяющих друг друга хребтов, но дорога ладно избегает крутых подъемов. Она обходит хребты по долинам рек, давая возможность любоваться красотой вершин, склонов, поросших густыми широколиственными лесами. Когда-то здесь жили индейцы-ирокезы. Некоторые старые деревья помнят, наверное, те времена, когда в их кронах прятались раскрашенные индейские воины, готовые из засады напасть на обоз поселенцев. Именно здесь разыгрывались события, так красочно описанные Фенимором Купером и Джеймсом Кервудом.

Машин мало. Наша трасса — не главная. Основной поток машин идет по параллельной дороге. Можно немного расслабиться. Это ведь мальчишкам одна сплошная радость. Для них и перелет, и беготня по улицам Москвы и Нью-Йорка, и купание в океане внове. Водопад впечатлений. А для меня это ох какой напряженный момент!

Горы вздымаются все выше и выше, а дорога по-прежнему не выкидывает сюрпризов и позволяет держать приличную скорость. Вечереет. Нужно искать место ночевки. С вопросом о местонахождении ближайшего кемпинга обращаемся к мужчине средних лет, одетого в рабочий костюм и копошащегося около своей машины. “О, вы русские! Вот это здорово! Первый раз вижу русских, да сразу столько много! Зачем кемпинг? Вся моя территория в вашем распоряжении”. Вот так просто был решен вопрос с первой ночевкой.

Весь вечер шло интенсивное общение. Фред оказался очень общительным и интересным человеком. Мы стреляли из лука (Фред — лучник, участник какого-то престижного фестиваля), вывесили на территории лагеря флаги — России и США, беседовали на самые разнообразные темы. Для мальчишек это был первый опыт общения на английском языке. Они сразу поняли, что общаться можно. Можно и нужно

В последующие несколько дней мы двигались по штату Нью-Йорк в направлении Ниагарского водопада. Ночевали в кемпингах, на какой-то площадке недалеко от дороги, в лесу, среди вековых деревьев. Привыкали к ходовым качествам своих новых велосипедов. Все ближе и ближе приближался город Ниагара-Фолс, в пределах которого находится один из самый знаменитый водопадов мира.

Дороги в Америке имеют прекрасную разметку, и сплошная линия, которую и называют “трафик лейн”, отделяет обочину от основной проезжей части. Ехать по обочине, отделенной сплошной линией, относительно безопасно, потому что американские водители стараются неуклонно выполнять правила дорожного движения. Кемпинг — это место, где можно остановиться на ночевку. Здесь есть место для палаток, есть душ и туалет. Иногда бассейн, озеро и прочие прелести, которые походному человеку создают полный комфорт. Нам указывают место на специальной лужайке, предназначенной для установки палаток. Быстро устанавливаем свои походные домики. У нас две палатки. Одна старенькая, мы ее называем “рябухинская”. Когда-то давно, еще в прошлом веке (а точнее, в 1999 году), ее подарил нашей команде председатель законодательного собрания области Рябухин С.Н. Она легкая, объемом с небольшой волейбольный мячик, а то и меньше. Один недостаток — дождь ее “пробивает”, приходится полиэтиленовой пленкой накрывать. Другая палатка — современная, нового поколения, с прекрасным тентом, удобными окнами и противомоскитным пологом. Душ, ужин, обсуждение результатов дня, обмен мнениями. Мы сегодня прошли 132 километра. Это пока наш абсолютный рекорд. Молодцы, ребята. Вот что значит тренировка, вот что значит правильная подготовка.

Наутро, покинув кемпинг, устремляемся к водопаду. По мере приближения к нему возрастает напряжение. Даже губы сохнут от волнения! Вот и вход в национальный парк, который снабжен асфальтированными дорожками и многочисленными указателями. Знаки на въезде запрещают движение на велосипедах, приходится везти их в поводу.

С широченного уступа, протянувшегося не на одну сотню метров, с неослабевающим грохотом падает грандиозная масса воды и пытается убежать, вырваться из цепких лап все новых и новых потоков, летящих сверху. Эта борьба, сопровождаемая несмолкаемым грохотом, создает гигантский водоворот, в котором перемалываются камни.

— Ниагарский водопад! — восхищенно кричит мне Саша Медведев. Расстояние между нами всего два шага, но нужно изрядно напрягать голосовые связки, чтобы понять друг друга. — Я ведь его раньше только на картинке видел! Это же чудо!

…Покинув Ниагара-Фолс, целый день потратили только на то, чтобы выехать из Буффало. Крупный городище! Километров двести дорога бежала вдоль озера Эри. Вот и искупаться можно, а то все дома, дома, к побережью так просто не выйдешь, очень уж густо населена эта часть Америки. Но вот что интересно. Зелени столько, аж зависть берет. Чуть лесок обозначился, это уже не просто лесок, это дебри какие-то. Олени на дорогу выходят, хорьки норовят подкрасться поближе, зайцы-кролики дорогу перебегают. Чуть лес кончился, пошли поля, засеянные кукурузой и соей. И опять аккуратные, красивые дома.

Свернули на второстепенную дорожку, ведущую куда-то далеко на юг. Покрытие ее то же асфальтированное, поля обработаны все так же, умелой рукой, как и везде в Америке, но что-то неуловимо изменилось. Что? Навстречу нам попадается конная повозка. Сначала одна, затем еще и еще. Обычная коляска XVIII века. Сидящие в ней люди усиливают наше недоумение. Старинного покроя рубахи и брюки у мужчин. Женщины — в чепчиках и длинных платьях, мужчины в соломенных шляпах с широкими полями, с длинными бородами. Можно подумать, что идет съемка какого-то исторического фильма. Будто объявлен перерыв в съемках, актеры продолжают вживаться в роль, вот-вот появится режиссер и мы станем случайными зрителями еще не существующей картины. Но нет. Из магазина, который находится в самом центре этого небольшого городка, под странным названием Месопотамия, доносится музыка возрастом два-три века.

Мужчина, вышедший из дверей магазина, закрылся рукой от направленного на него фотоаппарата и не спеша направился к своей повозке и лошади, терпеливо ждущей своего хозяина у коновязи. Вслед за ним бегут дети, — видимо, сын и дочь, одетые как Кай и Герда. Покупки уложены в коляске-карете, пассажиры занимают свои места, экипаж трогается с места. Невероятно! Сон какой-то! Кто же это? Абсолютно случайно на наш вопрос отвечает одетая на европейский манер женщина. Вот это кто! Протестанты вроде наших староверов. Они едят только то, что выращивают сами, имеют свои школы, не фотографируются.

…Несколько дней идем с попутным ветром по штату Огайо. В городе Акрон нас лихо выхватывает из толпы репортер местной газеты. Берет интервью, расспрашивает обо всем, фотографирует. Поразительно, но нам удается бойко ответить на все вопросы, несмотря на плохое знание языка. А вообще, беседа эта выглядит крайне смешно со стороны. Восемь человек, то и дело обращаясь друг к другу, пытаются скомпоновать фразу таким образом, чтобы она была понятна американскому репортеру. Наша беседа мигом собирает целую толпу зевак, каждый из которых изо всех сил пытается помочь репортеру понять нас.

…Познакомившись с Долли — хозяйкой кемпинга в Иллинойсе, узнали о ее предках — индейцах-саук. Долли лет шестьдесят с гаком, но она неплохо выглядит, благодаря ежедневным физическим упражнениям и диете. А в Америке диету держать нелегко. Слишком ударно работает пищевая промышленность этой страны. Но тем не менее любой городок имеет свой парк, снабженный спортивными сооружениями, необходимыми для самостоятельных физкультурных занятий. Это и беговые, и велосипедные дорожки, корты, баскетбольные площадки.

В Нью-Йорке, например, целый парк — “Проспект парк”, находящийся в Бруклине, отдан велосипедистам, бегунам, ходокам… Сколько их там! Едут инвалиды-колясочники, причем одетые в спортивную одежду! Крутят руками колеса своих инвалидных колясок вперед и вперед. Мамы бегут, толкая впереди себя коляску с малолетним ребенком, а то и двумя. Бегут очень молодые и очень пожилые, спортивного вида и наоборот.

К слову сказать, мы с товарищем-одногодком бегаем вместе по утрам уже много лет. Бегаем в нашем парке, где длина одного круга 300 метров. Время от времени в парке появляются желающие приобщиться к физкультуре люди. Неделя, две, месяц — и опять мы меряем круги лишь своим дуэтом. Ненадолго хватает вновь появившихся любителей. В чем секрет популярности здорового образа жизни в Америке или Австралии?

Владимир КОЧЕТКОВ

Продолжение следует