Жизнь и учеба в Японии и Китае, погружение в мир восточных единоборств,
поездки в Шаолиньский монастырь и в Тибет…
«Путешествие» читателей по Востоку вместе с Ли Сой продолжается.

Что в имени тебе моем…

Когда ученик поступает в обучение к мастеру ушу, ему дают новое имя — одновременно благозвучное и воодушевляющее. И новичок забывает прошлое (хотя бы на время), целиком отдавая себя новому занятию. А тем временем с ним происходят изменения.

Первые шаги

Путь от моего временного жилища до стадиона Сямыньского университета, где я занималась ушу, пролегал по узеньким искривленным улочкам старого города. Он петлял, взбирался на горку, обрывался вниз со стены, заглядывал в лавчонки и осенялся неизменной улыбкой древней китаянки, сидевшей на крылечке. Все вокруг было непривычным: пронзительно яркое солнце, от которого глаза самостоятельно сужались в щелочки, ароматы, буддийские монахи (обитатели местного монастыря), спокойно разгуливающие по улицам среди бела дня.

Тренировочный ритм также не выбивался за рамки всеобщей необычайности — он был насыщенным и жестким. А еще было у меня новое имя — Ли Са, или «Полная очарования», на которое я теперь отзывалась. И, пока я следовала по своему пути, успевала накрепко позабыть и об усталости, вечной спутнице тренировок, и о том, что я тут иностранка, — я просто сливалась с окружающим миром.

Первые ошеломляющие изменения после смены имени начались почти сразу. С детских лет у меня была уверенность в собственной негибкости и «корявости». Я росла, и множество факторов по ходу занятий в секции гимнастики, кружке народных танцев, на уроках физкультуры в школе говорили мне о том, что я сделана из дерева по образу и подобию Буратино. Сколько бы усилий я ни предпринимала, эта уверенность оставалась (не помогло даже то, что сама села в шпагат в 15 лет). Я была подобна Трусливому Льву из сказки: тот считал себя трусом, хотя на самом деле таковым не являлся.

В Китае же моя «деревянная защита» от посягательств на гибкость тела вдруг бесследно исчезла. Появилась уверенность, что могу попробовать и у меня получится! Это было восхитительно. Я получила новое имя и начала новую жизнь — полную гибкости и новых возможностей.

Привет с далекой родины…

Однажды мое безмятежное существование было прервано появлением на тренировке по «длинному кулаку» незнакомца русского происхождения. Он подошел ко мне и начал без умолку тараторить на самые разные темы. Впрочем, Владимира (так звали моего земляка, москвича, преподававшего в Сямыньском университете русскую литературу) можно было понять: им руководила ностальгия по родине. Он начисто проигнорировал мое новое имя Ли Са и, подобно настырному папарацци, не остановился, пока не выведал мою биографию: настоящее имя, где училась, на какой улице жила, чем занималась.

Последствия не заставили себя долго ждать. На вечерней тренировке я с удивлением почувствовала знакомый привкус былой неуверенности в своих силах. Мое тело вновь одеревенело, и я, как ни старалась, не могла сделать ни одного точного движения.

К счастью, тренировку вел мастер Лин, мой мудрый наставник внутренних стилей ушу. Он внимательно посмотрел на Владимира и сказал ему пару слов по-китайски. Тот поспешно удалился. После тренировки мастер Лин пригласил меня в свой кабинет, где угостил чашечкой зеленого чая и халвой в шоколаде. «Этот человек тебя пугает», — начал разговор мастер Лин. Я кивнула, соглашаясь. «Он мешает тебе тренироваться, — тоном заботливого учителя начальных классов продолжил он. — Чего ты боишься?»

Я ответила, что в присутствии Владимира «погружаюсь в прошлое» и вновь обретаю весь «компот» своих прежних комплексов: бессмысленные тренировки, общую неприкаянность... «Владимир напоминает про меня в юности», — добавила я.

Мастер Лин внимательно наблюдал за мной, и от его взгляда становилось теплее на душе. «Важно не само событие, а твое отношение к нему, — наконец изрек он с улыбкой. — Любое событие само по себе ни плохое, ни хорошее. Оно просто есть. Я ведь этого русского не боюсь».

Убаюканная, я отправилась домой. По дороге одаривала улыбками встречных китайцев и размышляла об отличиях в тренировочных методах.

Китайские тренеры не делали поблажек своим ученикам. Но не потому, что были извергами, а потому, что видели в каждом прежде всего здоровую личность. Не того, кого надо пожалеть и погладить по головке, но человека, отвечающего за свои поступки и желание тренироваться. Они были уверены, что у их учеников все получится, если они будут усердно и прилежно тренироваться. Просто знали это, как то, что за днем приходит ночь. И своим поведением транслировали этот путь самосовершенствования. Правда, оглядываясь назад, хочу сказать, что тренировки были построены крайне разумно и осторожно, с учетом особенностей «европейскости» ученика, но сути дела это не меняло.

Роль же в процессе обучения нового имени, которое дается каждому ученику, предельно простая. Имя «якорит» новичка на новой ситуации, способствующей спокойному и безмятежному процессу тренировок. Процессу, в котором страхи и неуверенность в себе были просто неуместны. Где есть место только для того, чтобы тренироваться с удовольствием.

Мы тоже не лыком шиты

Когда я вернулась из Китая в Москву, то узнала, что техники переименования используются не только на Востоке, но и у нас, в России.

Однажды я случайно познакомилась с системой «Симорон». Она представляет собой сплав мощных как древних, так и современных позитивных психологических техник, с помощью которых возможно изменить свою жизнь к лучшему, влиять на события, решать бытовые проблемы, реализовать желания и мечты, достойно выбраться из сложной ситуации, наладить взаимоотношения с окружающими, избавиться от страхов, стрессов, комплексов и болезней. Сами симоронцы называют себя волшебниками.

Техника переименования занимает в «Симороне» одно из важных мест.

Суть переименования та же, что и у китайских мастеров: изменить свое отношение к обстоятельствам и к себе в этих обстоятельствах. Согласно симоронской теории, человек сам «творец» всех своих неурядиц, а значит, сам может все исправить. Я попробовала переименовываться и обнаружила, что наше российское переименование действительно работает. Очень хорошо оно действует, к примеру, на транспорт, дорожные пробки, на поведение власть предержащих, различные недомогания, отношения с близкими и т.д. и т.п.

Методика переименования очень проста. Когда вам кажется, что вы непременно опоздаете на важную встречу (заболеете еще сильнее, начальник даст нагоняй, а то и уволит с работы, ваш ребенок может получить двойку в четверти, вам никак не удается приобрести нужную вещь), надо просто переключиться со своих негативных представлений о ситуации на что-то приятное. Вместо того чтобы сражаться с ветряными мельницами гипотетических или уже начавшихся неприятностей, проклиная их на чём свет стоит, надо всего лишь вспомнить о том, что вы тут не за этим. Не за тем, чтобы переживать, к примеру, из-за куда-то запропастившегося автобуса, а за тем, чтобы счастливо и вовремя добраться куда следует.

После того как вы вспомнили, кто вы и зачем, нужно придумать себе новое имя (мантру). Имя нужно для того, чтобы не дать привычным сомнениям взять верх над собой и возникшей проблемой.

В качестве нового имени возможно любое приятное событие, явление или любое позитивное действие. К примеру, радующая вас деталь собственного наряда или птичка, поющая на дереве. Ведь птичка, наслаждающаяся жизнью, и не подозревает, что можно куда-то опоздать, да и симпатичный зонтик, так удачно гармонирующий с цветом ваших глаз, также «не знает» о том, что ваш мир катится в тартарары. Новое имя может звучать примерно так: «Я та (тот), что распеваю песни на дереве».

В основе всех симоронских техник лежат чувство юмора, улыбка, позитивное отношение к жизни. Их выполнение напоминает детскую игру в доброго волшебника. Симоронцы вовсю резвятся, придумывая себе самые неожиданные и забавные имена, на полную мощь включая изобретательность и фантазию. К примеру, настоящий симоронец скорее назовет себя «Я тот, что финтифлирует зонтиком», чем «Я тот, что помахивает зонтиком».

Приведу еще несколько необычных имен, придуманных для себя московскими симоронцами: «Я тот, кто подкручивает левый ус Ивану Ивановичу», «Я тот, кто парит в смокинге», «Я пятнистый мармулет, который колбасит хвостом», «Я та, что обучает жирафа испанской грамоте».

Симоронцы вкладывают в новое имя конкретное созидательное действие, совершаемое в настоящем времени: «Я та, кто угощает Васю сметаной». Имени «Я тот, кто ест ягоду земляники» они предпочтут имя «Я тот, кто выращивает ягоду земляники» или «Я тот, кто наливает спелостью ягоду земляники».

Продолжение статьи читайте в нашем октябрьском номере

Тая Ханами

Клуб любителей бега

Физкультура и спирт

На страницах “ФиС” мне уже посчастливилось рассказать о своих взглядах на основные принципы оздоровительной тренировки, главным двигателем которой является любимый мной аэробный бег, а также об особенностях наиболее популярных ныне систем оздоровления, таких, как аэробика Купера, методики академиков Н. Амосова и А. Микулина и т.д. Но тогда речь шла о занятиях более или менее здоровых людей, не имеющих серьезных недугов. Сегодня же мне хочется поговорить о возможности использования оздоровительного бега людьми, страдающими такой тяжкой и, к несчастью, очень распространенной патологией, как хронический алкоголизм, который угрожает стать настоящим бичом для нашего общества.

К сожалению, несмотря на разные модные кодирования и другие способы лечения, алкоголизм практически неизлечим. Поэтому, на мой взгляд, очень интересна история, свидетелем которой я стал в свое время.

В час ночи в квартире моих соседей раздался страшный грохот и вопль: “Помогите, убивают!” Это Женя С. “наводил порядок” у себя дома. В трезвом состоянии Женя — очень обходительный и культурный человек с феноменальной памятью. Он с отличием окончил энергетический институт, работал в НИИ. Но несколько раз в месяц у него случались запои, и тогда он становился буйным и неуправляемым. И так уже много лет.

И вот однажды после очередного запоя я встретил Женю в нашем подъезде и сказал ему: “А не пора ли тебе переквалифицироваться из штатного алкоголика в начинающего бегуна? Возраст еще позволяет и сил невпроворот. (И действительно, человек этот был явно одарен прекрасными физическими данными, которые алкоголь еще не успел уничтожить.) Приходи в наш клуб любителей бега”. Женя посмотрел на меня мутным взором и сказал, что делать там ему нечего, потому что у нас одни старики и инвалиды, а он молодой и очень здоровый. На том и расстались. И вдруг вскоре после этого разговора рано утром на пробежке в парке меня с реактивной скоростью обогнала “торпеда” в черном комбинезоне весом в 105 кг. Как выяснилось, это был Женя, самостоятельно начавший беговые тренировки. Своим приглашением я, видимо, все же “зацепил” его, и он решил доказать, что может не только пить водку, но и бегать быстрее нас, “стариков”. Бегать в одиночестве он решил еще и потому, что стеснялся своего ожиревшего тела.

И что же вы думаете? Через три месяца Женя все же пришел к нам на тренировку, но вес его к этому времени составлял уже 90 кг (при росте 180 см). Кстати, такая стремительная потеря веса вполне закономерна. Когда человек, страдающий ожирением, начинает тренироваться на выносливость (бег и другие циклические упражнения), то именно в первые месяцы происходит быстрая потеря лишних килограммов, особенно если он тренируется неправильно. А Женя тренировался неправильно — бегал каждый день и помногу. Аналогичное произошло и со мной в начале моих занятий, когда в первые месяцы вес упал с 74 до 62 кг. И хотя снижение веса может многих обрадовать, быстрая его потеря все же опасна для здоровья. А вес и при правильно построенных тренировках обязательно нормализуется, только произойдет это плавно и безопасно.

Однако внешнее преображение — не главное в истории Жени. Он и внутренне очень изменился, у него больше не было ни одного запоя. Стал гордостью смоленского клуба бегунов, настоящим марафонцем, блестяще окончил заочно второй вуз (институт физической культуры) и в свободное от работы время начал тренировать одну из наших беговых групп.

Конечно, когда я приглашал соседа в наш клуб, то и представить не мог такого эффекта, хотя очень надеялся на лечебное воздействие бега, иначе и не советовал бы им заняться. Уже тогда мне было известно, что в США существуют специализированные частные лечебницы, где алкоголиков лечат только бегом, и ничем больше. И в 75% случаев получают положительные результаты, что значительно выше, чем при лечении алкоголизма традиционными способами (кодирование, “торпеда”, метод Назарбаева, программа “Детокс” и др.). Потому что во время длительного неторопливого (!) бега гипофиз выделяет в кровь особые гормоны — эндорфины, близкие по своей структуре морфинам и аналогично морфинам вызывающие эйфорию, подавляющие чувства боли, голода и страха, выполняя таким образом роль заместительной терапии у людей с алкогольной и даже наркотической зависимостью и подавляя тягу к отраве. И Женя мне говорил, что, когда у него появлялось острое желание напиться (а эти состояния периодически его беспокоили), он бегал два раза в день, снимая таким образом тягу к алкоголю.

Кроме того, длительная циклическая работа на выносливость (медленный бег, лыжные прогулки, езда на велосипеде, плавание) способствует уравновешиванию процессов возбуждения и торможения в коре головного мозга, что снимает излишнее эмоциональное напряжение и благотворно влияет на психическое состояние человека.

Тренировка на выносливость к тому же “сжигает” излишки адреналина и других гормонов, избыточный выброс которых в кровь при стрессовых ситуациях у алкоголиков и наркоманов провоцирует агрессивные состояния и стремление напиться.

Однако все это не относится к бегу быстрому, спортивному, во время которого выброс в кровь адреналина увеличивается в десятки раз (особенно во время соревнований), а отрицательные эмоции (стартовая лихорадка, боязнь проиграть), тяжелые субъективные ощущения, связанные с утомлением, которое нужно преодолевать, буквально захлестывают спортсмена. Поэтому занятия большим спортом не годятся для профилактики алкогольной и наркозависимости, а, скорее, даже способствуют ее развитию. Хорошо известно, что нередко спортсмены после соревнований для снятия колоссального напряжения прибегают к алкоголю.

Евгений МИЛЬНЕР, кандидат медицинских наук